Home Журнал «Солдат удачи» Солдат удачи №010 Прийти первыми, уйти последними

Прийти первыми, уйти последними PDF Печать E-mail
Автор: Дейл Б. Купер   
26.06.2011 10:00

Заинтересованность и вовлеченность США в делах Сомали быстро угасли после того, как 3—4 октября 1993 года в ожесточенных вооруженных стычках на улицах Могадишо погибли 18 американских военнослужащих, в числе которых были «зеленые береты», рейнджеры и члены экипажей вертолетов «Блэк Хок». Президент США, уступая давлению конгресса, приказал всем американским военнослужащим покинуть Сомали не позднее 31 марта 1994 года.

Уход американцев из Сомали по степени проявленного к этому событию интереса средств массовой информации резко контрастировал с высадкой первых морских пехотинцев США в Сомали в 1992 году, репортажи о которой удостоились лучшего эфирного времени телевизионного вещания. Высаживаясь в Сомали, американцы заявляли, что пришли, чтобы «вернуть надежду» этой восточноафриканской стране. К тому времени, когда последние морские пехотинцы США покидали Сомали, никого уже не волновало возвращение надежды. Но Соединенные Штаты Америки все же сохранили свое присутствие в Сомали, оставив там Миссию связи. Задача охраны дипломатического персонала Миссии связи в Сомали была возложена на отборное подразделение морской пехоты США — антитеррористическую группу ФАСТ (FAST — Fleet Antiterrorism Security Group).

Антитеррористическая группа морской пехоты США ФАСТ вполне соответствует своему английскому акрониму ( FAST в переводе с английского означает «быстрый»): это подразделение быстрого реагирования, предназначенное для обеспечения внутренней безопасности и имеющее легкое вооружение (5,56-мм автоматические винтовки М16А2, 40-мм ручные противотанковые гранатометы М203, 9-мм пистолеты-пулеметы МР5, 5.56-мм карабины М16А2 М4, 5,56-мм ручные пулеметы М249, ружья 12-го калибра и 9-мм пистолеты М9). Поскольку в Сомали к задачам антитеррористической группы ФАСТ добавилось сопровождение автомобильных конвоев, их дополнительно вооружили более тяжелым оружием (40-мм автоматическими гранатометами Мк.19, мод. 3, 12,7-мм тяжелыми пулеметами Браунинг М2, 7,62-мм универсальными пулеметами М60, 84-мм ручными противотанковыми гранатометами одноразового действия АТ4 шведского производства, 66-мм ручными противотанковыми гранатометами одноразового действия LAW, удлиненными зарядами разминирования типа «бангалорская торпеда», ручными фанатами и подрывными зарядами С4). Гранат было великое множество, а подрывных зарядов хватило бы на то, чтобы сравнять Могадишо с землей.

Автоматические гранатометы Мк. 19, мод. 3 и тяжелые пулеметы Браунинг М2 были установлены на использовавшихся антитеррористической группой ФАСТ легкобронированных автомобилях повышенной проходимости «Хаммер», что давало подразделению устрашающую мобильную огневую мощь. Экипаж каждого автомобиля «Хаммер» состоял из 5 человек. Водитель был вооружен пистолетом-пулеметом М5; командир машины и два размещавшихся позади него бортовых стрелка были вооружены карабинами MI6A2 М4, а между коленями у них было по паре гранатометов АТ4; в люке крыши размещался пятый член экипажа, перед которым был установлен либо автоматический гранатомет Мк.19, мод. 3, либо тяжелый пулемет Браунинг М2, а под рукой у него находилось ружье 12-го калибра на случай, если придется стрелять в упор. Все члены экипажа имели также пистолеты. Каждый носил в своем разгрузочном бронежилете максимальный запас патронов. Кроме того, еще 30 снаряженных магазинов и множество фанат лежали в ящиках внутри машины. Поскольку у сомалийцев не было противогазов, в каждой машине было по паре ящиков с фанатами с газом CS.

Конвой антитеррористической фуппы ФАСТ в Сомали в типовом случае включал четыре «Хаммера». На головной и замыкающей машинах были установлены автоматические гранатометы Мк.19, мод. 3. Следом за головной шла машина с пулеметом М60 в башенке. Перед замыкающей шла машина с тяжелым пулеметом Браунинг М2. На замыкающем автомобиле «Хаммер» задняя стенка кабины была снята, в заднем отсеке было установлено сиденье, развернутое назад. Там размешался стрелок с винтовкой М16А2 и гранатометом М203. Когда конвой несся по улицам Могадишо со скоростью 45 миль (72 км) в час, этот стрелок прикрывал хвост.

Один из эпизодов боевых действий подразделения ФАСТ

Штаб-сержанту Мильтону Хардину не довелось воевать в Персидском заливе, но он получил свою долю войны, находясь в Сомали. Как-то раз Хардин был назначен командиром конвоя, который должен был сопровождать американских дипломатов, ехавших на встречу с людьми военного министра Сомали Мохамеда Айдида. Хардин по назначению повел свой конвой, состоявший из трех автомобилей «Хаммер» и двух лимузинов «Сабербан», через кольцевую развязку К-4, один из важных транспортных узлов Могадишо. Там конвой напоролся на засаду. Все началось, когда морские пехотинцы США заметили двух сомалийцев с оружием, которые заняли огневые позиции слева от дороги, позади дерева. В этот момент конвой был внезапно обстрелян из окна верхнего этажа здания, которое находилось в тылу.

«Младший капрал Ч. Р. Гамильтон, сидевший в заднем отсеке замыкающей машины, выстрелом сразил того, кто стрелял из окна, а мой пулеметчик, младший капрал М. Д. Шнельсон, развернув 12,7-мм пулемет, разделался с двумя стрелками, которые угрожали нам слева, — пересказывал впоследствии подробности этого быстротечного огневого боя и свои инстинктивные реакции Хардин. — Когда мы втянулись в кольцо, по нам открыли огонь справа».

Пока шел бой, из деревянной будки выскочили солдаты милиционного формирования Сомалийского национального альянса и попытались блокировать путь отхода конвоя. «Было что-то вроде цепной реакции, — говорил потом Хардин, — так как после начала стрельбы каждый сомалиец с оружием, по-видимому, решил, что должен застрелить одного-другого американца».

По конвою открыли огонь из двух пулеметов, которые были установлены на двух автомобилях «Исузу», стоявших на примыкающих к кольцевой развязке улицах Виа Москоу и Виа Ленин. Но очередь из пулемета Браунинг М2 разрезала их, как сосиски. Когда с правой стороны конвоя на кольцо выскочила, стреляя на ходу из прижатых к бокам автоматов АКМ, группа сомалийских стрелков, младший капрал Д. Кралинг положил их всех очередью из автоматического гранатомета: одним нажатием на спусковой механизм он послал в середину группы 22 осколочно-фугасные гранаты.

Все это происходило, когда на кольцевой развязке было полно народа. Был месяц рамадан — священный месяц поста в исламском мире, — и саудовские солдаты из состава сил ООН по поддержанию мира раздавали финики мужчинам, женщинам и детям. Когда началась стрельба, на кольце находились сотни людей. Хардин опустил ветровое стекло своего головного автомобиля и сделал три выстрела в воздух, пытаясь рассеять толпу, которая мешала конвою выбраться из зоны обстрела.

Примерно в это время на кольце раздался мощный взрыв. До сего дня никто не знает, что же там взорвалось. Быть может, фаната ручного противотанкового гранатомета РПГ, прилетевшая с крыши одного из близлежащих домов и не попавшая в цель. Впоследствии командир объединенной тактической группы ВМС США в ходе опроса участников этого боя подтвердил, что на крышах домов вокруг кольцевой развязки были гранатометчики.

Находившиеся под командованием Хардина 23 морских пехотинца и санитар из военно-морского госпиталя США исполнили упражнение «Отрыв от противника под огнем», пробивая себе дорогу через зону обстрела. На протяжении более 300 м конвой с боем продвигался вперед, поддерживая постоянную скорость движения. Лишь выбравшись из опасной зоны, конвой увеличил скорость, все еще продолжая вести огонь на подавление в сторону тыла. Вскоре конвой оказался среди своих, в районе аэропорта Могадишо, который контролируется американскими войсками из состава сил ООН.

Были выдвинуты три версии инцидента со стрельбой на кольцевой развязке К-4. Заместитель начальника Миссии связи США Стив Макильвани сказал: «Морских пехотинцев спровоцировали снайперы. Я бы не стал употреблять слово «засада»... но это безусловно было нападение». Командир располагавшейся неподалеку от места происшествия бангладешской части из состава сил ООН майор К. Г. Хаайдер сказал: «Морские пехотинцы США вели беспорядочный огонь по толпе». А сомалиец Мумифик заявил корреспонденту газеты «Лос-Анджелес таймс»: «Они (американские морские пехотинцы) открыли огонь прежде, чем добрались до толпы людей... по американцам никто не стрелял». Но журналисты, которые проживали в гостинице вблизи места происшествия, где останавливался и я, заявили мне, что слышали один или два одиночных выстрела до того, как морские пехотинцы США открыли ответный огонь.

В отличие от обычного пехотного подразделения, которое в аналогичной ситуации стало бы поливать огнем все кольцо, пока выбиралось из западни, морские пехотинцы из антитеррористической группы ФАСТ во главе с Хардином проявили исключительную выдержку и самообладание, ведя огонь только по целям, представлявшим для них угрозу. В тот день было сделано всего I38 выстрелов — не так уж много, принимая плотность огня противника. Но ответный огонь морских пехотинцев США был исключительно точным. По оценке Хардина, его конвой обстреливали по меньшей мере 11 сомалийцев, «но они были уничтожены». Согласно донесениям разведки, в ходе этого боя было убито по меньшей мере девять и ранено 30—40 сомалийцев. Опрошенные позднее командиром объединенной тактической группы ВМС США сомалийцы говорили, что это была самая устрашающая демонстрация дисциплинированного огня, которую им когда-либо приходилось видеть.

Автомобиль Хардина не получил попаданий. Но в один из «Хаммеров» его конвоя попали три пули из стрелкового оружия, когда этот автомобиль прикрыл собой с наиболее опасной левой стороны один из лимузинов «Сабербан», в котором ехали высокопоставленные американские чиновники. Ни одна из пуль не пробила бронированную обшивку «Хаммера». «Слава Богу, что пуля патрона калибра 7,62 х 39 мм к автомату Калашникова не обладает такой же бронепробиваемостью, как наша 5,56-мм пуля», — сказал Хардин. Он пояснил, что находившиеся в хвосте конвоя стрелки имели возможность сделать из сомалийских автомобилей «швейцарский сыр», стреляя по ним бронебойными пулями из карабинов M16A2 М4. Стандартный патрон НАТО с расстояния 90 м пробивает броневой лист толщиной 6,5 мм. Патрон автомата Калашникова не обладает такой способностью.

Силой на силу

«Мы избежали верной смерти потому, что не растерялись, — сказал Хардин, — даже несмотря на то, что противник превосходил нас в численности и имел больше единиц оружия». Фактически рота морской пехоты США, выделенная в состав антитеррористической группы ФАСТ, за весь 18-месячный период пребывания в Сомали не потеряла ни одного человека и не допустила потерь среди дипломатического персонала, который она охраняла, а это — немалый успех, если принять во внимание враждебное окружение, в котором действовали морские пехотинцы.

«Я полагаю, причиной успеха является то, что мы действовали очень напористо,» — сказал командир 2-го взвода капитан Дач Бертхольф (его взвод покинул Могадишо последним). Как и другие взводные командиры, Бертхольф был полон решимости доставить своих людей домой целыми и невредимыми. «Они (сомалийцы) знали, что мы не собираемся с ними шутить, — сказал Бертхольф, — и всякий раз, когда они видели «большую пушку» (так они прозвали наш автоматический гранатомет), они знали, что мы умеем ею пользоваться и можем убить множество сомалийцев, если они дадут нам повод открыть огонь».

Еще до прибытия 2-го взвода морской пехоты США в Сомали один из американских солдат послал три гранаты из гранатомета Мк. 19 мод. 3 в грудь сомалийца. Гранаты не взорвались, так как взрыватель рассчитан на постановку на боевой взвод после того, как граната пролетит примерно 25 м. Этот человек находился слишком близко от стрелявшего, но тем не менее результат был впечатляющим: в его теле были сделаны три зияющих отверстия.

Сомалийцы уважают силу, и когда они понимают, что против них будет применена сила, то обычно оставляют вас в покое. Именно поэтому у египетских и пакистанских солдат из сил ООН по поддержанию мира были проблемы. Эти солдаты вели себя слишком пассивно и стали легкой добычей для сомалийских стрелков.

Рота морской пехоты США, выделенная в состав антитеррористической группы ФАСТ, усвоила этот урок вскоре после того, как на смену 6-му взводу пришел 5-й взвод. Два из имевшихся в распоряжении капитана Скотта Кэмпбслла автомобиля попали в засаду, организованную солдатами из милиционного формирования Сомалийского национального альянса на пользовавшийся дурной славой дороге 21 Октября. Сомалийцы открыли огонь из автоматов АКМ по двум автомобилям «Тойота Лэндкрузер», изрешетив пулями второй из них и пробив покрышки передних колес.

Водитель, капрал Кристофер Е. Дэвис, не колебался. Он вдавил педаль газа в пол и со скоростью 130 км в час проскочил опасную зону на ободах. «Если бы он проявил нерешительность, то стал бы мертвецом, как и его пассажиры... парочка чиновников из Госдепартамента США», — сказал майор Паулович, припомнивший еще один инцидент, в котором водитель из состава сил ООН по поддержанию мира нажал на тормоза, из-за чего следовавший за ним другой автомобиль конвоя был вынужден резко затормозить в зоне обстрела. Сомалийцы набросились на них как львы на раненое животное, убив четырех малазийцев и ранив нескольких новозеландцев.

На следующий день другой конвой антитеррористической группы ФАСТ в составе двух автомобилей попал в засаду около заполненного народом рынка Медина, на дороге Джалле Сиад Роуд. В этот раз сомалийцы открыли огонь из ручных противотанковых гранатометов РПГ и стрелкового оружия, но не смогли попасть в автомобили, которые на большой скорости выскочили из зоны обстрела.

Паулович полагает, что сомалийцы использовали смену состава подразделения ФАСТ для того, чтобы испытать его людей на прочность. «Сомалийцы узнали о произведенной замене, — сказал Паулович, — и, зная, что морские пехотинцы из 5-го взвода не знакомы с городом и обстановкой, решили сделать по ним несколько выстрелов наудачу».

Единственным безопасным местом в Сомали был международный аэропорт, где размещалась дивизия египетских солдат из состава сил ООН по поддержанию мира. «Но как только вы въезжали в город, то чувствовали, что попали в ад кромешный, — сказал Бертхольф. — Тут мы оставались один на один с ними, зная, что никто не придет к нам на помощь, если мы попадем в затруднительное положение». Но морские пехотинцы США не имели ничего против того, чтобы оставаться в одиночестве в Могадишо. Это лишь способствовало укреплению дружбы и сплоченности в каждом из взводов, действовавших в составе антитеррористической группы ФАСТ.

После того, как в марте 1994 года американские войска покинули Сомали, Бертхольфу стало ясно, что силы быстрого реагирования ООН на самом деле «не являются быстрыми, не способны реагировать и полностью бессильны. Единственной нашей надеждой было создание собственных сил быстрого реагирования, что мы и сделали».

Каждый выстрел с толком, и считай патроны!

Проезжая по дороге 21 Октября, командир 2-го отделения 2-го взвода сержант Майк Трейси временами чувствовал себя как утка в стрелковом тире. За несколько недель до того, как последние морские пехотинцы США покинули Сомали, Трейси со своими людьми на четырех «Хаммерах» с тяжелым вооружением сопровождал специального посланника США в Сомали Даниеля X. Симпсона на встречу в Могадишо, когда конвой попал под обстрел.

«Я не мог понять, откуда ведется огонь, когда в мою машину попала очередь из 12,7-мм пулемета. Казалось, кто-то стучит костяшками пальцев по бортовой броне», — сказал Трейси. Испуганный, он обернулся и взглянул на младшего капрала Рики Сандерса, спросив, не он ли стреляет, или, быть может, кто-то забрасывает их машину камнями.

И в этот момент младший капрал Энди Айзеке, торчавший в верхнем люке за автоматическим гранатометом, закричал: «Кто-то стреляет по нам из домов!» Айзеке слышал свист пролетавших над его головой пуль, но не мог определить, откуда ведется огонь. «Мы не могли стрелять на звук, — сказал впоследствии Айзеке. — Нам требовалось засечь пулемет и пулеметчика, чтобы открыть ответный огонь».

Если бы он открыл огонь, то ему пришлось бы объясняться с людьми из Госдепартамента США, которые составляли подробные отчеты о каждом истраченном в Сомали патроне. «Я никогда не забуду день, когда в стену нашего гарнизона попало несколько пуль, а один из наших парней открыл ответный огонь», — сказал Айзеке. Он стал свидетелем того, как остальные члены его взвода сформировали вооруженный эскорт для сопровождения чиновника из Госдепартамента, который провел обыск местности вокруг гарнизона, «на ничейной территории», стремясь отыскать там гильзы, которые, возможно, оставили сомалийцы, а также ямки в почве, которые могли быть сделаны пулями из винтовок М16А2, состоявших на вооружении морской пехоты США. Айзеке и его товарищи смеялись, наблюдая за тем, как этот чиновник ползает на коленях, пытаясь найти физические доказательства перестрелки.

Перед отправкой в Сомали на четыре месяца каждый взвод морской пехоты США прошел подготовку по, как назвал их Паулович, «действиям в городе в условиях ограничительных правил открытия огня», а проще — по сценарию «стрелять — не стрелять». Для морских пехотинцев в Сомали были установлены обычные для мирного времени правила открытия огня, когда требовалось убедиться во враждебности намерений или действий перед тем, как открывать огонь на поражение. Но морские пехотинцы также руководствовались кое-чем, что не записано в правилах открытия огня, а именно тем, что зовется «самообладание» и «здравый смысл».

Поэтому Паулович, основываясь на самообладании и здравом смысле, отдал своим людям распоряжение открывать огонь, если кто-либо будет в них целиться. Несколько сомалийцев усвоили этот урок дорогой ценой. Младшему капралу Джону Барвеллу довелось участвовать в одной из первых перестрелок, где действовали люди из 2-го взвода. Когда он сопровождал посла США по дороге 21 Октября, кто-то открыл огонь из 14,5-мм тяжелого пулемета. Барвелл засек сомалийского стрелка в одном из верхних окон здания, когда тот целился в конвой. Без всяких колебаний Барвелл послал четыре пули, нейтрализовав человека в окне, в то время как его «Хаммер» мчался дальше по дороге.

Форт-Апач

Иногда посол США Симпсон навешал военного министра Сомали Мохамеда Айдида в его резиденции, которая расположена примерно в километре от гарнизона сил ООН по поддержанию мира, где было дислоцировано и подразделение ФАСТ. Но Бертхольф и его люди никогда не сопровождали туда посла. «Вокруг резиденции Айдида в любое время можно было насчитать не менее 300 вооруженных людей, и если бы мы там появились, то одно наше присутствие могло бы стать причиной вооруженной стычки», — сказал Бертхольф.

Но у Бертхольфа имелся план на тот случай, если бы посол попал в неприятность: «Мы выстраивали все семь наших «Хаммеров» перед воротами, которые были ближе всего к вилле Айдида. В каждой машине было пять морских пехотинцев. В бронированный лимузин посла мы клали свою взрывчатку». План боя Бертхольфа предусматривал забрасывание гранатами со слезоточивым газом всего городского квартала, где жил Айдид, а затем взрыв у дома Айдида и штурм резиденции.

«Мы не могли пробраться туда незамеченными и надеяться, что останемся живы, — объяснял Бертхольф, принимавший участие в боевых действиях во время войны в Персидском заливе. — Мы собирались осуществить механизированный штурм в условиях города и вызволить посла, живого или мертвого. Симпсон знал, что, если он окажется в очень трудном положении, 2-й взвод придет и вызволит его, либо мы сами погибнем, спасая его».

Бертхольфа нелегко вывести из себя, но всякий раз, когда посол навешал Айдида, Бертхольф становился по-настоящему встревоженным и настороженным. Предполагалось, что люди из Госдепартамента США каждые 15 минут будут связываться с ним по радио, чтобы сообщать, что все идет нормально. Им было разрешено пропустить не более двух сеансов связи кряду прежде чем грянет Армагеддон. Случалось, что они запаздывали, и «Кистоун» (позывной офицера безопасности посольства) начинал вызывать «Фаст-Сикс» (позывной Бертхольфа) за 2 минуты до истечения предельно допустимого срока ожидания, чтобы сообщить, наконец, что все хорошо.

После инцидента со взрывом казармы морских пехотинцев США в Бейруте в 1983 году стены вокруг всех городков посольств США во всем мире были усилены. Адмирал Боб Ин-манн провел исследование в интересах борьбы с терроризмом и выяснил, что стены городков настолько непрочны, что практически можно пробить в них дыру кулаком. Новые, так называемые «инманнские» стены городка в Могадишо, были сооружены из сверхпрочного бетона толщиной 200 мм, усиленного внутри стальным прутом диаметром 25 мм. Сомалийский бетон не годился, на изготовление стен пошел бетон, произведенный в США.

В середине сентября 1993 года рота солдат из 10-й легкой дивизии сухопутных войск США занималась расчисткой территории примерно в 200 м от границ гарнизона, где размещалось подразделение ФАСТ. Неожиданно солдаты наткнулись на осиное гнездо и не могли отделаться от ос. Они попытались убежать, но мешала стена. Тогда они подвесили подрывной заряд в сумке к «инманнской» стене, чтобы взрывом расчистить себе путь отхода. Их забыли предупредить, что эту стену невозможно разрушить подрывным зарядом. Ударная волна взрыва отразилась прямо им в лицо.

Эти стены были настолько прочными, что могли выдержать попадание снарядов любых систем оружия, которые могли быть у сомалийцев: пушек, безоткатных орудий или ручных противотанковых гранатометов. Вот почему морские пехотинцы США, оборонявшие гарнизон, никогда не боялись штурма сомалийцев. «Я не думаю, чтобы какой-нибудь отдельно взятый сомалийский клан обладал достаточной огневой мощью, чтобы взять штурмом наш гарнизон, — сказал Бертхольф. — А кланы никогда не были настолько дружны между собой, чтобы совместно выступить против нас».

Тот факт, что кланы не объединены, не уменьшает существующую опасность. Кланы воевали друг с другом на глазах морских пехотинцев США, наблюдавших из блокгаузов, которые расположены по периметру гарнизона. Время от времени гранаты ручных противотанковых гранатометов и безоткатных орудий пролетали над казармами морских пехотинцев.

«Нам повезло, что мы уцелели под перекрестным огнем, — сказал Бертхольф. — Солдаты их милиционного формирования «Херб Гедир», созданного кланом Аид ид а, предприняли неудачную попытку поджечь «Хутервиль», поселок из лачуг и бараков, который возник в нескольких метрах от стены городка посольства США. Но морским пехотинцам это не помешало спокойно спать ночью. Кланы воюют в основном в светлое время суток, с 9 до 17 часов, а вечером солдаты «ловят кайф», употребляя импортируемый из Эфиопии наркотик кхат.

Гаси свет

Если вы хотите что-то сделать в Сомали, то делайте это ранним утром, когда сомалийские солдаты отсыпаются после приема кхата, и чем раньше, тем лучше. Вот почему 15 сентября 1994 года 2-й взвод спустил флаг корпуса морской пехоты США в 06.00. Часом позже, в 07.00, взвод под командованием Бертхольфа стоял по команде «смирно», наблюдая за церемонией последнего спуска государственного флага США в Могадишо. Посол Симпсон персонально поблагодарил каждого морского пехотинца за службу и заявил, что пора перебазировать Миссию связи США в Кению, где она сможет следить за делами в Сомали с безопасного расстояния.

В 07.30 два белых вертолета с опознавательными знаками ООН перебросили личный состав 2-го взвода в международный аэропорт для десантировки на борту транспортного самолета Л-100 авиакомпании «Сазерн Эр» в Момбасу, Кения. Ввиду политического характера обстановки в Сомали антитеррористической группе ФАСТ было приказано охранять жилой городок вплоть до того момента, когда он будет передан пакистанским военнослужащим из состава сил ООН.

Сержант Майк Трейси и младший капрал Роберт Тисдейл были последними морскими пехотинцами США, покинувшими городок ООН. После того, как морские пехотинцы из антитеррористической группы ФАСТ построили 30 больших оборонительных бункеров, натянули более 300 км проволочной спирали, заполнили песком более 100 тыс. мешков и обеспечили сопровождение 500 конвоев, все, наконец-то, для них закончилось.

Рота морской пехоты США, выделенная в состав антитеррористической группы ФАСТ, сделала всего 270 выстрелов во время шести боев против одиночного противника, одного боя против многочисленного подразделения и четырех боев, когда конвои попадали в засаду. Сто из этих 270 выстрелов были сделаны в поддержку 10-й легкой дивизии сухопутных войск США. Сто тридцать восемь выстрелов были сделаны в ходе отражения нападения на конвой на печально известной кольцевой развязке К-4. В случаях открытия огня по одиночным целям практически все пули попали в цель. Иначе говоря, один выстрел — одно поражение, хотя никто не останавливался, чтобы подсчитать потери противника.

Фактически Тисдейл является единственным морским пехотинцем во 2-м взводе, на счету которого есть «подтвержденный» убитый противник. Сомалийцы заявили протест правительству США в связи с убийством того бандита, которого прикончил Тисдейл. Они хотели получить 1000 долларов США в качестве компенсации, однако, как выразился командир Тисдейла: «Они все еще ожидают чек».

Угадайте, кого хочет пригласить в Сомали Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций для обеспечения окончательного вывода сил ООН? Морскую пехоту США.

 

Обновлено 26.06.2011 10:23
 
 

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru