Home Журнал «Солдат удачи» Солдат удачи №005 ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ВОЙНА НА ДЕМАРКАЦИОННОЙ ЛИНИИ

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ВОЙНА НА ДЕМАРКАЦИОННОЙ ЛИНИИ PDF Печать E-mail
Автор: Гари Блумфилд   
20.04.2011 12:15

Политический театр абсурда в северокорейском исполнении

Фото Министерства обороны США

Угрозы и позерство, бряцание оружием и политические маневры на Корейском полуострове вокруг сохранения американскими войсками ядерного оружия, призрак создания ядерного оружия в Северной Корее — во всем этом, по сути, нет ничего нового. Со времени установления «мира» в Корее стремление достичь превосходства — военного, политического или психологического — никогда не прекращалось.

Географическим центром этой напряженности является Панмунчжон, не большая корейская деревенька, где сошлись лицом к лицу два противника на границе между коммунизмом и свободой.



Здание для конференций, ставшее местом сотен переговоров по установлению перемирия после прекращения огня, которое послужило сигналом окончания корейской войны в 1953 году, расположено точно на делящей его пополам демаркационной линии между Северной и Южной Кореей.

Происходящее в этом здании служит материалом для первых полос газет, но тем не менее большую часть работы конференций журналисты-очевидцы связывают с незаметными для посторонних пустяками, когда каждая из сторон пытается уесть другую сторону в мелочах.

В присутствии журналистов, аккредитованных в Панмунчжоне от каждого международного агентства новостей, как для делегации Северной Кореи, так и для делегации ООН. как правило, возглавляемой представителем американского руководства, очень важно подчеркнуть собственное миролюбие. И, соответственно, каждая сторона должна изображать другую как поджигателя войны. Все это выглядит подчас удивительно по-детски.

Например, флаг — он повсюду флаг, но только не в Панмунчжоне.

На переговорах было решено установить два флажка — один северо-корейский и один Организации Объединенных Наций — с каждой стороны стола переговоров.

Но что-то изменило простоту этих двух флажков, и вдруг они стали расти в размерах и росте.

Увидев в выпуске новостей фоторепортаж о ходе работы конференции и тщательно измерив флажок ООН, северокорейские делегаты заметили, что тот чуть-чуть выше их собственного флага. Тогда между заседаниями конференции они увеличили высоту подставки своего флага на один дюйм. В результате их флаг оказался выше, и они вернули себе превосходство.

Заметив разницу, американцы тут же последовали их примеру, увеличив высоту своей подставки под флаг на один дюйм. Из-за того, что флаг ООН был выше с самого начала, он снова «перерос» своего коммунистического собрата.

Северокорейцы не унялись в стремлении сохранить свое превосходство — и снова нарастили подставку. Многослойные подставки под флажки становились все выше и выше — до тех пор, пока в конце концов делегатам не стало ясно, что творится что-то несуразное. Тогда обе стороны согласились «прекратить огонь». Оба флажка должны быть абсолютно одинаковой высоты. Не больше. Не меньше.


Оба флажка были тщательно измерены и подогнаны друг к другу представителями обеих сторон. Так, после 20 лет переговоров и споров, обе стороны пришли к согласию хоть в чем-то, даже если это не более чем высота флажков, установленных на столе переговоров.

Но это соглашение продержалось недолго. На следующий день северокорейский флаг снова стал немного выше, чем флаг ООН. Для того, чтобы поднять его на несколько миллиметров, они подложили под основание полставки кусочек войлока, который трудно было обнаружить. Снова их флаг стал «доминирующим».

Устав от мелочной игры, делегация ООН не стала утруждать себя поиском ответного хода по увеличению высоты своего флага или регистрацией нарушения соглашения, которое было достигнуто накануне.

Северокорейцы ликовали, а журналистский корпус получил материал для упражнений в остроумии.

В первые годы после окончания войны в Корее многие заседания на переговорах по перемирию длились часами — марафонские заседания с утра до ночи без перерыва. Животы урчали с голоду, а мочевые пузыри были готовы лопнуть от переполнения.

«Завяжите член узлом, если угодно, потому что вы будете сидеть там и терпеть со всеми остальными!» — предупреждал своих один из делегатов ООН перед длительным оседанием.

В поисках облегчения без прекращения заседаний многие делегаты с обеих сторон носили в брюках пластиковые бутылки или резиновые грелки, которые оказывались полными к концу дня.

Однако в какой-то момент в ходе переговоров было достигнуто соглашение, на основании которого через каждые три часа разрешалось делать 20-минутный перерыв. Таким образом, в Панмунчжоне было принято еще одно «историческое решение».

Бутылки и трубки были немедленно выброшены в помойку, хотя возможно следовало бы их сохранить и выставить где-нибудь в музее. В конце концов, они сыграли важную роль на ранних этапах конференций, на которых были установлены нормативные акты для сегодняшних переговоров между Северной и Южной Кореей.

Подполковник Гейлон Джонсон, командир сил ООН в Панмунчжоне в июле 1975 года, приводил уйму примеров северокорейских проделок в «деревне перемирия».

Один из самых смешных случаев уже стал легендой, и сегодня даже туристы, прибывающие сюда, знают в деталях, почему на совместных встречах используются металлические стулья вместо деревянных.

«Как известно, — вспоминает Джонсон, — американцы немного выше ростом, чем корейцы. Поэтому, когда обе стороны впервые сели вместе за стол переговоров, то оказалось, что северокорейцы смотрят на нас снизу вверх через стол».

Им это не понравилось, особенно после репортажа в прессе о том, что американцы выглядят внушительнее на заседаниях. Фотографии подтвердили это заявление.

«В следующий раз, — продолжает Джонсон, — когда мы сели, то почувствовали что-то странное. Оказалось, что мы смотрим на северокорейцев снизу вверх. Они обпилили ножки наших стульев!»

Другая проделка северокорейцев заключалась в том, что они покрасили крыши всех своих зданий в Панмунчжоне в цвет, привлекающий почтовых голубей. И, конечно, коммунисты обратили внимание прессы на этот факт, заявив с некоторой иронией, что, мол, даже «птицы мира» достаточно сообразительны, чтобы держаться подальше от американских поджигателей войны.

Американцам потребовалось несколько месяцев, чтобы расшифровать проделку с голубями, но стоило им покрасить свои крыши в такой же цвет, как у северокорейцев, «птицы мира» больше не отдавали предпочтение какой-либо конкретной стороне. Они стали нейтральными наблюдателями.

А после стратегической победы над настольными флажками в зале заседаний, северокорейцы вознамерились покорить больший, более заметный объект — флаг ООН, который развевался на установленной высоте над Деревней Свободы к югу от Панмунчжона.

На границе у Деревни Пропаганды коммунисты подняли на флагшток, возвышающийся несколько выше, свой флаг, который был несколько больше. И снова началась битва, и флаги полезли вверх.

Вскоре в Панмунчжоне два металлических сооружения удерживали огромные полотнища флагов, которые пронизывали низкорасположенные облака и были видны за несколько миль.

Предприняв отчаянный шаг в стремлении показать всему миру, что даже сторожевые собаки к югу от демилитаризованной зоны тоскуют по северному раю, коммунисты использовали сук с течкой, чтобы переманивать к себе собак ООН.

В машины ООН забрасывали ядовитых змей, засоряли грязью топливные баки. Выходки коммунистических уличных хулиганов, такие как прокалывание шин, захламление подъездных дорог вокруг Панмунчжона битым стеклом и металлоломом, были обычным делом в деревне перемирия.

Посторонним все это казалось смешным и нелепым, но американские солдаты, которые жили и работали там, смотрели на это несколько по-другому.

«Они направляли каждого осла из Северной Кореи сюда для того, чтобы плевать на наши ботинки», — заявил один американский военный полицейский в совместно контролируемой демилитаризованной зоне.

«Это просто совершенно невероятно, чтобы взрослые люди вели себя так! Некоторые из них являются офицерами, а то, что они делают, соответствует уровню поведения учеников младших классов школы», — жаловался другой молодой американский сол дат из состава сил охраны делегации ООН в Панмунчжоне.

То, на что они обращали внимание, касалось словесных оскорблений со стороны северокорейцев, которые иногда доходили до того, что кидались камнями. В Руководстве для рядового состава Северной Кореи нормой поведения считались даже плевки, укусы и пинки.

«Нам было велено не предпринимать ответных мер, но иногда, поскольку они поступали как маленькие дети, мне хотелось уложить одного из них к себе на колени, хорошенько отшлепать и поставить его в угол», — сказал один военный полицейский.

Другой солдат был более осторожен: «Когда мы должны идти туда каждый день и мириться со всем этим, это становится ошеломляющей войной Нервов. Мы никогда не можем позволить себе расслабиться, даже ни на одну минуту потому, что в прошлом северо-корейские головорезы убили американцев в Панмунчжоне».

 
 

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru