Home Книги Белоповстанческий мятеж на Амуре и его разгром в 1924 г. - 4. Мобилизация сил на борьбу с мятежниками

Полезные ссылки

Последние обновления

Авторизация



Белоповстанческий мятеж на Амуре и его разгром в 1924 г. - 4. Мобилизация сил на борьбу с мятежниками PDF Печать E-mail
Автор: В.Н. Фомин, К.В. Фомин   
09.03.2011 19:38
Индекс материала
Белоповстанческий мятеж на Амуре и его разгром в 1924 г.
1.Социально-экономическое и политическое положение амурской деревни накануне белоповстанческого мятежа
2. Антисоветская сущность мятежа
3.Развитие белоповстанческого движения в губернии: активные участники и последствия
4. Мобилизация сил на борьбу с мятежниками
5. Участие ЧОН губернии в разгроме повстанцев
6.Отношение амурского крестьянства к мятежу и его участникам
Заключение
Приложение
Примечания
Все страницы

4. Мобилизация сил на борьбу с мятежниками

Как только были получены сведения о переходе границы белогвардейцами и начале мятежа в селах Зазейского района, Амурский губком РКП(б) и губисполком приняли самые решительные меры для его подавления. Отсутствие в Благовещенском уезде достаточного количества частей Красной Армии не позволило командованию войск Амурской губернии немедленно подавить, начавшийся разростаться мятеж. Поэтому первоначально задача его ликвидации была возложена на местные партийные и советские органы. Они по-существу превратились в боевые штабы, развернувшие энергичную деятельность по созданию вооруженных отрядов для отпора мятежникам. Однако, когда на территории захваченных уездов, повстанцы изгнали, а частью уничтожили всех партийных, советских и комсомольских работников, которые могли бы предпринять меры для предотвращения мятежа на местах, положение резко ухудшилось.
В связи с этим решением Амурского губкома РКП (б) и губисполкома от 15 января общее руководство борьбой по подавлению мятежа было возложено на начальника Амурского ОГПУ В.А.Каруцкого. Приказом последнего от 18 января район, охваченный мятежом, был выделен в особый боевой участок с оперативным подчинением всех отрядов, ведущих борьбу в нем, уполномоченному губотдела ОГПУ Ф.И.Безлепкину126. Приказом Амурского ГО ГПУ от 20 января непосредственное проведение операций по ликвидации бандитизма было возложено на командира 5-го Амурского стрелкового полка с оперативным подчинением ему всех сил, ведущих борьбу с мятежниками. В приказе указывалось – объединёнными силами всех отрядов повести решительное наступление на Гильчин и Тамбовку127. Именно эти вооруженные силы в первое время и дрались с мятежниками в местах, охваченных мятежом или в экстренном порядке направлялись туда, где их не было. Благодаря этому, в волостях Завитинского уезда, в частности, в Михайловской и других, прилегающих к Благовещенскому уезду, в которых делались попытки поддержать мятежников, они были подавлены в самом начале.
Однако, когда мятеж стал разрастаться и принимать угрожающие размеры, к тому же, нередко, не зная точно о количестве повстанцев в данном районе, эти отряды, будучи небольшими, естественно, не могли оказать серьезного сопротивления и при столкновении с более сильным противником, вынуждены были отходить. Последующие события показали, что мятеж принял такой размах, что его стало невозможно ликвидировать местными силами. Только после этого руководящие губернские партийные и советские органы Амурской губернии обратились с просьбой к командованию 5-й отдельной Краснознаменной армии срочно направить в губернию воинские части на его подавление. В принятии этого решения они руководствовались тем, что быстрейшая и полная ликвидация всех банд и остатков белогвардейщины, по определению В.И.Ленина, является делом абсолютной общегосударственной важности128. По указанию Дальбюро ЦК РКП(б) и Дальревкома для борьбы с повстанцами были выделены воинские части 5-й отдельной Краснознаменной армии под командованием видных военачальников, героев гражданской войны на Дальнем Востоке И.П.Уборевича, а затем А.И.Седякина129. Понимая какую угрозу краю несет начавшийся мятеж и как важно в этих сложных условиях своевременно принять правильное решение, для общего руководства борьбой по его разгрому Дальбюро ЦК и Дальревком дают указание немедленно создать специальный орган – Военный совет Амурской i-убернии в составе: председатель – командир экспедиционного отряда Ватман, начальник Амурского отдела ОГПУ В.А.Каруцкий, секретарь губкома РКП(б) М.Л.Грановский, председатель губисполкома А.Я.Бабенко, военный комиссар экспедиционного отряда В.Хрусталев. Командиру отряда Ватману подчинялись все армейские части, войска ОГПУ, милиции и ЧОН, действовавшие в районе мятежа130. Решением Военсовета и по приказу командарма 5-й отдельной Краснознаменной армии А.И.Седякина от 18 января, подписанного нач.штабом армии Глаголевым и ПП ОГПУ ДВО Альповым командиром сформированного отряда для ликвидации мятежа был назначен Ватман, военным комиссаром В.Хрусталев, представителем от ОГПУ ДВО В.А. Каруцкий.
21 января в район мятежа были направлены и активно участвовали в его подавлении 3 батальона 5-го Амурского стрелкового полка, 1 дивизион 2-го полка ОГПУ, 4 эскадрона 26-го кавполка, 1 эскадрон 2-й Приамурской стрелковой дивизии, бронепоезда № 12 и № 24, несколько орудий конно-горной батареи Кубанской бригады и другие части. Штабу выделены две радиостанции, наиболее опытные политработники131. Разъясняя необходимость участия воинских частей в подавлении мятежа в приказе войскам 5-й отдельной Краснознаменной армии от 6 февраля говорилось о том, что «белые заграничные организации российской буржуазии и черносотенного офицерства, бежавшие после победы Октябрьской революции в Китай, Японию и др., руководимые бывшими генералами Шильниковым, Сычевым и другими, находящимися в Маньчжурии, отправили в декабре 1923 г. из-за границы организованные банды агитаторов в некоторые районы Дальнего Востока, имея целью поднять кулацкое восстание, которое должно было сорвать налаживающуюся хозяйственную жизнь области, мощь рабоче-крестьянской власти и способствовать возвращению старых царских порядков. Белобандиты избрали Благовещенский уезд Амурской губернии, населенный большей частью богатым казачеством и кулаками, не довольными налогами. В царское время они пользовались некоторыми привилегиями, так как являлись опорой и проводником царской захватнической политики на Востоке, а Советская власть эти льготы справедливо предоставила только беднейшей части населения. В Благовещенском уезде бандиты сразу же проявили свою антисоветскую сущность, развернув подрывную деятельность в широких размерах. В течение трех дней им удалось поднять восстание среди кулацкого населения района, лежащего между Зеей, Амуром, Завитой и железной дорогой, причем в Тамбовке было образовано так называемое «Временное правительство» из местных кулаков и заграничных белогвардейцев, а в Ильинской – «штаб тыла», занимавшегося вербовкой новых бандитов и принудительной мобилизацией части населения не желавшей поддерживать белобандитов»132.
Обращаясь к войскам, отправляющимся на подавление мятежа с разъяснением его причин и сущности, в приказе по войскам 5-й Армии А.И.Седякин писал: «Заручившись» благословением «бывших князей Николая и Кирилла, возглавляющих белую эмиграцию в Париже, поддержкой известного в Сибири казачьего атамана Семенова, белогвардейцы перешли нашу границу и подняли кулацкое восстание в Благовещенском районе Амурской губернии. Бандиты поставили ставку на недовольство налогами части казачества и на этой почве повели широкую агитацию, обещая отмену всех налогов и установление власти во главе с царем. Им удалось занять некоторые села, где было образовано «Временное правительство» из заграничных белогвардейцев и местных кулаков во главе с крупнейшим кулаком Чешевым. Бандиты отслужили благодарственный молебен в честь свержения Советской власти, расстреляли несколько десятков крестьян-бедняков, работавших в сельсоветах, вывесили трехцветные флаги и объявили всеобщую мобилизацию. Не желавших бандиты убивали или забирали с собой насильно. Грабежи, убийства крестьян и казаков-бедняков, советских работников, милиционеров, разрушение с таким трудом налаживающегося сельского хозяйства, железных дорог, уничтожение мостов, телеграфов, подделки советских денег и прочие преступные действия бандитов, проводимые под руководством прибывших из-за границы закоренелых белогвардейцев, членов «Амурской военной организации» Манькова и других обнаружили истинное лицо и намерение этих негодяев»133.
В начале января 1924 г. развернулись настоящие боевые действия, продолжавшиеся более недели. С целью обескровить повстанческое движение и лишить его поддержки населением, были изданы ряд приказов, в которых ответственность за действия мятежников возлагалась на местное население. В частности, в самый ожесточенный период боев была применена такая суровая мера, как взятие в заложники семей восставших крестьян и казаков и высылка их в северные районы Амурской губернии. Однако таких были единицы, а в целом население встречало красноармейцев как своих освободителей и защитников, оказывало им всяческую помощь и поддержку. В приказах и донесениях отмечались боевые и моральные качества войск, мужество, сознательность, выдержка, тактичность и дисциплинированность бойцов. Последние были страстными агитаторами и пропагандистами идей социализма, нового уклада жизни. Чтобы быстрее покончить с мятежом и изменить ситуацию, руководством губернии и военным командованием принимается ряд мер по усилению политической агитации и пропаганды среди местного населения, красноармейцев и даже повстанцев. С этой целью ими были созданы специальные группы из наиболее опытных коммунистов и комсомольцев, командиров и комиссаров, которые тут же приступили к работе в районе мятежа. Помимо основной задачи – разъяснять крестьянству классовый смысл происходящих событий, разоблачать истинные цели крестьянских «защитников», эти группы должны были проводить мобилизации коммунистов в отряды для отражения налетов мятежников, охранять продовольственные склады и ссыпные зерновые пункты, добывать разведывательные сведения.
С первых же шагов своего появления на советской территории белогвардейцы, а вместе с ними и местные повстанцы – кулаки встретили упорное сопротивление. Так, когда 14-15 января прибывший из Сахаляна (Хэйхэ) в Николаевку есаул Маньков, мобилизовав крестьян Николаевской, Тамбовской волостей, попытался захватить с.Козьмодемьяновку, вынужден был выдержать настоящий бой. Кавалерийский отряд 49 дивизиона войск ОГПУ во главе с Ф.И.Безлепкиным, в течение двух часов сдерживал натиск мятежников, и только в виду малочисленности, забрав в Козьмодемьяновке и Чуевке 15 пленных, вынужден был отступить в с. Волково134. 16 января белокулацкий отряд в 35 чел. неожиданно появился в с. Волково. Заняв восточную окраину села, повстанцы открыли огонь по находившемуся здесь отряду Ф.И.Безлепкина. После 15 мин. перестрелки, потеряв одного убитым и несколько ранеными, мятежники отступили к с. Тамбовке. В течение 15-17 января повстанческое движение охватило села Борисоглебку, Крестовоздвиженку, Жариково и продолжало быстро распространяться по всему Благовещенскому уезду. Находившиеся в этом районе отряды ЧОН, бойцы погранпостов оказывали мятежникам упорное сопротивление. Для обороны близлежащих деревень и с целью разведки продвижения повстанцев, из с. Поярково, в котором находился отряд чоновцев и пограничников (около 100 чел.), высылались специальные разъезды. В случае приближения крупных сил мятежников, они предупреждали, находившиеся в сёлах отряды чоновцев, которые вместе с крестьянами занимали оборону или, не будучи в состоянии оказать сопротивление превосходящим силам повстанцев, уходили из села. Так, выделенный для обороны д. Константиновки небольшой отряд Амурского кавэскадрона, под угрозой окружения во время был отозван обратно в Поярково. Все ценности из деревень Константиновки, Николаевки и Михайловки были перевезены в Поярково135. По распоряжению Амурского ГО ГПУ от 15 января из состава 49 дивизии войск ОГПУ были выделены и отправлены из Благовещенска два отряда для борьбы с перешедшими границу бслобандитами. Первому – конному отряду (22 сабли) под командованием нач. дивизионной школы Кротова, военкома Шапошникова и двух сотрудников ОГПУ Мартынова и Кирюхина приказано через д. Будунду прибыть в с. Ивановку, где соединиться с местным гарнизоном и объединёнными силами приступить к ликвидации засевшей банды в селах Козьмодемьяновке и Чуевке. Второму – пешему отряду (30 чел.) во главе с помначштаба дивизиона Григорьевым, военкомом Устиновым и двумя сотрудниками ОГПУ Шешуновым и Пласкеевым было дано задание – очистив от повстанцев деревни и села Каникурган, Гродеково, Николаевское, Гильчин, Жариково, соединиться с первым отрядом. Одновременно Амурским ГО ГПУ дано распоряжение погранпосту №12 совместно с командованием эскадрона разработать план и повести наступление из с. Поярково на Гильчин и Николаевку со стороны границы, чтобы не дать возможности мятежникам скрыться на китайской территории136. 16 января отряд Кротова прибыл в с. Ивановку и вошел в оперативное подчинение Ф.И.Безлепкину, отряд которого после боя в Чуевке отошел в это село. В этот же день, объединенный отряд под его командованием в количестве 50 чел. выступил из с. Ивановки с целью, очистив от бандитов районы Чуевки и Тамбовки, оказать помощь окруженному в с. Николаевке отряду Григорьева. Кроме того, ему поручалось укрепление застав на границе вдоль реки Амур, чтобы помешать переходу повстанцев на китайскую сторону. Из Благовещенска в помощь ему был выделен отряд 5-го Амурского полка в составе одной роты и конной команды разведчиков (21 чел.), который тут же был направлен в с. Николаевку. Захватив врасплох белобандитов, отряд выбил их из села, последние бежали в Гильчин и Тамбовку, где были главные силы повстанцев137.
Так как выполнение всех этих задач потребовало больших усилий и времени, Ф.И.Безлепкин не смог оказать своевременную помощь окруженному отряду Григорьева, что привело к трагическим последствиям. События развивались следующим образом. 16 января отряд Григорьева, усиленный местными чоновцами, с боем занял с. Гродеково, освободил арестованных членов сельсовета и стал продвигаться к с. Николаевке и в этот же день после боя занял его. Выбитые из Николаевки мятежники, пополнившись за счет кулаков окрестных деревень (численность их выросла до 80 чел.) под руководством трех офицеров, прибывших из-за границы в этот же день с двух сторон повели наступление на Николаевку. Отряд Григорьева, окруженный ими, в виду перевеса сил и упорного натиска, в ночь на 16 января с боем отступил из Николаевки к Амуру. Преследуемый крупной бандой, отряд перешел границу и был интернирован китайским пикетом Кау-Ман-Шун (12 верст западнее с. Николаевки). У бойцов и чоновцев китайцами было отобрано 19 винтовок, 2 маузера, несколько наганов, пулемет «шоша», изъяты документы и все ценные вещи. Командиру отряда Григорьеву и уполномоченному ГПУ Шешунову китайцы оставили револьверы. Утром 17 января китайцы неожиданно напали на спящий отряд и стали связывать бойцов. Проснувшийся Григорьев выстрелами из револьвера убил нескольких китайцев, которые в ответ открыли стрельбу по людям, убили и ранили несколько человек. Вырвавшись из рук навалившихся на него китайцев, Григорьев попытался бежать, но был убит. Сотрудник ГПУ Шешунов и военком Устинов оказались ранены. После страшных побоев и издевательств вечером 17 января остатки отряда под конвоем китайцев были доставлены в г.Сахалян. Только после решительного вмешательства уполномоченного представителя СССР в Китае, 21 января пленные были переданы советским органам138. Об этом эпизоде рассказал на пленарном заседании Благовещенского горсовета 8 февраля 1924 г. зам.председателя Амурского губисполкома А.Я. Бабенко: «Сведения о готовящемся выступлении бандитов в районе волостей: Николаевской, Гильчинской и Тамбовской были получены 15 января. Было выявленно, что с китайской стороны появились банды белогвардейцев. Посланный для их ликвидации отряд обнаружил, что нужно принять более серьезные меры к их уничтожению, но будучи окруженным, прорвался на китайскую сторону, где и был интернирован»139. Осташийся в живых участник тех событий так описывал все, что с ними произошло: «Чоновцы и бойцы отряда, окруженные бандитами, оказались прижатыми к реке Амур, за которым был Китай. Иссякли патроны, кончились продукты, надо было что-то предпринять. В последний раз собрались мы, чтобы обсудить: «Нет ли еще другого выхода из создавшегося положения, кроме перехода китайской границы?». Но его не было. С одной стороны, перед нами Амур и за ним Китай, с другой – крупные силы мятежников, на которых несколько раз отчаянно бросались чоновцы со штыками, но не смогли пробиться. И еще – беспощадная расправа с каждым, сдавшимся в плен. И тогда командир отряда Григорьев, чтобы не попасть в руки разъяренных белогвардейцев и кулаков, сохранить жизнь молодым бойцам, вынужден был принять решение: перейти границу и сдаться китайским властям. Размышляя обо всем случившемся, как бы воочию видишь уставших, голодных чоновцев, идущих в 40 градусный мороз по льду Амура, но сохранивших после непрерывных боев мужество и самообладание.
Первые дни на китайской территории жилось несладко: своих продуктов не было, а китайские власти отказались оказать помощь. Приходилось жертвовать самым дорогим – забивать своих боевых лошадей, для чего по очереди тащили жребий. Чоновцы стойко переносили невзгоды и все тяготы неволи. «Мы и на чужой земле должны оставаться гражданами страны Советов» – неоднократно повторял командир. Китайцы предложили ему поселиться отдельно от других, но он отказался и продолжал жить вместе со всеми. Китайцы подсылали белогвардейских вербовщиков в барак агитировать полуголодных чоновцев и бойцов, обещая им сытую жизнь в белогвардейских отрядах и китайской армии. Но ни один не польстился на эти посулы. Убедившись, что уговоры не помогают, они решили силой заставить командира служить им, но не добились этого. Несмотря на невыносимые условия и издевательства нас не покидало чувство, что нас не забыли и помогут, желание как можно быстрее вернуться домой. Мы ежедневно, как молитву повторяли слова кем-то сложенного стиха: «Амур – широкий! Ты в памяти своей хранишь, Как чоновцы – герои, Родную землю защищая, С белобандитами дрались!
Еще долгие годы после разгрома мятежа в амурских селах старики пересказывали подробности этих событий и в подтверждение обязательно говорили:«Амур хорошо помнит, как мужественно встречали комсомольцы-чоновцы скачущих с перекошенными от ненависти и злобы лицами пьяных белобандитов. С гиканьем и свистом бросались они в психические атаки против горстки оставшихся в живых юных бойцов. А те не только стояли на смерть, но и метким огнем наносили нападавшим большие потери. Лишь после того, как убеждались, что жители села ушли и укрылись от бандитов, чоновцы оставляли позиции. С тяжелым сердцем и глубокими переживаниями переходили они границу. Страха не было, но сердце сжималось тоской и болью. Несколько раз останавливались и оглядывались назад. Сильно тянуло вернуться к своему родному дому. Единственно, что успокаивало, это сознание того, что окруженные превосходящими силами, чоновцы оказались не побежденными, сумели выстоять и уйти от преследовавшего врага».
После этих событий отряду Ф.И.Безлепкина было приказано ликвидировать мятежников в с. Гильчин и продолжить наступление на Тамбовку. С целью не дать им уйти за границу, участок от Благовещенска до Гильчина был поручен 5-му Амурскому полку. Усиленный полуротой 5-го Амурского стрелкового полка в количестве 60 штыков и 3 лёгкими пулемётами, отряд Безлепкина приступил к выполнению задания – занять участок обороны Каникурган, Грибское, Волково, Будунда и Ивановка в северном направлении от Гродеково. В связи с тем, что Ф.И. Безлепкин приступил к выполнению обязанностей уполномоченного по борьбе с бандитизмом во всем данном районе, командиром его отряда был назначен комдив 40-й Шенснович. 18 января он принял командование и приступил к укреплению участка обороны. Задачей отряда являлось – установить тщательное наблюдение за противником и всеми мерами препятствовать его просачиванию на китайскую сторону и обратно140. 19 января командир красноармейского отряда Шенснович доносил, что банда (35 чел.), занимавшая с.Грибское 18 января ушла в Толстовку, уведя с собой большинство жителей села. После чего с.Грибское было занято нашими частями. 19 января из Толстовки в направлении с.Грибское выехал белоказачий разведотряд в количестве 35 всадников и нескольких подвод пехоты. С целью захватить бандитов со стороны с.Волково был направлен отряд красноармейцев (13 чел.) с пулемётом, а на усиление гарнизона с.Грибское послано 6 кавалеристов и 6 пехотинцев. Однако, заметив приближающийся отряд красноармейцев, белоказачий разъезд отошел в Толстовку. После чего первый отряд красных возвратился в Волково, а второй – временно оставлен в с. Грибское. Через некоторое время белоказачий отряд вновь был обнаружен в 13 верстах от него, поэтому застава красных в селе дополнительно была увеличена ещё на 10 пехотинцев и 4 всадника. Командиру отряда и защитникам села было дано указание в случае наступления белобандитов немедленно их уничтожить. В то же время штабом повстанцев командиру белоказачьего отряда Н.Н.Корженевскому было приказано, во чтобы то ни стало, выбить красных из села. Ему было выделено более 60 чел., 2 орудия и 5 пулеметов, в обозе насчитывалось 12 подвод со снарядами, ящиками с патронами, фуражом для лошадей. Вечером этого же дня отряд Корженевского достиг заимки, находящейся в 7 верстах от села. В ней он остановился на ночлег при соблюдении всех мер предосторожности. В 4 часа утра двинулся дальше к селу. Приблизившись к нему, казаки заметили на опушке леса конный разъезд красных. Защелкали затворы винтовок, замелькали огоньки выстрелов и белоказаки бросились в атаку. Ни беспорядочный ружейный, ни пулеметный огонь красных не мог остановить их порыва. Не имея штыков, били прикладами, рубили шашками, некоторые казаки дрались в рукопашную. Ошеломленные таким яростным натиском, красный разъезд дрогнул и, рассыпавшись в цепь, ускакал в сопки. Для его преследования Корженевский выделил небольшой отряд казаков. Однако вскоре передумал и, оставив охранение около обоза, приказал всему отряду выступить в ту сторону, куда скрылся разъезд красных. Орудиям было приказано открыть огонь в том же направлении. Однако вскоре обнаружилось, что красных поблизости нет. Не дойдя до села версты две-три казаки снова услышали выстрелы. Вскоре прискакал конный вестовой с сообщением о наступлении красных и первых раненых, за которыми тут же была послана подвода. Медицинскому персоналу было приказано развернуть перевязочный пункт на заимке, а отряд во главе с Корженевским в том же порядке повел атаку на село. Наступавшие белоказаки обошли село с обоих сторон и начали преследование отступавших красных. Вскоре в плен был взят красноармеец и приведен в отряд на аркане, надетом петлей на шею. Корженевский приказал послать в село квартирьеров, а из него доставить 30 подвод, а если жители будут сопротивляться и не давать лошадей, то запрягать их жен и детей. Когда вернулись квартирьеры и сообщили, что в селе нет ни живой души, Корженевский отдал приказ «поставить орудие, открыть огонь и сжечь это гнездо, чтобы красная сволочь больше не нашла в нем приюта». После чего потребовал к себе пленного, который сказал, что в селе было около 80 красноармейцев и чоновцев без пулеметов и пушек и они с минуты на минуту ждут подкрепление. После допроса Корженевский приказал пленному стать на колени и одним взмахом сабли отрубил ему голову, ткнул два раза в живот, а затем обтер ее одеждой убитого. Л в это время часть казаков бросилась в село грабить, но видно не суждено было ему быть сожженным и разграбленным. Вскоре послышались орудийные выстрелы со стороны красных, снаряды которых начали разрываться вблизи крайних домов. Выскочивший из избы Корженевский увидел поспешно отступающих казаков и пеших солдат. Трусливое бегство их привело его в бешенство, он приказал разворачивать цепь из резерва, но сделать не успел потому, что со стороны красных усилился артобстрел, снаряды падали в самой гуще цепи, что вызвало полное смятение и панику среди казаков. Началось беспорядочное бегство: одни верхом, другие на телегах и никто не обращал внимания на приказы и крики своих командиров. Бежали верст 5-6 до ближайших сопок, после чего был отдан приказ остановиться. Конные начали спешиваться, а пехоту стали выстраивать в цепь, но в это время вновь затрещали выстрелы из винтовок и пулемета. В цепи и обозе начали падать убитые и тогда большинство мятежников, не сговариваясь, устремились к реке Амур. Добежав до нее, они скатывались с крутого обрыва на лед и бежали на китайскую сторону. Обоз и одно орудие было брошено. Собравшись на другом берегу и не досчитавшись 38 чел., пошли к ближайшему китайскому селению. Этот эпизод был характерным во время подавления мятежа, так как большинство повстанцев видели единственную возможность спастись – это уйти на китайскую сторону.
20 января отряд Шенсновича вошёл в оперативное подчинение начальника сводного отряда и стал сосредотачиваться на исходных позициях за овладение д. Толстовкой.
Начавшееся восстание из сел приграничного района Благовещенского уезда Тамбовки и Гильчино вскоре перекинулось и в села северо-восточной части губернии. Прибежавший в ночь с 14 на 15 января в с.Ивановку секретарь сельсовета рассказал уполномоченному ОГПУ о мятеже кулаков, их зверствах в селах Козьмодемьяновке, Песчано-Озерке и других. Об этом было решено немедленно послать донесение в Благовещенск. Однако сделать это оказалось не просто. В первые же дни мятежа телефонно-телеграфная связь с городом и селами была нарушена. Хотя к 23 января она была восстановлена, но не надолго, ибо уже к 14 часам вновь прервана мятежниками. Это обстоятельство сильно осложняло положение как для губернских органов власти, так и местных руководителей, которые не знали что происходит, какими силами оперируют повстанцы, какие меры нужно принимать для его ликвидации. Отсутствие информации мешало представить масштаб мятежа и выработать план конкретных действий по пресечению его распространения по губернии. И тогда было решено с донесением о начавшемся белокулацком мятеже послать из с.Ивановки в город комсомольца-чоновца ВЛ.Воронова. Однако, когда он заехал обогреться на постоялый двор в с.Будунда, повстанцы его схватили. Об этом рассказал возчик, который сумел убежать из села, когда увидел как уводили Воронова. Посланный на выручку отряд из местных комсомольцев чоновцез не успел, так как его вскоре увезли в с.Толстовку. Дорогой бандиты всячески издевались над ним, крутили руки, жестоко избивали, грозились расстрелять. Приехав в село, его посадили в одну из комнат, сами напились пьяными, а затем уснули. Воспользовавшись этим, избитый и полураздетый Воронов ночью сумел убежать и добраться до города141.
В связи с тем, что мятеж охватывал все новые и новые села, Ивановская парторганизация 15 января решила из состава местного отряда ЧОН одну группу направить с донесением в Благовещенск, другую – оставить для охраны села, а третью – направить к с. Козьмодемьяновке, откуда ожидалось вероятное наступление повстанцев на с. Ивановку. Расчет заключался в том, чтобы задержать продвижение мятежников вплоть до прихода воинских частей Благовещенского гарнизона.
В это же время сведения о мятеже кулаков и расправе над коммунистами поступили из д. Чуевки. Находившийся в Ивановке начальник милиции Лысаков, собрав отряд 15 человек (10 бойцов 49 дивизиона войск ГПУ и 5 комсомольцев) направился в Чуевку. При подходе к селу отряд был обстрелян повстанцами, но заняв удобные позиции, выбил их из него. Все мужское население бандиты увели с собой. Учитывая малочисленность своего отряда, Лысаков не решился преследовать бандитов. Разбившись на две группы, мятежники ушли в направлении Козьмодемьяновки и Жариково. Но на следующий день в 10 часов утра бандиты снова повели наступление на Чуевку. В результате 2-х часового боя, Лысаков, потеряв 5 убитыми и 2-х ранеными, отступил в Ивановку, где стал ожидать подкрепление из Благовещенска.
С 14 на 15 января отряд повстанцев в 30 человек занял хутор Шаевский, где произвел обыск и, мобилизовав 10 человек, ушел в Будунду. В эти же дни в селах Грибовское, Жариково, Каникурган были проведены сходы, на которых мятежники предложили крестьянам собрать оружие и отправить в с. Гильчин, где находился штаб. В 2 часа ночи 15 января к начальнику погранпоста №12 в д. Поярково прибыли коммунисты из д.Коврижки и Семидоновки и заявили, что в последней бандиты провели собрание, арестовали председателя сельсовета, отобрали 8 подвод.
Направленный из Поярково в Семидоновку отряд во главе с Коровкиным разогнал бандитов142. Посланный в ночь на 16 января из Поярково кавалерийский разъезд (15 сабель) под командованием комвзвода Симонова в д. Константиновке обнаружил воззвание к крестьянам, в котором говорилось о скором восстании против существующей власти. 17 января разъезд провел разведку из д.Константиновки на Крестовоздвиженку. Однако, при приближении к ней, был обстрелян заставой бандитов и после часовой перестрелки, преследуемый бандой в количестве 35 пехотинцев и 25 кавалеристов, отошел обратно в Константиновку. Бандиты, засевшие в Крестовоздвиженке, готовясь к бою, были хорошо вооружены, имели несколько пулеметов и по указанию «главного штаба» из Тамбовки тщательно укрепили все подступы к селу.
К 18 января все имеющиеся на данный момент резервы 5-го Амурского полка были стянуты в Поярково, откуда намечалось начать наступление по всему району. Охрана железной дороги Благовещенск-Белогорск и всех мостов была возложена на отряд, выделенный из состава этого же полка, в количестве 50 штыков при 3-х пулеметах. Отрядам Шенсновича и Печенева дано задание – установить заслон по р. Амур с целью не дать бандитам уйти за границу при подходе сил, высланных из Читы143. 18 января командиром отряда Печеневым в д. Куропаткино была выслана разведка. При подходе к деревне она была обстреляна повстанцами, но после упорного боя, вместе с подошедшим подкреплением заняла ее.
Мятежники, которых насчитывалось более 180 человек, в их числе – 30, прибывших накануне с китайской стороны, бросив убитых, раненых, оружие, отступили к поселку Духовское. Здесь сосредоточилось около 350 белоповстанцев. В этот же день, высланная из Куропаткино в Духовское разведка красных в количестве одного звена с легким пулеметом обнаружила, что застава повстанцев в 30 человек занимает окраину села, повсюду выставлены конные дозоры, внутри имеются укрепленные позиции. Среди населения бандиты распространили слух, что правительственные войска сжигают все на своем пути, поэтому большинство крестьян было запугано. 18 января из Благовещенска в Куропаткино для пополнения отряда Печенева прибыл пулеметный взвод 3-ей пулеметной команды и обоз с боеприпасами, продовольствием и фуражем, который сопровождал взвод 5-го Амурского полка под командой Симонова144. 19 января в отряд Печенева перебежал начштаба Николаевского отряда бандитов Чуриков. Он рассказал, что отряд разбит на две сотни по 113 человек, вооруженных винтовками, берданами, дробовиками. В основном это были крестьяне сел Гродеково, Николаевки, Куропаткино, Духовского, Корфовского. Командиром первой сотни был казак Каплунов, второй – вахмистр Мищенко. Начальником отряда был Просвиров, начсвязи – Любович. Бандиты выдвигали монархические лозунги, исполняли гимн «Боже, царя храни», издавали листовки и воззвания. Одно из таких за подписью члена Николаевского Военного штаба Мищенко, его помощника Дериглазова, секретаря штаба Щербакова, было представлено Печеневу. Изданное 15 января воззвание, призывало население к свержению «власти коммунистов и жидов», к сочувствию и оказанию помощи повстанцам, предсказывало скорое падение Советов в Приморье и победоносное выступление в Благовещенске. Распоряжения «Главного оперативного штаба» повстанцев чаще всего были следующего содержания: «Начштаба хутора Куропаткино немедленно мобилизовать всех способных носить оружие до 40 лет и ждать особого распоряжения командира отряда Просвирова» или «15 января всем хуторам волости предлагаю немедленно с получением сего приказа выслать 15 вооруженных людей в конном строю к 6 часам вечера в Николаевку к волостному управлению, остальным быть наготове. Начальник Мищенко» и т.д. Тех, кто не выполнял приказ, расстреливали145. Укрепив свой отряд за счет прибывшего из Благовещенска пополнения, Печенев 19 января повел наступление на поселок Духовской. После ожесточенного боя занял его и преследуя мятежников подошел к с. Корфовское. Очистив его от повстанцев, отряд остановился на отдых. Белобандиты отходили к хутору Муравьевскому. В этот же день Печенев с несколькими бойцами прибыл в Николаевку для установления телеграфной связи с Благовещенском. Однако мятежники, заняв все подступы к телеграфному кабелю, мешали наладить связь. Высланный разъезд установил, что у контрольных телеграфных столбов на заимке Алатырцева постоянно дежурит отряд белоказаков в количестве 20 чел. В течении трех дней пришлось вести настоящий бой с ними за то, чтобы наладить связь. Отсутствие ее отрицательно сказывалось на развертывании наступления, обеспечении войск боеприпасами и продовольствием. 20 января, получив приказ, Печенев передал командование отрядом комбату Желнину. В этот же день из Благовещенска для усиления отряда Желнина были направлены 100 бойцов с 8-ю тяжелыми и 4-мя легкими пулеметами во главе с комбатом Анаксагоровым. 21 января отряд Желнина прибыл в с. Духовское, откуда должно было начаться наступление на Крестовоздвиженку. Отряд Анаксагорова, оставив в Николаевке заслон в количестве одного отделения с пулеметом, согласно приказа, в этот же день также прибыл в Духовское146. К вечеру 21 января отряд 5-го Амурского полка в 200 штыков и 27 сабель с 19 пулеметами занял Николаевское, а отряд Желнина занял пос. Муравьевский (15 верст юго-восточнее Духовского). Бандиты в панике бежали. Из показаний 8 захваченных пленных в Муравьевском было выяснено, что их было 40 человек во главе с Донским. За последнее время многие стали разбегаться из банды. После изгнания повстанцев из Муравьевского, оставив в поселке заслон (одно отделение со станковым пулеметом), в этот же день отряд Желнина, усиленный погранэскадроном в 50 сабель, выступил в направлении Крестовоздвиженки и Новопетровки (30 верст юго-западнее Поярково) и после упорного боя занял их. На случай ухудшения обстановки для оказания ему помощи в Поярково был сформирован отряд в 200 чел. из сотрудников милиции и чоновцев, а в д. Михайловке – еще один в 49 чел.
В это же время кавэскадрон 2-й дивизии в количестве 95 сабель и 18 пулеметами, разгрузившись на ст. Екатеринославка, направился к с. Песчано-Озерке147. На следующий день через с. Гильчин, оставленное бандитами, отряд продолжил движение на Тамбовку. Отходящая из с.Гильчина банда в количестве 250 всадников и пеших под командованием Болотина, переночевав в с.Жариково, прибыла в Тамбовку. Продвигаясь к Тамбовке у д. Высокой (7 верст севернее Гильчина) отряд Желнина столкнулся с бандой мятежников (30-40 человек). После непродолжительного боя они отступили к д. Гражданской. Однако, преследуемые отрядом, вынуждены были через д. Ланкино и Жариково бежать в Тамбовку. Другая отступающая банда вечером 21 января заняла д. Ново-Александровку, где с участием местного кулачества было проведено собрание для записи добровольцев в банду. Изгнав бандитов из Верхне-Полтавки Желнин выделил для их преследования взвод с двумя пулеметами, который занял Ново-Александровку, где и закрепился. Когда со стороны Тамбовки показалась белобанда в 400 человек, которая даже не подозревала, что в селе отряд красноармейцев, была подпущена на близкое расстояние и расстреляна прямо в упор, после чего ее остатки в панике бежали в Козьмодемьяновку. В боях под Ново-Александровкой и Верхне-Полтавкой в плен было взято 38 бандитов, разнообразная штабная переписка и несколько флагов148.
В донесении от 20 января Шенснович сообщал, что в этот день разведка повстанцев подходила к д. Волково, но, заметив движение высланных им в обход кавалеристов, сделав несколько выстрелов, отошла в Толстовку. С целью усиления своего влияния на население и пополнения своих рядов, находившаяся в Чуевке банда организовала «временный штаб» и от имени его, как бы на законном основании, проводила насильственную мобилизацию крестьян, конфисковывала лошадей, продовольствие и зимнюю одежду149.
Серьезное внимание командованием и политработниками красноармейских частей уделялось налаживанию отношений красноармейцев с крестьянским населением. В этом отношении они руководствовались указанием В.И.Ленина, который писал: «Для ведения войны по-настоящему необходим крепкий организованный тыл. Самая лучшая армия, самые преданные революции люди будут немедленно истреблены противником, если они не будут в достаточной степени вооружены, снабжены продовольствием, обучением»150. Категорически запрещалось применение насилия, необдуманных действий, конфискация имущества и т.д. В частности, в приказе командующего войсками Амурской губернии Ватмана от 29 января указывалось о том, чтобы «при стоянках в деревнях довольствоваться за счет кулацкого населения, не затрагивая середняков и бедняков. При выступлении из деревень в поход за взятый продфураж для дальнейшего довольствия производить оплату»151.
Дальбюро ЦК РКП(б) Дальревком и командование 5-й Краснознамённой армии дали указание, как можно быстрее, уничтожить белокулацкие банды. 21 января в район восстания были срочно направлены части Красной армии. 23 января в Благовещенск прибыл отряд 2-го полка ОГПУ (105 штыков и 4 пулемета), 24 января – 2-й Красногусарский полк под командованием Назарова – в Иннокентьевку, один эскадрон которого был тут же направлен в Поярково. Со станции Завитинск двигался бронепоезд №12, а на подходе к Благовещенску находились эшелоны с бойцами 26-го полка152.
Освещая ход боевых операций по очищению губернии от отрядов повстанцев, в разведоперсводке №3 2-й группы КРО ПП ОГПУ ДВО по состоянию на 30 января отмечалось, что продолжительного сопротивления так называемая «Амурская повстанченская армия» и белокулацкие отряды не смогли оказать и после первых же ударов наступавших частей стали в панике отходить по двум направлениям: на юго-восток к Амуру (к границе) и на северо-восток – к Песчано – Озерской волости (с целью скрыться в тайге). В ночь на 23 января юго-восточная группа вместе со штабом и «правительством» скрылась на китайской территории. Частям Красной армии и ЧОН удалось охватить северовосточную группу в кольцо, а затем по частям полностью разгромить. В с. Песчано – Озерском бандиты пытались оказать сопротивление. Они укрепили село, организовали круговую оборону. Однако после того, как наступавшие красноармейцы и чоновцы открыли интенсивный винтовочный и пулеметный огонь, мятежники не выдержали и стали разбегаться. Полная деморализация, разложение и страх сразу же охватили белобандитов, которые в панике метались из деревни в деревню, разбивались на мелкие группки, пытаясь незаметно скрыться за границу. Обманутое и насильно мобилизованное крестьянство отказывалось участвовать в борьбе с Красной армией, бросало оружие и расходилось но домам. Тогда, с целью вызвать у них озлобление и тем самым усилить сопротивление, белогвардейцы развернули среди населения провокационную агитацию о том, что придет Красная армия и будет убивать крестьян. Однако ложь была быстро разоблачена. В освобожденных селах и деревнях красноармейцы в беседах с крестьянами говорили: «мы воюем с бандитами, а не с крестьянами». Четкая классовая линия по отношению к трудовому крестьянству имела большое значение в ликвидации кулацкого мятежа. Командующий 5-й Краснознаменной армии А.И. Седякин в приказе войскам, направленным на ликвидацию Зазейского восстания, специально обращал внимание каждого красноармейца на внимательное отношению к местному населению. Требовал не допускать произвола по отношению к имуществу крестьян, разъяснять, что только Советская власть способна обеспечить мирную жизнь крестьян и казаков, восстановление и укрепление разрушенного белобандитами народного хозяйства. Этот приказ был прочитан во всех воинских частях и командах, ротах и эскадронах Амурской губернии. Командование войск и Военсовет губернии еще раз указали военным частям на стоянках в деревнях довольствоваться только за счет кулаков и не затрагивать хозяйства бедняков и середняков. При уходе из деревни обязательно платить деньги за постой153. Красноармейцы с честью выполняли этот приказ и будучи сами не достаточно обеспечены продуктами и фуражем делились им с крестьянами. Лошади, взятые в бою, считались трофеями, но если устанавливалось, что она принадлежала бедняку или середняку – немедленно возвращалась владельцу.
21 января отрядом Шенсновича между селами Толстовкой и Волково на заимке Разуваева было уничтожено 17 белогвардейских карателей, взято 17 винтовок, 7 седел и 6 наганов; обезоружены жители кулацкого хутора Шаевка, который был забит волковскими казаками: изъято 27 винтовок, 3 нагана, 11 седел; между селами Козловкой и Ивановкой убито несколько казаков-мародеров154. Затем, после продолжительного и упорного боя отрядом была занята Толстовка. Разбитая банда в беспорядке отступила в Тамбовку. В ходе боя убито 8 бандитов, взято в плен 30 чел. и много раненных, захвачены трофеи. Из-за неблагоприятных погодных условий (пурга, глубокий снег, сильный мороз) преследование бандитов пришлось временно прекратить. Узнав о разгроме бандитов в Толстовке, в этот же день из Гильчина, одного из опорных пунктов повстанцев, где в день свержения Советской власти устраивались торжественные молебны, вывешивались трехцветные царские флаги, бандиты, насильно мобилизовав все мужское население от 18 до 45 лет (300 чел.) и забрав 6 пудов серебра и другие ценности, в панике бежали в Тамбовку. Здесь они объединенными силами намеревались дать бой наступавшим частям Красной Армии и ЧОН. 21 января к 22 часам ЗОмин. части сводного отряда закончили окружение и заняли исходное положение для нанесения решительного удара по Тамбовке. На следующий день в 6 час. 40 мин. отряд Шенсновича с боем занял Тамбовку. Бой был очень упорным. Глубокий снег, сильный пулеметный огонь затруднял продвижение наступавших частей. Этим и воспользовались повстанцы. Часть бандитов, вырвавшись из окружения и преследуемые отрядом, бежали в направлении деревень Ново-Александровки и Верхне-Платоновки (20 верст восточнее Тамбовки). После успешно проведенной операции, отряду Шенсновича, усиленного взводом станковых пулеметов, было приказано освободить Козьмодемьяновку и одновременно вести разведку в районе д. Борисоглебки, Андреевки, Покровки155. 24 января военком Соркин сообщил в штаб армии о том, что 22 января отрядом 5-го полка в Благовещенском районе были заняты села Тамбовка, Верхняя Полтавка, Ново-Александровка. Разбитые под Верхней Полтавкой белобанды ушли в направлении с.Песчано-Озерки. Отряд Шенсновича в этот же день занял с.Козьмодемьяновку. Ротой отряда 4-го полка и кавэскадроном 2-й дивизии заняты села Песчано-Озерка, Преображеновка и Ерковцы. Однако, еще достаточно большие силы повстанцев сосредотачиваются в районе сел Борисоглебка, Ильинка, Красный Яр, Варваровка, Андреевка и Лазаревка.
23 января 2-й кавполк разгрузился в с.Ишюкентьевской, откуда направил кавэскадрон в 65 сабель с 6 пулеметами в Поярково. Штаб отряда и дивизион 2-го полка ГПУ в этот же день прибыли в Благовещенск. 24 января 26-й кавполк выступил в район Шимановска-Мухинка156. Одновременно с вооруженной борьбой большую напряженную работу пришлось вести по ликвидации подпольных контрреволюционных группировок. В губернии задолго до восстания широко велась антисоветская агитация под лозунгом: «Угнетенные против угнетателей». В ней принимали участие эсеры, максималисты, анархисты, уголовные элементы. На её активизацию особое влияние оказала антисоветски настроенная белая эмиграция в Сахаляне. Она вербовала и забрасывала агентов, организовывала подпольные группы на территории губернии, записывала добровольцев из числа белогвардейцев в отряды, собирала оружие и т.д. Главными районами действия этих групп являлись села Песчано-Озерской, Ивановской и Тамбовской волостей. Благодаря бдительности и высокой организованности работников Амурского ОГПУ, возглавляемой В.А.Каруцким, заговор был ликвидирован. 18 января были арестованы, выехавшие из Белогорска в Благовещенск 3 члена Сычевской организации – братья Притуповы. В своих показаниях они сообщили о существовании подпольной организации в г.Благовещенске и селах губернии, занимавшихся агитацией против внесения налога и ставивших перед собой цель: начавшееся белоповстанческое движение превратить в массовое казацко-кулацкое восстание. На следующий день Амурским ОГПУ в г.Благовещснскс было арестовано 11 заговорщиков во время их тайного заседания. В числе арестованных – в основном, представители сел Песчано-Озерки и Тамбовки, откуда должно было начаться восстание157. В этот же день была раскрыта контрреволюционная организация в Песчано-Озерской и арестовано 15 кулаков, бывших участников эсеровского социалистического, революционного союза хлеборобов. 20 января выявлено еще 5 её членов, у которых изъято 8 гранат, револьвер, 2 винтовки и пуд свинца для пуль. В этот же день для ареста кулаков, участников подпольной организации, была направлена в район Буссе группа сотрудников ОГПУ. А всего за эти дни в разных селах, было арестовано еще 14 кулаков, призывавших крестьян присоединиться к восстанию. Одновременно в Благовещенске был арестован брат Манькова и 4 чел., сочувствующих восстанию, в том числе бандит Филин из отряда Манькова. На ст. Белогорск в товарном поезде задержаны 2 чел., пробиравшихся из Завитинска в район восстания. При обыске у них был
обнаружен план Амурской губернии и месторасположение банды, 3250 руб. золотом, предназначенных для бандитов и т.д.158 Особенно упорное сопротивление оказали бандиты в районе с.Песчано-Озерки здесь часть крестьян поддержала восставших. С 18 на 19 января с.Песчано-Озерка была занята белобандитами (100 чел.). Местный отряд (29 чел.) под командой нач. милиции Неронского и военделоведа в ревкоме Басенко Я.А., потеряв 12 пленными, одного раненного, отошел на Екатеринославку. Схваченные коммунисты и комсомольцы: Гагарин, Майоров, Волков, Денисюк, Лагода, Глущенко, Баранников и др. были зверски убиты159. В этот же день сюда были направлены войска, части ОГПУ и ЧОН. 19 января со ст.Завитинск прибыл отряд под командованием Гнелицкого (19 чел.), который остановившись в д. Михайловке, выслал разведку в направления Благовещенского уезда. Разведка установила, что действиями бандитов в районе сел Борисоглебское, Крестовоздвиженка, Новопетровка, Верхне-Уртуинское, Ново-Александровское руководил «штаб тыла» белобандитов, расположенный в пос.Ильиновке. Штабом выдавались пропуска для въезда в поселок, охраняемый несколькими дозорами по 3 чел. Во главе бандитов Крестовоздвиженки и Верхне-Уртуя стоял бывший член Народного собрания ДВР Филатов. Он призывал население к организации отряда, не сдаче продналога и свержению власти коммунистов. 19 января в Екатеринославку прибыл и приступил к разгрузке отряд Волочаевского полка в составе 280 штыков, 20 сабель, 8 тяжелых и 13 легких пулеметов под командованием Захарова. С целью воспрепятствовать бегству бандитов на север, отряду было приказано расположиться со штабом в Екатеринославке и заслоном в Песчано-Озерке. Прибывшему в этот же день на ст.Завитинск из Хабаровска, эскадрону отдельной Дальневосточной кавбригады под командованием Коротковского (100 сабель, 2 тяжелых и 4 легких пулемета) было дано распоряжение к 22 января занять с.Песчано-Озерку. Вместе с эскадроном для участия в операции и проведения разведки, Завитинским уездвоенкомом был направлен уполномоченный ГПУ ст.Завитинск тов.Напнес. Установив связь с начальником сводного отряда, командиром 5 Амурского полка и войдя в его оперативное подчинение, он приступил к своей разведывательной работе.
Коротковскому было приказано выступить через Петропавловку, Поярково и стать заслоном в Крестовоздвиженке, Константиновке и Поярково, чтобы воспрепятствовать бегству бандитов за границу. 20 января, прибыв в Екатеринославку, Коротковский выслал разведку в Песчано-Озерку. Не доходя до д.Зорино (13 верст юго-западнее Екатеринославки), она столкнулась с бандитами, и, оттеснив их, заняла Зорино. 21 января эскадрон выступил с Екатеринославки для захвата Песчано-Озерки. 22 января после продолжительного боя Песчано-Озерка была взята, бандиты численностью 140 пеших, 20 конных под командованием Прокопенко, Лапа и начштгаба Гущина отступили к Варваровке. В Песчано-Озерке и Варваровке они зверски замучили 7 человек160.
Успешно проходила борьба с бандами и по другим селам. 21 января банда в 50 чел. захватила Преображенку (15 верст северо-западнее Песчано-Озерки), где, расстреляв председателя сельсовета и 15 крестьян, сочувствующих Советской власти, направилась к д.Ерковцы. Начальнику отряда Захарову было приказано срочно направить в Ерковцы отряд в 50 штыков с 2-я пулеметами, чтобы защитить деревни и спасти находящиеся там ценности. Комчон с.Ивановки Макаров доносил о том, что бандой (150 чел.), захватившей с.Дим, выслан разъезд (15 сабель) в Ново-Георгиевку, где бандиты созвали сход, на котором призывали крестьян к восстанию. Налетом отряда Гнилицкого на Ново-Георгиевку бандиты были выбиты и бежали в с.Дим. Отрядом арестован председатель сельсовета и 3 жителя, пытавшиеся бежать с бандой. В с.Дим бандиты захватили в плен 9 чоновцев, 3 красноармейцев, разоружили местную партийную ячейку. В этот же день отряд под командованием Лагайды занял без боя д.Константиновку, захватив около 30 зачинщиков, много ценных документов. В связи с уходом банды, занимавшей с.Дим, для связи с Константиновкой и прикрытия границы, из Поярково в с.Дим был выслан заслон. 22 января в д.Харьковке (25 верст юго-западнее Завитой) появилась банда в 30 чел. Арестовав председателя сельсовета и председателя волисполкома и разведав подходы к ст.Завитинск, банда скрылась. В связи с этим на усиление гарнизона Завитинск начотряда Захаровым из Екатеринославки направлены 2 взвода пехоты с двумя тяжелыми пулеметами. В Песчано-Озерке был срочно поставлен заслон в составе роты конной разведки с 4-мя тяжелыми и 8-ю легкими пулеметами. Под напором частей Красной армии, отрядов ОГПУ и ЧОП к 21-23 января от банд были очищены села Тамбовка, Песчано-Озерка и другие161. За 22-23 января армейские части, расположенные в Амурской губернии при активном содействии населения в тяжелых зимних условиях блестяще провели наступательные операции и буквально в несколько дней белокулацкие банды были разгромлены. Захваченные мятежниками районы в течение 10 дней были очищены от кулацких и других враждебных элементов. «Амурская правда» 6 февраля писала о том, что благодаря оперативным действиям Красной армии к 22 января была освобождена большая группа партийных и советских работников, арестованных белобандитами в первые дни мятежа и приговоренных к смерти: М.В.Никитина – 32 года, служащая волисполкома, член РКП(б), арестована 15 января в с.Николаевка; А.В.Гаврилов – учитель, арестован 20 января в д.Крещеновка; М.Е.Куницин – 38 лет, председатель Николаевского ВИКа, кандидат в члены РКП(б), арестован 15 января в с.Николаевка; В.С.Зудилов – 18 лет, военделовод, комсомолец, кандидат в члены РКП(б), арестован 15 января в с.Николаевка; А.В.Семенов – 38 лет, член правления общества потребителей «Труженик», член РКП(б), арестован 15 января в с.Николаевка; П.Н.Алексеев – 20 лет, заведующий Гильчинской избой-читальней, кандидат в члены РКП(б), арестован 14 января в с.Гильчино; А.И.Сенькин – 31 год, старший милиционер Николаевской волости, член РКП(б), арестован 15 января в д.Муравьевке; К.И.Комолов – 22 года, секретарь Николаевского сельсовета, арестован 15 января в с.Николаевка; М.В.Мочалов – 25 лет, военделовод, член РКП(б), арестован 14 января в с.Гильчино; В.Н.Почекунин – 40 лет, секретарь Духовского сельсовета, член РКП(б), арестован 15 января в с.Духовском.
В январской месячной оперативной сводке штаба ЧОН 5-й Краснознаменной армии говорилось о том, что за январь на Дальнем Востоке было ликвидировано 8 банд в 370 штыков и сабель и 2 хунхузские шайки до 180 чел. Однако, в январе число увеличилось с появлением новых 12 банд и количестве 1176 чел.(3 местного происхождения и 9 зарубежной сычевской военной организации). В виду того, что белобандитизм политического характера использует недовольство кулачества Благовещенского района для восстания, в сводке говорилось: «В связи с создавшейся обстановкой, а также учитывая возможность быстрого распространения крестьянских восстаний на почве недовольства налогом, командованием Красной армии, войск ГПУ и ЧОН была признана необходимость скорейшей ликвидации бандитизма выделением более крупных и сильных отрядов из состава РККА, ГПУ и ЧОН»162. После бегства главарей на китайскую сторону, повстанцы рассыпались на мелкие отряды от 3 до 25 чел. и, ускользая от преследования, скрывались в районе деревень Албазинки, Варваровки, Ерковцы, Ильиновки, Золотоножки, стремясь уйти за границу. 23 января одна из банд сделала налет на д.Албазинка, в которой был расстрелян секретарь партячейки163. Подобные набеги совершали и другие банды. Для окончательной ликвидации бандитизма, отрядам 5-го Амурского полка Чернова и Захарова было приказано остановиться в этом районе и полностью очистить его от мелких шаек164. По приказу начальника свободного отряда от 23 января, наступление на бандитов было приостановлено, впредь до прибытия подкреплений, а имеющимся отрядам было приказано создать более прочный заслон в направлении юга и юго-запада.
По прибытии 23 января в г. Благовещенск штаба экспедиционного отряда 5 Краснознаменной армии во главе с Ватманом частям сводного отряда было дано указание продолжить окружение банд, отступавших к границе. Для освобождения от бандитов д. Харьковки из Песчано-Озерки была направлена рота в количестве 63 штыков с 6-ю пулеметами, которая прибыв в с.Успенку, затем двинулась на Харьковку. Часть разгромленной Песчано-Озерской банды (70 чел.) намеревалась через Екатеринославку и Белогорье перейти на китайскую сторону. Другая часть под командой Моисеенко под натиском эскадрона отступила в Варваровку, откуда через Лазаревку и Ново-Александровку пыталась уйти за границу. Выступивший из Успеновки взвод отряда Захарова, с боем занял Белый Яр: 40 бандитов, оставив 5 раненых, на 10 подводах бежали в сторону д.Алексеевки. 25 января упорное сопротивление отряду оказала белобанда в 40 чел. во главе с Гущиным в районе ст.Болдаревка165. Успешно проходила борьба с мятежниками и в последующие дни. 28 января Чешев направил своего уполномоченного в район ст.Белогорска, деревень Казанка и Тарбагатай с целью создания летучего отряда в 200 чел. из местных зажиточных крестьян. В Благовещенском районе, возле сел Троицкое и Белояровское оперировала белобанда в 50 чел. под командованием бандита под кличкой «Наполеон», в Кузьмичевской волости отряд (18 чел.), в Свободненском районе – возле пос. Норский склад банда (10 чел.), в Мазановской волости – отряд (60 чел.). А всего на территории Амурской губернии в конце января 1924 г. действовало 5 белобанд в количестве 338 чел. Не оставляли белоповстанцы своих попыток сорвать мирное хозяйственное строительство в этой губернии и в последующий период. 1 февраля на перегоне Уруша-Олодой на 666 версте они устроили крушение поезда166. Оперативная сводка штаба войск Амурской губернии от 5 февраля известила об окончательном подавлении кулацкого восстания. Так, благодаря своевременно принятым мерам, героизму и самоотверженности бойцов, восстание в течение недели было подавленно. Кулацкие банды не выдерживали столкновения с красноармейскими частями и бежали за границу.
Кулацкие выступления мешали восстановлению разрушенного интервентами и белогвардейцами народного хозяйства Дальнего Востока, отвлекали силы и внимание от партийного и советского строительства, но сколько-нибудь задержать дальнейшее укрепление Советской власти на дальневосточной окраине, не могли. Подошедшими остальными частями экспедиционного отряда Красной Армии восстание к 29 января ликвидировано совершенно, причем захвачены более 700 активных участников его, в том числе и заграничные главари под кличкой «Борец», «Петроград» и другие. В ночь на 23 января белоказачий отряд в 110 человек во главе с «Временным Правительством» в районе села Дим (85 верст юго-восточнее Благовещенска) перешел на китайскую территорию. В «Справке начальника оперативного отдела штаба РККА о борьбе частей 5-й отдельной Краснознаменной Армии и войск ГПУ с бандами в Благовещенском районе» от 29 января 1924г. отмечалось, что части 26 и 2 кавполков, а также 6 стрелкового полка, заняв 24 января ряд селений вдоль китайской границы, между Благовещенском и станцией Инокентьевской (170 верст юго-восточнее Благовещенска), 26 января начали движение на линию Черемховка – Ивановское – Кутилово – станция Завитая – Михайловка – Райчиха (все пункты в 30-80 верстах севернее реки Амур) с целью очистки этого района от оставшихся мелких групп повстанцев. В тоже время отряды 4-го стрелкового полка и частей ГПУ, расположенных вдоль железной дороги между ст. Бочкарево и Завитая, очищали район от бежавших повстанцев с юга. В операциях принимал участие и бронепоезд № 24. Пока за время операций захвачено 500 бандитов и поймано несколько руководителей. В 30 верстах северо-восточнее г.Свободного (бывший Алексеевск), что в 130 верстах севернее Благовещенска) 26 января отряд милиции и советских служащих (25 чел.) имел столкновение с отрядом в 60 человек, бежавшем в северо-восточном и юго-восточном направлениях. Для ликвидации отряда в 40 человек, появившегося в 15 верстах северо-восточнее Бурей (170 верст севернее Благовещенска), 28 января выслан бронепоезд №12 с десантным отрядом 4-го стрелкового полка. В некоторых районах столкновений с повстанцами не было. По данным на 26 января, главные силы повстанцев были разбиты и шли стычки с мелкими, разрозненными шайками, частично разбегавшихся по домам. Принимаются меры по недопущению перехода границы. В последнее время повстанческое движения под влиянием белогвардейцев приняло резко монархический характер: повстанцы носят трехцветные значки, провозглашают лозунги – «бей коммунистов, долой налог». Белоказаками расстреляно 15 сочувствующих Советской власти: председатель Преображенского сельсовета, замучено 7 человек. Более 100 совслужащих взяты в плен. Экспедиционный отряд вполне боеспособен. Не смотря на мятеж на Амуре в Забайкалье активность белоотрядов не проявлялась, а численность проникших из-за границы мелких групп не подтверждалась. Однако на случай развития повстанческого движения в губернии был организован губвоенсовет167.
К 28 января в Зазейском районе большинство белоотрядов было ликвидировано, а главари их вместе со своим «правительством» бежали за границу . Имея это в виду, «Амурская правда» 5 февраля сообщала о том, что на заседании Благовещенского горсовета его председатель Бабенко в докладе «О ходе борьбы с бандитизмом в Зазейском районе» отметил, что повстанческим движением амурских кулаков руководил генерал Сычев и белоофицеры-эмигранты во главе с Маньковым. Повстанцы были разбиты Красной армией. Многие участники арестованы, а 90 видных главарей белогвардейцев успели скрыться на китайской стороне. Для ликвидации мелких групп бандитов достаточно ЧОН и отрядов милиции, которым и поручено это дело». В этом же номере была напечатана оперативная сводка штаба войск Амурской губернии с 15 января по 5 февраля, в которой говорилось о начале 15 января в Благовещенском уезде бандитского мятежа. Оно возглавлялось «Амурским временным правительством» и руководилось из-за границы белогвардейским ген. Сычевым. Объединенными действиями полевых частей и губернскими ЧОН белобанды были разбиты. В ночь на 23 января остатки бандитов и члены «Временного правительства» бежали за реку Амур, где и спаслись на китайской территории, где были интернированы. К 1 февраля мятеж был ликвидирован полностью. Вылавливание мелких банд и отдельных бандитов успешно продолжается. Подтверждением этого стала оперразведсводка штаба ЧОН Амурской губернии от 1 февраля, в которой говорилось, что до 29 января в районе к северу от реки Амур: долины Белогорье, Ивановка, Липовцы, Козьмодемьяновка, Гавриловка, Михайловка, Воскресеновка, Райчиха шла ожесточенная борьба с белобандами и отдельными группами участников крестьянского восстания.
Охрану железнодорожного моста около станции Архара нес прибывший из Благовещенска отряд чоновцев (14 чел.) с легким пулеметом. В эти же дни произошла передислокация войск: бронепоезд №24 прибыл в Екатеринославку со станции Средне-Белая, бронепоезд №12 высадил десант на станции Бурея, эскадрон 26 кавполка с 2 тяжелыми и 2 легкими пулеметами выступил из Благовещенска на Екатеринославку с целью очищения района: Благовещенский уезд-Екатеринославка-Белогорье. Это было сделано вовремя, ибо вскоре стало известно, что 27 января банда, выдававшая себя за анархистов, ночью окружила поселок Казанка и арестовала сельсовет, после чего направилась в с.Манжурку, захватив с собой председателя сельсовета, дела и печать. 29 января поступило сообщение ГПУ о том, что в районе Черняево-Джалинда на китайской стороне появился белоотряд в 350-400 сабель, имевший намерение перейти на русскую территорию. В 30 верстах ниже д.Иннокентьевской в китайском городке остановился на постой казачий отряд, который также готовился к переходу границы169.
Как только части Красной Армии вступили для решительной борьбы с белоповстанцами, все прибывшие из-за границы бандиты, а с ними и «Временное правительство» бежали, ни разу не попробовав даже вступить в серьезный бой с рабоче-крестьянскими войсками. Это указывает на истинную сущность целей, которые преследовали бандиты: грабежи населения, разрушение народного достояния и убийство мирных крестьян, казаков и советских работников, но не военные действия с регулярными частями Красной армии. «С бегством главарей восстание можно считать ликвидированным, отмечал в приказе от 29 января командующий 5-й отдельной Краснознаменной армии А.И.Седякин,– В целях того, чтобы во время дальнейшей чистки района восстания не пострадало трудовое крестьянство и казачество, приказываю: «Имея ввиду клевету бандитов на Красную Армию, каждому красноармейцу быть особенно внимательным к местному населению, не допускать произвола по отношению к его имуществу и всякой другой обиды, а наоборот всячески помогать укреплению Советской власти на местах и неустанно разъяснять, что только советская рабоче-крестьянская власть и Красная Армия способны обеспечить мирную жизнь крестьян и казаков и дальнейшее укрепление разрушенного белыми бандитами народного хозяйства»170.
В разведоперсводке № 4 2-й группы КРО ПП ОГПУ ДВО от 13 февраля 1924 г. говорилось о том, что бандитское движение все больше принимало характер неорганизованных случайных налетов, а менее активные бандиты по одиночке возвращались домой. Настроение крестьянства менялось в сторону Советской власти, влияние кулачества падало171. Несмотря на трудные климатические условия: сильный мороз, глубокий снег, частые вьюги части Красной Армии продвигались в северном направлении, очищая от банд районы Благовещенска, Свободного, Белогорска, Поярково и Завитинска. Отряд Захарова, выставленный заслоном вдоль железной дороги Екатеринославка – Завитинск не давал возможности, разбегавшимся бандитам, уходить на север. Одновременно им были ликвидированы 3 бандитские шайки, появившиеся в этом районе. Многие главари, известные своими зверствами были арестованы. Всего отрядом выловлено более 170 активных бандитов и их пособников. Бойцами 26 кавполка арестовано 23 бандита в районах Новотроицкое, Золотоножки и Верхне-Полтавки. Отрядом Чернова арестовано 242 бандита в районах Жариково, Граждановка и Высокая. В Верхне-Уртуе (10-12 верст юго-восточнее Гильчина) во время ареста главаря бандитов Саяпина, последний пытался ударить ножом бойца, в результате чего был убит на месте. Всего отрядом к концу января арестовано 295 активных бандитов и их пособников. 29 января в районе Екатеринославки появилась банда 70 чел. с флагом «долой коммунистов, долой налог». Для ее ликвидации были высланы отряды: Соловьева (50 сабель с 4 пулеметами) и отряд Рыкова (25 штыков). Не выдержав натиска, бросив убитых и раненых, разбившись на две группы бандиты бежали. Первая – в направлении д. Михайловки, вторая в с. Мазаново. В помощь отряду для преследования и окончательного разгрома банды из г. Свободного было выслано подкрепление. 30 января командир 5-го Амурского полка арестовал 4 бандита, один при попытке скрыться – убит. Взято: 5 винтовок, 2 нагана, 63 патрона, 6 седел. В Тамбовке при попытке бежать убито 17 бандитов, арестовано 50 – членов Сычевской организации, из них в Благовещенске – 27., Белогорске – 13, Свободном – 2, Верхне-Благовещенске – 8. В этот день отряд Рыкова, преследуя банду (30 чел.) настиг ее в с. Верном (60 верст южнее Мазаново). Разбившись на группки, мятежники разбежались по отдаленным заимкам. В районе Мазаново-Тарбагатай активное действие вели 2 банды (60 чел.), в остальных районах выступлений не наблюдалось. Для ликвидации двух вышеупомянутых банд был направлен отряд ЧОН и милиции. Активную помощь в вылавливании разбежавшихся бандитов ему оказывали крестьяне этих сел. В это же время в районе д. Кулусутай-Куликовка (20 верст к северу от Бурей) появились две банды, организованных прибывшим офицером с китайской территории. Против них был направлен отряд 2-го Красногусарского полка. Поддавшаяся на провокацию часть крестьян в течение нескольких дней поняла суть кулацко-белогвардейских замыслов и начала уходить от мятежников, а кое-где с оружием выступили против них. На своей «собственной шкуре» они поняли, что хотя и недовольны требованиями и разнарядкой Советской власти об уплате налога, все же здесь больше порядка, чем сплошной грабеж белоказацкого «Временного правительства». А, например, когда на территории Поярковской волости появились отряды мятежников, крестьяне встретили их вилами, косами, топорами и те вынуждены были спасаться бегством.
Вплоть до 31 января в Благовещенском районе продолжалось очищение сел от белоповстанцев. Эскадрон 2-го кавполка 30 января был направлен в Куликовку, бронепоезд №12 прибыл на станцию Средне-Белая. Охрана поездов на участке Ушумун-Лондоко была поручена отрядам ЧОН. Благодаря решительным действиям к 31 января районы к северу от реки Амур: Белогорье, Ивановка, Липовцы, Козьмодемьяновка, Гавриловка, Михайловка, Воскресеновка и Райчиха были очищены от бандитов. В январе, находящимися в этом районе воинскими частями, отрядами ГПУ, ЧОН и милицией в боях убито – 45, ранено – 14, выловлено и взято в плен 600 бандитов, изъято винтовок – 600, бердан – 145, револьверов – 7 и 1850 патрон. В очищенных от повстанцев селах органы ГПУ взяли на учет тех, кто ушел с бандитами: их насчитывалось 196 чел. В Тамбовке сводным отрядом арестовано до 300 бандитов и пособников, в числе их белоофицер из Сахалина Болотин, начальник Жариковского отряда Шоро, секретарь «правительства» Аистов 72. По словам местных жителей на китайской стороне против села Разноденцы скрывалось более 200 мятежников. В ходе оперативных действий 3 февраля были арестованы участники мятежа в селах: Максимовке – 9, Димское – 3, Ново-Георгиевке – 6, Куриловке – 6, Песчано-Озерке – 43, Преображеновке – 9 чел. По сведениям жителей банда Наполеона в 50 чел. скрылась в районе Белоярковское-Троицкое (25 верст северо-восточнее Екатеринославки)173. К 1 февраля основная белоповстанческая группировка, за исключением мелких шаек в 8-10 человек, которые вылавливались чоновцами и милицией при поддержке крестьян, была ликвидирована. Подводя итоги этой борьбы, секретарь Благовещенского укома партии С.Л.Жуканов в письме в секретариат ЦК РКП(б) 4 марта писал: «Ликвидация бандитизма показала крестьянам, что Советская власть сильна, решительна и шутить не любит с теми, кто с оружием в руках восстал против нее» . Оперативная сводка штаба войск Амурской губернии от 5 февраля известила об окончательном подавлении кулацкого восстания1/3.Так, благодаря своевременно принятым мерам, героизму и самоотверженности бойцов, восстание в течение недели было подавленно. Кулацкие банды не выдерживали столкновения с красноармейскими частями и бежали за границу. В оперсводке ЧОН Амурской губернии от 5 февраля сообщалось о том, что 1 февраля бронепоезд № 24 со станции Екатеринославки отбыл на ремонт в Бочкарево. В этот же день в Чуевке были арестованы 12, а в Казанке и Манжурке-20 повстанцев. 2 февраля отряд 4-го Волочаевского полка отбыл со станции Екатеринославка в Хабаровск, в этот же день 5-й Амурский полк произвел вьпрузку в Благовещенске, а один взвод из его состава тут же был направлен в Приморье для борьбы с бандой (25 чел.) в с. Щербаковка (50 верст юго-западнее бухты Ольга). До его приезда местными партийными и советскими органами было решено срочно приступить к формированию отряда ЧОН, а 3-му истребительному отряду указано продолжить наступление на с.Анучино. Для усиления охраны погранполосы близ села Духовское(20 верст северо-восточнее Гродеково) был выдвинут кавотряд ГПУ (124 чел.). А другой взвод 5-го Амурского полка из Благовещенска был направлен в район Гродеково-Николаевское (23 версты юго-восточнее Благовещенска) для ликвидации банды, нападавшей на транспорты с собранным продналогом. По данным войсковой разведки и чоновцев здесь оперировала шайка бандитов вместе с китайцами. У военком Свободненского уезда сообщал о появлении банды в 50 чел. в 40 верстах южнее г. Свободного. 4 февраля 26-й и 2-й кавполки двигались по линии Москвитино (25 верст южнее г. Свободного) – Лебяжье, Бочкарево-Павловское-Тарбогатай-Придорожное. Активные боевые действия по ликвидации бандитского движения в губернии с 18 января по 26 февраля, в результате которых было захвачено много пленных и оружия, провели отряды 2-го мотострелкового полка внутренней охраны ОГПУ ДВ176. Так, благодаря своевременно принятым мерам, героизму и самоотверженности бойцов, восстание в течение недели было подавленно.
Таким образом, полным провалом закончилась одна из наиболее крупных попыток кулачества дать бой Советам на Дальнем Востоке. Твердость, проявленная Советской властью при подавлении мятежа, показала кулачеству, что их ставка на вооруженную борьбу с Советской властью полностью провалилась. Кулацкие выступления мешали восстановлению разрушенного интервентами и белогвардейцами народного хозяйства Дальнего Востока, отвлекали силы и внимание от партийного и советского строительства, но сколько-нибудь задержать дальнейшее укрепление Советской власти на дальневосточной окраине, не могли. Надежды заграничной белогвардейщины и их иностранных хозяев на развязывание длительной вооруженной борьбы с Советской властью в Амурской губернии, попытка сорвать укрепление Советов на Дальнем Востоке полностью сорвалась. Всего же за время всей операции потери бандитов составили: убито —167, ранено – 107, взято в плен – 1008 чел. В качестве трофеев захвачено большое количество разного рода оружия и пулеметов, в частности, винтовок – 21, лошадей 10, один пулемет. Изъято оружие: винтовок – 8, бердан – 78, охотничьих ружей – 142177. Многие офицеры и организаторы кулацких банд были пойманы и понесли заслуженное наказание. Всего за время подавления восстания общие потери белобанд составили: 300 – убитыми и расстрелянными, пленных до 1200 человек178.
Потери со стороны Красной Армии: по данным комвойсками воинские части в ходе боевых операций понесли потери: убито – 5, ранено – 8, обмороженно – 93, из них 87 тяжело, пропали без вести – 2, пленных – 1, интернировано китайскими пограничниками – 11 чел. Кроме разгрома мятежа за 11 месяцев 1923-1924 гг. (по сентябрь включительно) погранохраной задержано 5450 нарушителей границы и отобрано контрабанды на сумму 331042 руб.179.
В «Приказе войскам 5-й отдельной Краснознаменной армии в связи с успешным разгромом белобандитизма в районах Дальнего Востока» от 6 февраля 1924 г. отмечалось, что «при первом же натиске частей 5-го Амурского стрелкового полка все главари бежали за границу, оставив одураченное им кулацкое население. Подошедшими остальными частями экспедиционного отряда армии восстание к 29 января ликвидировано совершенно, причем захвачено более 700 активных его участников, в том числе заграничные главари под кличками «Борец», «Петроград» и др. Несмотря на чрезвычайные трудности операции, в наших частях, действовавших против белобандитов, не было ни единого случая нарушения дисциплины, ни одной жалобы на красноармейцев от местного населения. Политработа в частях не прекращалась ни на минуту, даже в самых затруднительных условиях. Частями проведена громадная политработа среди местного населения по разъяснению советского строительства, истинных намерений бандитизма и прочее. Белогвардейские шайки не встретили поддержки широких масс населения, за исключением некоторых групп кулачества. Бандиты обнаружили свои истинные монархические намерения и лживость провозглашенных ими демократических лозунгов. «За энергичную деятельность по подавлению восстания объявлялась благодарность всем красноармейцам, командирам, комиссарам и политработникам всех частей армии, ГПУ и ЧОН, принимавших участие в борьбе против банд». Приказ, подписанный командующим 5-й отдельной Краснознаменной армией И.П.Уборевичем, врид. начштаба Глаголевым и военным комиссаром Розановым был зачитан во всех ротах, эскадронах, батареях и командах армии180. В приказе войскам ОГПУ от 27 мая 1924 г. зам. председателя ОГПУ отмечал, что «в середине января 1924 г. перешедшие через границу белоказачьи банды подняли восстание на территории Амурской губернии. К ним быстро примкнули кулаки и привилегированное при царской власти казачество. Из восставшего казачества и кулачества было составлено т.н. «Амурское правительство». Ликвидация восстания потребовала объединения сил Красной Армии и войск ОГПУ. Большинство повстанцев после упорного сопротивления было взято в плен, а оставшиеся вынуждены были скрыться за границу. В обстановке сильнейших морозов, длинных и быстрых переходов с непрерывными боями особенно отличился своею выносливостью, выдержанностью и спайкой 49-й отдельный дивизион войск ОГПУ. Отмечая его заслуги, объявляю благодарность личному составу 49-го дивизиона за успешные действия по ликвидации восстания белобандитов в Амурской губернии». Приказ прочитать во всех отрядах, полках, дивизионах, ротах и командах»181. Красноармейцы, командный и политический состав дивизиона, получив от лица службы благодарность, еще с большим рвением и настойчивостью выполнял боевую задачу по очищению губернии от появлявшихся белоотрядов. Если и можно сегодня в чем-то упрекнуть чекистов, то в первую очередь в том, что они не смогли предотвратить этот мятеж. Тогда жертв было бы несравненно меньше. Кстати, в марте того же 1924 г. другое восстание казаков Верхнего Амура было вовремя предотвращено182.
Таким образом, полным провалом закончилась одна из наиболее крупных попыток кулачества и казачества дать бой Советам на Дальнем Востоке. Твердость, проявленная Советской властью при подавлении мятежа, показала им, что их ставка на вооруженную борьбу с Советской властью полностью провалилась. Военный комиссар полевых войск Амурской губернии Хрусталев в статье «Ликвидация бандитизма» отмечал, что «своим участием в мятеже казачество Благовещенского уезда опозорило себя перед честным казачеством Дона, Кубани, Урала, Оренбурга и Запорожья»183.
Белоповстанческие мятежи и диверсии мешали восстановлению разрушенного интервентами и белогвардейцами народного хозяйства Дальнего Востока, отвлекали силы и внимание от партийного и советского строительства, но сколько-нибудь задержать дальнейшее укрепление Советской власти на дальневосточной окраине, не могли. В выступлении на VII Амурской губернской конференции РКП(б) 28 февраля-4 марта 1925 г. Я.Б.Гамарник отмечал, что после ликвидации крупного бандитского движения в 1924 г. в Забайкалье, Приморье и Амурской губернии «в настоящее время внутриполитическое состояние можно охарактеризовать вполне устойчивым, так как в наличии мы не имеем сколько-нибудь серьезных бандитских шаек, имеющих политическую подоплеку»184.



 
 

Самое популярное

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru