Home Журнал «Солдат удачи» Солдат удачи №010 ОХОТА С ОСТРОГОЙ ЗА «ПУСТОБРЕХОМ»

ОХОТА С ОСТРОГОЙ ЗА «ПУСТОБРЕХОМ» PDF Печать E-mail
Автор: Джим Моррис   
26.06.2011 10:38

ФБР США использует тактику КГБ СССР, чтобы засадить в тюрьму бывшего военнослужащего американских сил специального назначения

 

Фото: архив Кейта Айделлы

Кейт Айдема служил своей стране как сержант сил специального назначения, как оперативный работник разведки и как удачливый бизнесмен. Уже будучи гражданским лицом, он занимался подготовкой военнослужащих из состава сил специального назначения Литвы. Ему удалось напасть на след международной группы контрабандистов ядерных материалов, но, когда он сообщил об этом и передал другие разведывательные сведения сотрудникам ФБР США, те обозлились на Айдему и вознамерились с ним расправиться.

Ниже следует заключительная часть повествования о судьбе Кейта Айдемы (начало см. «Солдат удачи», 1995, № 6).

Айдему предупредили, что либо он будет сотрудничать с ФБР США добровольно, либо его принудят к этому силой. Вскоре он познакомился с методами принуждения. С подачи ФБР США его бывшие деловые «партнеры» все сразу стали обвинять Айдему в противоправных деяниях. Четырьмя главными свидетелями против Айдемы выступили Эндрю Грейвс, один из партнеров Чарли Хэмбрик по компании «Интернэшнл Спешиал Оперейшнз Конвеншн», Дон Валенсуэла, ее менеджер по организации выставок, Крейг Тот и Рей Уинслоу, работавшие у Хэмбрик и ее мужа. Показания всех четырех свидетелей были весьма сомнительными. Все они работали вместе с Хэмбрик или на нее. Все, по утверждению Кейта Айлсмы, были замешаны в афере с рассылкой ложных телеграфных сообщений, но лишь одному из них было предъявлено обвинение: Крейга Тота обвинили в подстрекательстве и способствовании совершению мошенничества, связанного с рассылкой ложных телеграфных сообщений, но так никогда и не осудили.

То, что правительство было готово отказаться от привлечения к уголовной ответственности четырех человек ради того, чтобы засадить одного, подтверждает заявление Айдемы, что именно он был мишенью. Приписываемым Айдеме мотивом было спасение своей оказавшейся в затруднительном финансовом положении компании «Айдема Комбат Системз». Однако его отец настаивает, что одна лишь компания «Спешиал Оперейшнз Экспо» приносила Кейту Айдеме достаточные прибыли, чтобы поддерживать деятельность компании «Айдема Комбат Системз».

Правительству был нужен еще один свидетель. Агент Джон Стронг долго допрашивал подругу Кейта Айдемы Дон Глоссон. По ее словам, Стронг требовал, чтобы она подтвердила виновность Кейта. Она отказалась, заявив, что выдвигаемые против него обвинения являются ложными.

Подружки Хэмбрик обвиняли Кейта Айдему в том, что он неоднократно избивал Дон Глоссон. Агент Стронг, действуя на основании этих обвинений, предложил Дон Глоссон организовать для нее соглашение об охране свидетеля, если она согласится свидетельствовать против Кейта Айдемы, — и угрожал отобрать у нее 12-летнего сына, а саму Дон Глоссон отправить в тюрьму, если она откажется.

Я впоследствии узнал, что этот полицейский прием используется довольно часто. Сотрудники правоохранительных органов считают, что, если «взять за жабры» жену или подружку подозреваемого и пригрозить ей тюрьмой за соучастие в преступлениях мужа или дружка, в 90 процентах случаев она его продаст. Однако Дон Глоссон представила агенту Стронгу возможность услышать не слишком литературное выражение «Пойди и на... себе в шляпу!»

Фактически Дон и Кейт представляют собой самую сильную влюбленную воркующую парочку из всех, которых я знаю... когда не ссорятся. Ей приходится порой выслушивать оскорбления от Кейта, который, как уже упоминалось, склонен «делать из мухи слона». Тогда она неистово набрасывается на него, пытаясь оцарапать, и получает такую трепку, равной которой мне ни разу не довелось видеть на всех четырех континентах в многочисленных армиях, когда какой-нибудь офицер или сержант пытался учить уму-разуму подчиненного. Чем бы там они ни занимались, это никого не касается, если только один из них не обратится за помощью. Дон и Кейт не просят помощи.

Охота на ведьм и суд, попирающий принципы справедливости

Но подождите, должны сказать вы, ФБР является профессиональной организацией. У них есть управление по внутренним делам, которое именуется «Управление профессиональной ответственности». У Кейта Айдемы имеется несколько старых приятелей, с которыми он служил в армии и которые впоследствии стали агентами ФБР. Кейт тесно сотрудничал с ФБР. предоставляя этой организации разведывательную информацию о террористической деятельности. Как случилось, что агент Стронг смог устроить подобную «охоту на ведьм»?

Кейт связался с одним из своих приятелей в ФБР. Когда этот парень начал заниматься выяснением обстоятельств, связанных с делом Кейта, его вызвали к высокому начальству (по словам Кейта, лично к заместителю директора ФБР Ронни Р. Коулсону, который когда-то был организатором Группы освобождения заложников. Кейт также утверждает, что Коулсон руководил неудачно закончившейся операцией по захвату Рэнди Вивера и был именно тем человеком, который провалил операцию Вако). Итак, Коулсон предупредил приятеля Кейта Айдемы «не лезть в это дело».

Пока что все, что у нас имеется — это слова Кейта Айдемы, который, надо допустить, не может объективно судить об этом деле. К тому же Кейт склонен здорово приукрашивать свои рассказы. А потому я позвонил его дружку в ФБР. Этот парень отказался подтвердить, что именно Коулсон потребовал от него прекратить расспросы, связанные с делом Кейта Айдемы, но подтвердил, что его действительно предупредили, чтобы он не лез не в свое дело.

Агент Стронг мог делать все, что ему заблагорассудится. Но как бы там ни было, первое слушание в суде дела об афере, связанной с рассылкой ложных телеграфных сообщений, закончилось тем, что присяжные не пришли к единому мнению. Правительство допросило под присягой свидетелей на трех континентах, однако же не смогло представить в суд сколько-нибудь убедительных доказательств вины Кейта Айдемы. Защитник Кейта, известный адвокат Джеймс Ларосса, сделал отбивную из государственного обвинителя Дана Бойса. Скорее всего те из присяжных заседателей, которые проголосовали за признание Кейта Айдемы виновным, поступили таким образом потому, что им представили Кейта как человека, который избивает женщин. Дон Глоссон не разрешили выступить в суде, чтобы опровергнуть выдвинутые против Кейта Айдемы обвинения, на том основании, что Кейт якобы угрожал лишить ее жизни, а посему ее свидетельство не является чистосердечным. Принимая во внимание, что Дон Глоссон по поручению Кейта Айдемы занималась делами принадлежащих ему компаний, пока он находился за решеткой, продолжала проживать в его доме и настаивать на том, что они оба виновны, сделанное в суде заявление о том, что показания Дон Глоссон могут быть продиктованы страхом за свою жизнь, неубедительно.

С момента предъявления обвинения и до суда Кейту Айдеме запретили покидать служебные помещения и магазин его компании, надев на него специальный браслет, который подаст сигнал тревоги, если он попытается покинуть помещения. Обвинитель по делу Кейта Айдемы Дан Бойс немедленно потребовал повторного рассмотрения дела в суде, и Кейту снова тут же надели этот браслет. Фактически Кейт Айдем стал единственным обвиняемым из числа «белых воротничков» в Восточном округе штата Северная Каролина, которому когда-либо было отказано в праве быть выпущенным из тюрьмы под залог — поскольку «он является агрессивным, склонным к насилию бывшим «зеленым беретом», который привык убивать всех своих врагов и может бежать из города». Пародия, разумеется, заключается в том, что этот браслет ничему не может помешать: такого, как Кейт Айдема, нужно было бы упрятать в тюрьму, откуда он не сумел бы вырваться даже в случае, если всерьез попытается это сделать.

Обстоятельства второго суда над Кейтом Айдемой, состоявшегося 7 марта 1994 года, разительно отличались от первого. Кейт потратил все собственные деньги и значительную часть отцовских денег, всего более 400 тыс. долларов США, на оплату услуг защитника Ларросы. Заметьте, что у Кейта и его отца была в распоряжении сумма 400 тыс. долларов США, что, по-видимому, доказывает, что им не требовались те 200 тыс. долларов США, которые, как утверждало обвинение, были получены посредством мошеннической операции с рассылкой ложных телеграфных сообщений.

Поэтому они за меньшую плату наняли для защиты Кейта партнера Ларросы, адвоката Майка Росса. Росс — приятный человек, но он не имеет репутации очень сильного и энергичного защитника, какой пользуется Ларрос. Несмотря на то, что к тому времени Дан Бойс уже не служил в Прокуратуре США, его попросили прийти — или потребовали вернуть — на второе слушание этого дела в суд в качестве «специального обвинителя». И как-то так случилось, что «специальным» судьей по данному делу стал 86-летний Франклин Дюп-ри. Он почти что отошел от дел и проводил не более одного процесса в год. Дюпри известен прежде всего как судья, который рассматривал дело Джеффри Макдональда — врача из подразделения «зеленых беретов», осужденного за убийство своей жены и дочерей уже после того, как военный трибунал его оправдал. Этот процесс приобрел известность благодаря книге Маккиннесса «Фатальное видение», а вокруг доказывания невиновности Джеффри Макдональда вырос целый культ.

Кейт Айдема слышал, что про судью Дюпри говорили, будто он однажды произнес такую фразу: «Эти «зеленые береты» являются убийцами младенцев». Мне не удалось найти подтверждение, что Дюпри действительно произнес такую фразу, но один из присутствовавших на процессе зрителей сказал: «Нет, судья Дюпри в основном ограничивается языком мимики и жеста, чтобы показать свои предубеждения в зале заседаний». Это не имеет значения. Кейт, а вскорости и Дон были осуждены. Дон выпустили под залог до вступления приговора в законную силу. Кейт попал в тюрьму.

Тем временем, Кейт Айдема, готовясь к очередному слушанию, проводил свое расследование представленных в распоряжение суда доказательств по его делу, а также анализировал новые акции ФБР. Это было не так просто, поскольку Кейт находился за решеткой, но он сумел. Так, суду в качестве вещественного доказательства была предъявлена использовавшаяся в афере кредитная карточка, на которой, согласно утверждению обвинения, были только отпечатки пальцев Кейта и Дон. Кейт заявил, что агент Стронг вручил ему и Дон эту карточку во время допроса и спросил, видели ли они ее раньше. Стронг утверждает, что никогда не давал карточку в руки этим лицам.

Тот факт, что на кредитной карточке были обнаружены отпечатки пальцев Кейта и Дон, стал решающим аргументом в пользу признания их виновности. Позднее Кейту стало известно: метод проверки наличия отпечатков пальцев, которым воспользовалось в данном случае ФБР США, пригоден лишь для выявления отпечатков, которые были сделаны на предмете в срок не позднее 1 года. Вместо того, чтобы доказывать, что эта кредитная карточка побывала в руках Кейта и Дон в то время, когда было совершено преступление, это обстоятельство лишь подтверждало, что Кейт и Дон оставили на карточке свои отпечатки в то время, когда шло расследование, а сама карточка находилась в распоряжении ФБР.

В деле фигурировало также гарантийное письмо одной фиктивной корпорации, под которым стояла подпись некоей Патриции Тайри. На втором слушании дела Кейта Айдемы в суде Эндрю Грейвс, партнер Чарли Хэмбрик, дал свидетельские показания, что Кейт пытался заставить Чарлин подписать документ этим фальшивым именем, но та отказалась. Затем сама Чарли засвидетельствовала под присягой, что фальшивую подпись поставила в ее присутствии Дон Глоссон.

На первом суде агент Стронг дал свидетельские показания, что не было возможности провести почерковедческую экспертизу документа по фотокопии образца почерка, поэтому ФБР не проводило такой экспертизы. Это представляется не очень логичным и фактически не соответствует действительности. Кейт нанял одного криминалиста из лаборатории, которой руководил бывший начальник криминалистической лаборатории Министерства финансов США. Этот эксперт дал заключение, которое полностью оправдывает Дон Глоссон, а именно, что представленный на исследование текст совершенно не соответствует образцу ее почерка. В заключении эксперта отмечалось также, что с 80-процентной вероятностью можно считать, что текст документа исполнен почерком Эндрю Грейвса.

Пока что представляется довольно очевидным, что свидетельские документы, на основании которых эта парочка была осуждена, доказывают их невиновность. Но шарада продолжалась все время, пока велся судебный процесс. На слушании дела Дон назначенный судом эксперт-психолог поведал суду историю, которая усиливает уверенность в виновности Кейта Айдемы: Кейт, якобы угрожая Дон пистолетом, избил ее до потери сознания, а затем запер в стенном шкафу.

После суда Дон рассказала, что было на самом деле. «Этот психолог сложил вместе обстоятельства двух разных случаев. Это было еще до того, как Кейт и я начали постоянно встречаться. Я собиралась на свидание с одним мотоциклистом, который состоял членом клуба, руководимого бывшей подружкой Кейта. У Кейта возникали неприятности с ними и прежде. Однажды они обстреляли его контору. Он сказал мне, что ему придется позаботится о своей безопасности, если я приведу этих людей. Он вытащил из ящика письменного стола свой пистолет калибра 9 мм и положил его на стол.

Это было в одном случае. В другой раз я потеряла сознание и очнулась около стенного шкафа. Но Кейта даже не было там. Он никогда не бил меня ни пистолетом, ни как-либо иначе. Просто однажды я потеряла сознание».

Рок в тюремной камере

Я знаком с Кейтом, по крайней мере по телефону и через других лиц, в течение 10 лет. Я знаю всего один случай, когда Кейт испугался: его бросили в изолятор для больных СПИДом, где содержались 26 заключенных — все негры. Нет ничего плохого в том, что ты чернокожий, но можно предположить, что многие чернокожие парни в тюрьме, вероятно, обвиняют систему «правосудия» белого человека за то, что там оказались, и, возможно, хотят отомстить единственному белому, который им доступен. Кейту приходилось иметь дело с несколькими противниками сразу во время потасовок в барах, но никогда их не было так много. Кейт сильно испугался, и это правда.

Я беседовал с ним двумя неделями позднее, после того, как его перевели из изолятора в камеру с опасными уголовниками, убийцами и насильниками. Он там верховодил. Он писал для заключенных любовные письма и помогал им составлять прошения администрации тюрьмы, писать ходатайства о пересмотре дела, о назначении новых защитников, об отложении дела слушанием и уменьшении срока тюремного заключения. Всего он подготовил 12 таких ходатайств, и все они были не напрасными. Он так преуспел в этом, что решил, что сам будет защищать себя в суде.

В тюрьме ему дали два прозвища: «Рэмбо» и «Псих». Это последнее было обусловлено тем, что Кейт Айдема ни от кого не терпел унижений. Кейт хотел руководствоваться правилами. Он не позволил медицинскому персоналу сделать ему прививки без его согласия, а такого согласия он не желал дать. Он писал прошения и создавал союзы. Он постоянно был на глазах у заключенных и всегда интересовался подробностями их дел. От этого парня было невозможно отделаться.

Однажды его перевели в так называемую «исправительную тюрьму» особо строгого режима. По слухам, он оказался единственным белым заключенным, которого когда-либо туда направляли. Тюремщики попытались посадить его в камеру, в которой не работал туалет, а на полу была разлита 8-сантиметровым слоем вода вперемешку с экскрементами.

«Я туда не пойду», — заявил Кейт. Тюремщиков было четверо. «Вас здесь мало, чтобы меня туда засунуть», — сказал им Кейт. Те позвали на помощь еще четверых. «Все равно вас недостаточно!» Они нашли еще двоих и принесли с собой баллончики со слезоточивым газом. Кейт гордо проследовал в камеру. Вот так-то, никто не мог сказать, что он был глупцом.

Пока что Кейт прошел через два слушания его дела в суде, которые занимали, как правило, не более 5 минут. К тому времени Кейт сам защищал себя, хотя судья разрешил уважаемому местному адвокату Тому Макнамарс, который в прошлом был федеральным обвинителем, консультировать Кейта. Судья Тимоти Бойл назвал поведение Кейта Айдемы в зале заседаний «вызывающим», а его защиту «фантазией», но, по крайней мере, он не скучал.

На первом слушании судья приговорил Дон Глоссон к 15 месяцам, отсрочив исполнение наказания на время, которое было ей необходимо, чтобы утрясти вопросы, связанные с ее сыном. Судья также запретил Дон иметь любые дела с Кейтом.

Кейт планировал на втором слушании его дела попросить суд вызвать в качестве свидетеля агента Стронга, чтобы предъявить ему свои новые свидетельства, подготовленные криминалистической экспертизой, но судья не разрешил это сделать. Однако судья согласился отложить слушание дела, чтобы дать правительству время подготовить свои контрдоказательства.

Бойл является любопытным экземпляром судьи. Он стройный, выглядит лет на 45, поддерживает себя в хорошей форме и чертовски остроумен. Кажется, что во время заседания он поочередно пытается продемонстрировать то обаяние, то негодование. Он в самом деле не верит, что Кейт Айдема не придумывает все это. «Это дело поначалу казалось мне самым обыденным делом об афере с рассылкой ложных телеграфных сообщений. Что же произошло?» — спросил судья как-то раз во время второго слушания дела Кейта Айдемы.

Так вот, если отбросить вопрос о ядерных боеприпасах, произошло то, что большинство ответчиков каким-то образом оказались в стороне. Девяносто семь процентов всех обвинений были либо сняты, либо закончились сделкой о признании вины в наименее тяжком из предъявленных ответчикам обвинений. С учетом времени, когда Кейт Айдема находился в браслете, его держали под стражей уже 19 месяцев по этому карикатурному обвинению в «подстрекательстве и способствовании мошенничеству, связанному с рассылкой ложных телеграфных сообщений». Прокуратура США злится в связи с тем, что Кейт не соглашается подать заявление о признании себя виновным — если бы он это сделал, то давно уже был бы на свободе, и они с Дон уже предали бы друг друга.

С тех пор Кейта судили уже третий раз. Это слушание, состряпанное в последний момент, когда Кейт, переводимый из одной тюрьмы в другую, не имел возможности пригласить свидетелей и подготовить свою защиту, закончилось тем, что ему дали 20 лет. Ему также угрожали устроить слушание о его вменяемости. Разумеется, если правительство докажет, что он сумасшедший, и он на многие годы будет упрятан в психушку, то его осуждение теряет всякий смысл. Быть может, ФБР позаимствовало эту тактику у бывшего КГБ СССР. Кейту Айдеме предстоят новые слушания и прошения. Но отказаться от борьбы никогда не приходило ему на ум.

 
 

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru