Home Журнал «Солдат удачи» Солдат удачи №010 Какой спецназ нужен России

Какой спецназ нужен России PDF Печать E-mail
Автор: Сергей Козлов   
26.06.2011 10:26

 

Единые силы специальных операции должны заменить сегодняшние разобщенные спецчасти

Фото: архив автора*

Войска специального назначения (спецназ) начали возникать в мире в начале 60-х годов. Их главной задачей было обнаружение мобильных пусковых установок оперативно-тактических ракет противника и уничтожение их. Прообразом их были английские SAS (Special Air Service). Именно по их подобию были созданы так называемые «зеленые береты». Чуть позже начал создаваться советский спецназ.

Проблемы, возникавшие в ходе развития этих войск, были одинаковыми как в США, так и в СССР. В основном сводились они к тому, что высшее руководство не понимало до конца для чего нужны эти парни. Правда, в Штатах быстрее догадались, что перечень задач, решаемых ими, можно значительно расширить. В СССР же, как и прежде, эти задачи сводились в основном к разведке и диверсиям, направленным на средства ядерного нападения противника.

Все хуже

Сегодня часть подразделений и соединений спецназа, оставшихся на территории Белоруссии, Украины и Узбекистана отошли к вооруженным силам этих государств. Россия лишилась пяти сухопутных и одной морской бригады спецназа (последняя, кстати, была самой подготовленной бригадой морского спецназа СССР).

Некогда лучшие подразделения и соединения спецназа, выведенные из Восточной Европы, в настоящее время поглощены собственным обустройством, так как выведены были зачастую в чисто поле. Части, которые попали в военные городки, занимаются их переоборудованием. В этих условиях, естественно, уровень боевой подготовки падает. Прочие подразделения и соединения спецназа, дислоцированные на территории России, также не блещут боевой подготовкой. Дело в том, что укомплектованы они на 4fJ—60 процентов, вследствие чего количество нарядов увеличивается в два раза. Как результат — невыполнение программы боевой подготовки, которая и без того не позволяет подготовить солдата на уровне.

С пустыми руками

Людям, далеким от современных нужд армии в целом и спецназа в частности, наверное, приятно читать в газетах и журналах, какое замечательное оружие имеется у русских диверсантов. От одних названий «Вал», «Винторез»», «Гюрза»» дух захватывает. Вот это оружие! Но где оно? В наличии в бригадах их по нескольку единиц, а то и вовсе по одному образцу для показа. В Афганистане наш батальон вооружили бесшумными автоматическими пистолетами Стечкина только после моей личной просьбы об этом начальнику штаба ТуркВО генерал-лейтенанту Гусеву. Пистолеты эти поступили к нам после капремонта, и половина из них скоро вышла из строя. Мало того что в подразделения не поступает новое вооружение: не обновляются ружейные парки, состоящие из старых образцов АКС-74, АКС-74У, СВД, РПГ-7, ПМ. В аналогичном состоянии находится и парашютно-десантная техника. Для спецназа разработан специальный парашют «Лесник», а войска прыгают с Д-5 и Д-6. Я знаю, что на «Леснике» новичок десантироваться не сможет, а программа воздушно-десантной подготовки предполагает 6 прыжков в год. Это означает, что солдат даже к увольнению в запас не сможет выполнить нормы парашютиста-отличника.

Новые средства спутниковой связи, как и новые образцы вооружения, в бригадах существуют в единственном числе, а новые приемо-передающие центры, о которых я слышал еще в 1989 году, до сих пор остаются слухами. Снаряжение, описанное в 3-м номере вашего журнала за этот год — такая же мечта каждого спецназовца, как мечта Остапа Бендера о Рио-де-Жанейро. По-прежнему за плечами наших солдат и офицеров спецназа болтается неудобный и малоемкий РД-54 (54 — это год разработки). Камуфлированной формы хватает на 1—2 недели боевых действий.

Картошка или учеба

Организационно-штатная структура соединений спецназа такова, что не позволяет, планомерно занимаясь, выполнять даже существующую ныне убогую программу боевой подготовки. Главная беда, о которой знает всякий сколько-нибудь грамотный офицер спецназа (это общая беда нашей армии), заключается в отсутствии полноценных тыловых подразделений, задачей которых являлось бы обеспечение нормального выполнения программы боевой подготовки. Редкий командир может похвастаться отсутствием «мертвых душ» в его подразделении. «Мертвые души» — это внештатные свинари, огородники, строители и т. д. В роте они числятся по штату, но ротный порой их и не видел. Что это за солдаты, думаю, объяснять нет необходимости.

Совершенствуя организационно-штатную структуру, надо учитывать требования современности и ближайшего будущего. Еще в 1990 году я предлагал офицерам ГРУ, осуществляющим руководство спецразведкой, изменить задачи, решаемые спецназом, и провести четкое деление на задачи мирного и военного времени, создать силы специальных операций с единым руководством, а всевозможные ведомственные спецназы упразднить.

Известно, что руководство ГРУ столкнулось с определенными трудностями при планировании операций спецразведки в Чечне. Это было обусловлено тем, что чеченская республика, являясь субъектом Российской Федерации, не может быть объектом, на который направлена деятельность агентурной и специальной разведки. Для начала их ведения необходим был Указ Президента. Если бы задачи спецназа в мирное время были закреплены в его руководящих документах и инструкциях, этой проблемы бы просто не возникло.

Война и мир

Безусловно, выполнение задач нельзя возлагать на одну группу военнослужащих. Поэтому целесообразно провести распределение задач по структурным подразделениям.

Наиболее сложные задачи, особенно в мирное время, лягут на военнослужащих роты особого назначения, способных действовать агентурными методами с частичной легализацией.

Все остальные задачи должны выполняться подразделениями спецназа. Солдаты спецназа должны уметь вести разведку различными способами, наводить авиацию на стационарные и движущиеся объекты противника, устанавливать радиомаяки на обнаруженные объекты; знать систему охраны и обороны объектов противника, контрразведывательные меры, применяемые противником, способы обмана противника для сохранения боеспособности, способы обеспечения жизнедеятельности и выживания в экстремальных условиях, уметь маскироваться как при нахождении на месте, так и на марше; знать и умело проводить засады и налеты как в военное время, так и в мирное время для освобождения заложников и борьбы с террористами, применять ВВ и СВ. штатные мины и заряды, находящиеся на вооружении как своих войск, так и противника, уметь изготавливать ВВ из подручных материалов, — и многое, многое другое.

Новая армия

Создавая новый род войск, а именно — силы специальных операций, необходимо законодательно закрепить в руководящих документах ВС России тот факт, что специальные операции — это вид самостоятельных боевых действий, а силы специальных операций — это отдельный род войск. Командующий должен быть как минимум генерал армии и подчиняться непосредственно министру обороны и президенту.

Надо изменить принцип комплектования. Призыв проводить раз в год в ноябре, соответственно программа должна быть рассчитана на годичный цикл. Срок службы увеличить до трех лет. Эта мера необходима на переходном этапе к контрактной системе, т. к. контрактников надо будет набирать из тех, кто прошел срочную службу в «спецназе».

Вышеперечисленное касается только боевых подразделений: рот спецназа, подразделений связистов (как «центровиков», так и «маломощников»), рот минирования и радиотехнической разведки. В прочих подразделениях срок службы прежний, а в роте обеспечения (повар, кухонные рабочие и т. д.) — лица, проходящие альтернативную службу. В батальон обеспечения должны входить: комендантская рота, несущая гарнизонную службу, авторота, а также рота обеспечения, несущая службу в наряде по столовой и выполняющая всевозможные хозяйственные функции. Военнослужащие спецназа должны нести только внутреннюю службу по своему подразделению.

Поскольку действия групп спецназа должны опираться на агентурные сведения и четко взаимодействовать с органами агентурной разведки, необходимо иметь подразделение, которое в полной мере должно быть способно решать эти задачи. Это должна быть рота специального назначения, состоящая из офицеров и прапорщиков, обучающихся по отдельной программе. Кроме того, в роте должен быть взвод переводчиков-специалистов по ведению агентурной разведки, которые придаются в обычные группы спецназа для того, чтобы эти группы также могли взаимодействовать с агентурой. Готовить их должен штат преподавателей, которые в военное время становятся оперативными офицерами и осуществляют руководство своими группами.

Психология и атака

Не следует забывать, что одним из видов спецопераций является «психологическая война». Чечня показала, как и Афганистан ранее, полную неспособность существующих ныне подразделений вести психологическую войну. Оборудование, имеющееся на вооружении агитподразделений, — устаревшее, большей частью неисправное. Укомплектованы они бывшими политработниками, неспособными даже своего солдата уговорить что-либо сделать. Подразделение психологической войны должно входить в состав бригады спецназа и комплектоваться кадровыми разведчиками, постоянно и кропотливо изучающими общественно-политическую обстановку в регионе возможного воздействия, отрабатывающими в мирное время все наиболее эффективные варианты воздействия.

Вопрос вывода групп в тыл противника остается открытым. Ни один из офицеров ГРУ ГШ, занимающийся проблемами спецназа, не даст членораздельного ответа, как будут выводиться группы спецназа в тыл противника в военное время. Необходимо создать в бригаде спецназа отделение вывода групп в тыл противника, в которое должны входить:

воздушно-десантная служба;

служба сверхлегких летательных аппаратов (мотодельтапланов и т. д.);

служба морского вывода, на оснащении которой должно быть все как для надводного (надувная лодка «Стриж» с мотором, ласты, комбинезоны, мешки ОГК-4, чехлы для оружия), так и подводного варианта (аппараты АВМ-5, ИДА-71, компасы, гидроакустические станции, спецносители), а также тренажеры для подготовки;

служба специальных транспортных средств (багги, джипы и т. д.);

вертолетная секция, имеющая звено МИ-6 и три звена МИ-8мт.

Помимо этого, в бригаде должен быть учебный батальон, где проходят службу все разведчики в первый год, и батальон, который должен являться базой для обучения резервистов с полным штатом офицеров и прапорщиков.

Отдельно хочется остановиться на структуре управления CCO, подготовке офицерских кадров. Координацией всех сил спецопераций должен заниматься штаб ССО. Для этого необходимо создать командование сил специальных операций во главе с командующим (генерал армии). Командующему подчинен штаб, в который входит разведотдел, плановый отдел, исследовательский отдел с подчиненным НИИ «Спецназ».

Исследовательский отдел также должен курировать объединенное ВВУЗ Сил спецопераций. Объединенное ВВУЗ должно состоять из 3-х составных частей:

1. Батальон курсантов, который готовит офицеров для войск спецназа по отдельной программе.

2. Курсы усовершенствования офицеров по типу 7-х курсов усовершенствования офицеров разведки — с той лишь разницей, что на эти курсы должны направляться офицеры из войск при выдвижении их на вышестоящую должность.

3. Академическая группа офицеров, которая также должна заниматься по отдельной программе.

Все это замыкается на единый учебный отдел и преподавательский состав. Программа построена на единой доктрине применения Сил СО. Такая система обучения отрабатывает четкую и стройную, поэтапно развивающуюся систему знаний офицеров Сил СО.

Плановому отделу, как и штабу в целом, подчинены бригады спецназа — как морские, так и наземные.

* Сергей Козлов является автором материала «Забытые уроки» («Солдат удачи», 1995, №4).

 

Обновлено 26.06.2011 10:36
 
 

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru