Home Книги Еще книги Братство «Колокола». Секретное оружие СС - ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ. «DAS LATERNENTRAGERPROJEKT»: «КОЛОКОЛ» И ИГОРЬ ВИТКОВСКИЙ

Братство «Колокола». Секретное оружие СС - ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ. «DAS LATERNENTRAGERPROJEKT»: «КОЛОКОЛ» И ИГОРЬ ВИТКОВСКИЙ PDF Печать E-mail
Автор: Джозеф Фаррелл   
27.06.2011 18:49
Индекс материала
Братство «Колокола». Секретное оружие СС
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ПОДОПЛЕКА: ЛУННАЯ ГОНКА. ГЛАВА ПЕРВАЯ. КАК РАЗ ВОВРЕМЯ
ГЛАВА ВТОРАЯ. ПРОБЛЕМА ПЕНЕМЮНДЕ
ГЛАВА ТРЕТЬЯ. ИЗ РОССИИ С ЛЮБОВЬЮ: ГИПОТЕЗА ДВУХ КОСМИЧЕСКИХ ПРОГРАММ
ЧАСТЬ ВТОРАЯ. «КОЛОКОЛ»: БАЗИС И ОККУЛЬТНАЯ ФИЗИКА
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ. «DAS LATERNENTRAGERPROJEKT»: «КОЛОКОЛ» И ИГОРЬ ВИТКОВСКИЙ
ГЛАВА ПЯТАЯ. РАБОТА В ОБЛАСТЯХ ФИЗИКИ, В ВЫСШЕЙ СТЕПЕНИ НЕОБЫЧНЫХ В ПОНЯТИЯХ ПОВСЕДНЕВНОЙ ЖИЗНИ
ГЛАВА ШЕСТАЯ. ПО КОМ ЗВОНИТ КОЛОКОЛ: СКАЛЯРНАЯ ФИЗИКА, ЭНЕРГИЯ НУЛЕВОЙ ТОЧКИ И ВИХРЕВОЙ ЭФИР - ГИПОТЕТИЧЕСКАЯ РЕКОНСТРУКЦИЯ ФИЗИКИ «КОЛОКОЛА»
ГЛАВА СЕДЬМАЯ. НОВАЯ АЛХИМИЯ ГЕРЛАХА: ТАИНСТВЕННЫЙ «КСЕРУМ-525»
Все страницы

 

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ. «DAS LATERNENTRAGERPROJEKT»: «КОЛОКОЛ» И ИГОРЬ ВИТКОВСКИЙ

...как случилось, что ученые 1940-х точно поняли, в каком направлении они двигаются? Они претворяли в жизнь идеи физики XXI века... Какие они выдвигали аргументы, позволившие им получить финансовые средства на проведение работ?.. Необычность всего этого иллюстрирует тот факт, что описания обеспечения движущей силы с помощью ртути появились еще в древние времена — в книгах по алхимии и старых индуистских манускриптах... Может оказаться, что объяснение всех технических вопросов, касающихся работы, которая проводилась во время войны, раскроет гораздо более удивительную тайну...

Игорь Витковский. Правда о чудо-оружии

А. Игорь Витковский о «Колоколе»

О «Колоколе» стало известно благодаря неутомимым исследованиям польского военного журналиста Игоря Витковского и бестселлеру британского автора Ника Кука «Охота за нулевой точкой» («The Hunt for Zero Point»). До публикации труда Витковского «Правда о чудо-оружии» книга Ника Кука была единственным трудом на английском языке, содержащим информацию о «Колоколе», собранную Витковским за годы исследований1. Тем не менее после публикации результатов исследований Витковского на английском языке становится понятно, почему «Колоколу» в Третьем рейхе была присвоена высшая степень секретности. Начинаешь понимать, почему некоторые люди прибегают к убийствам ради сохранения своих секретов.

Для того чтобы оценить истинное значение этой темы, необходимо понять, что это было такое, как оно работало, какого рода физика лежала в основе этого и чего немцы надеялись добиться с его помощью. Мы начнем с обзора результатов исследований Витковского и его реконструкции принципа действия «Колокола» в настоящей главе и на основе его данных и данных других исследователей предложим свою реконструкцию и свои размышления по поводу его возможного значения и теоретического базиса.

1. Значение истории «Колокола»

Прежде чем приступить к знакомству с результатами исследований Витковского, содержащимися в его книге «Правда о чудо-оружии», в главе, посвященной «Колоколу», необходимо сказать несколько слов о значении последнего.

Как хорошо известно уфологам, «нацистская легенда» происхождения НЛО получила распространение после войны, с момента публикации книги майора Рудольфа Лусара о немецком секретном оружии, где впервые затрагивается эта тема и приводится схема, якобы немецкой тарелки «всасывающего типа». Как указывали многие, книга основывается на нескольких источниках, которые, если проследить их происхождение, ведут в никуда, если не считать весьма сомнительных связей и ассоциаций.

С исследованиями Витковского дело обстоит совершенно иначе. Его история существенно отличается от историй, окружающих «нацистскую легенду» и таких ее персонажей, как Хабермоль, Мите, Шривер, Эпп, Шаубергер и другие. В истории «Колокола», как мы увидим, содержится четкое описание его конструкции, действия и результатов этого действия, а также ясные указания персоналу, включенные в проект, и подтверждающие свидетельства в виде оборудования и остаточных физических признаков.

Короче говоря, история «Колокола» — это, вполне возможно, основа «нацистской легенды» об НЛО.

2. Очевидный вопрос и не столь очевидный ответ

Свои исследования Витковский начал в августе 1997 года, когда ему был задан очевидный вопрос, которым задается каждый автор, когда-либо пытавшийся проникнуть в тайну немецкого секретного оружия времен войны: что это было за «чудо-оружие», или «Wunderwaffe»? Для Витковского все началось с того, что офицер польской разведки, имевший доступ к правительственным документам, касающимся нацистских секретных вооружений, впервые рассказал ему о «Колоколе».

Во время беседы он спросил меня, знаком ли я с разработанным немцами устройством под кодовым названием «Колокол», и нарисовал его схему. Па круглом основании стояло что-то вроде банки в форме колокола, с полукруглой крышкой и крюком или каким-то другим приспособлением для зацепления наверху. Предположительно это устройство было изготовлено из керамического материала, напоминающего материал, из которого изготавливаются изоляторы высокого напряжения. Внутри его располагались два металлических цилиндра или барабана2.

Ничто в описании этого объекта не вызвало у Витковского какого-либо интереса, но его собеседник произвел на него сильное впечатление своими познаниями, «Это был отнюдь не любитель, живущий в мире грез»3.

Но что действительно заинтересовало Витковского, так это описание «просто сверхъестественного действия» «Колокола» в процессе его применения, которое вызвало в его сознании заключительную сцену фильма Стивена Спилберга «Искатели утраченного ковчега», действия, которое было «абсолютно шокирующим»4. Это описание плюс искренность и компетентность собеседника придали вопросу, который он задал Витковскому, еще большую значимость:

(Он) задал мне прямой и в то же время банальный вопрос: мог бы я заявить с полной ответственностью, что «Wunderwaffe» — «чудо-оружие» — это «Фау-1» и «Фау-2», как это часто утверждалось? Попадалась ли мне в каком-либо немецком документе или любом другом оригинальном источнике информация о том, что такое «Wunderwaffe»? Он сказал, что это явно не «Фау-1» и не «Фау-2», поскольку, во-первых, с военной точки зрения данное оружие было не очень эффективным (и, значит, не могло быть «чудом»), а во-вторых, термин «Wunderwaffe» всерьез начал употребляться уже после победы. Это меня заинтриговало. Позже я просмотрел несколько книг в моей библиотеке и выяснил, что, действительно, существовало какое-то необычное оружие, практически не известное по сей день5.

Другими словами, Витковский столкнулся с одним из компонентов «легенды союзников», согласно которой термин «Wunderwaffe» относится к «Фау-1», «Фау-2» и другим ракетным проектам нацистской Германии — и ни к чему более.

Но исторические документы свидетельствуют об ином, отмечает Витковский; этот термин нацисты употребляли в отношении чего-то такого, что не являлось ракетой того или иного типа, даже если это и было плодом воображения сотрудников министерства пропаганды доктора Геббельса. Но уникальность «Колокола» и откровения разведчика продолжали занимать Витковского:

Мой вышеупомянутый информатор настоятельно подчеркивал, что речь идет об уникальном секретном проекте, самом секретном исследовательском проекте, какой когда-либо осуществлялся в Третьем рейхе! Итак, было совершенно очевидно, что, несмотря ни на какие трудности, имело смысл проверить правдивость этого утверждения6.

Таким образом, помимо атомной, водородной и топливно-воздушной бомб, невидимых для радара материалов, управляемых ракет, звуковой пушки, электромагнитной рельсовой пушки, лазера, летательных аппаратов на атомной энергии и другого экзотического оружия, существовал проект настолько важный, в силу своей масштабности и перспективности, что он заслужил особую, высшую степень секретности, и этим проектом был «Колокол».

Витковский начал свое расследование и обнаружил то, что, возможно, является наиболее важным открытием, связанным со Второй мировой войной.

3. Персонал и новый персонаж из СС на сцене: «Forschungen, Entwicklungen, Patenters

Когда Витковский составил, по крайней мере, частичный список ученых и военных, принимавших участие в осуществлении тайного проекта, сложилась весьма причудливая картина. Для того чтобы в полной мере оценить причудливость этой картины, необходимо познакомиться с каждым из выявленных Витковским индивидов по отдельности.

а. Обергруппенфюрер СС Эмиль Мазув

Исследования быстро привели Витковского к СС и к одному из отделов, отвечавших за проверку патентов в Третьем рейхе и засекречивание тех из них, которые представлялись перспективными в плане дальнейших разработок

Осуществление проекта координировалось специальным подразделением, сотрудничавшим с управлением СС по вооружениям, подчинявшимся ваффен СС. Это подразделение называлось «Forschungen, Entwicklungen, Patenten», сокращенно FEP («Исследования, Разработки, Патенты»), Начальником этого подразделения был некий адмирал Райн, а координацией осуществления проекта занимался довольно загадочный персонаж — а именно обергруппенфюрер СС Эмиль Мазув. Почему загадочный? Хотя он занимал один из высших постов в СС, о нем практически ничего не известно. Я раздобыл досье Мазува в США в 1999 году, но после его изучения он стал в моих глазах еще более таинственной фигурой. Из его досье следовало, что он принадлежал к элите СС. 20 апреля 1942 года ему было присвоено звание обергруппенфюрера СС — высший ранг этой организации на тот момент (в 1944 году было введено еще более высокое звание оберст-группенфюрера, которое получили четыре человека). Он получил в награду почетную саблю от рейхсфюрера СС и почетное кольцо СС с черепом и перекрещенными костями. Таким кольцом Гиммлер награждал за особые заслуги перед организацией. Их обладатели составляли высшую касту СС и были допущены к величайшим секретам. Каждое кольцо снабжалось личным посвящением Гиммлера... Мазув получил его еще в 1936 году. Таким образом он являлся одним из влиятельнейших людей, стоявших за троном Третьего рейха, и остается почти неизвестным по сей день7.

В свете моих предыдущих работ и исследований других авторов, посвященных «мозговому центру» обергруп-пенфюрера СС Ганса Каммлера, интересен тот факт, что проект «Колокол» осуществлялся под эгидой таинственного подразделения FEP, подчинявшегося адмиралу, что подразумевает связь Критемарине (ВМФ Германии) с экзотическими технологиями и физикой, представляемыми «Колоколом». В дальнейшем мы рассмотрим значение этого факта.

Второй весьма необычный момент результатов исследований Витковского заключается в том, что само по себе осуществление проекта «Колокол» координировалось не непосредственно Каммлером, а загадочным Эмилем Мазувом, хотя, как указывают и Ник Кук, и Витковский, связь Каммлера с проектом была непосредственной, поскольку' он, судя по всему, входил в состав секретной «эвакуационной команды» Бормана, которая, очевидно, вывеата в конце войны из Европы «Колокол», научные документы и, возможно, самого Каммлера8.

Витковский в ответ на вопрос в моем личном письме к нему объяснил странные взаимоотношения между FEP и «штабом Каммлера», а также другими управлениями следующим образом:

Насколько мне известно, Мазув не был связан с «Аненэрбе» («Наследие предков», эсэсовское общество). Ситуация была такова, что помимо управления Каммлера, — которое, что следует подчеркнуть, не несло непосредственную ответственность за исследования и разработки как таковые, а отвечало за оружейные проекты в целом, — в СС существовали специализированные учреждения по исследованиям и разработкам (лучшим доказательством их важного значения служит тот факт, что найти о них какую-либо информацию практически не представляется возможным). Это были: «группа исследований и разработок» в управлении по вооружениям ваффен СС, возглавляемом бригадефюрером СС Генрихом Гертнером и подразделение FEP/ваффен СС, возглавляемое Мазувом... теоретически оно отвечало за защиту изобретений в период, когда действие обычного патентного законодательства было приостановлено9.

Обратите внимание на то, что вышесказанное противоречит истории «штаба Каммлера», впервые изложенной британским журналистом Томом Агостоном, которая приводится в моей книге «Черное солнце Третьего рейха». Агостон, основываясь на признаниях бывшего немецкого специалиста по вооружениям доктора Вильгельма Фосса, предполагает, что сам Каммлер и его штаб, «мозговой центр» внутри инженерного подразделения на заводах «Шкода» в Пльзене, Чехословакия, возглавляли деятельность по исследованиям и разработкам. Но это противоречие может оказаться лишь видимым. Поскольку и Мазув, и Каммлер имели причастность к секретным черным проектам, контакты между ними были неизбежны. И мы знаем наверняка, что Каммлер возглавлял специальную эвакуационную команду Бормана в конце войны, которая, судя по всему, успешно вывезла «Колокол» из Нижней Силезии на «Юнкерсе-390».

А как же заявление Витковского, что ему ничего не известно о непосредственных связях Мазува с «оккультным бюро» СС «Аненэрбе»? Как и в случае с Каммлером, над этим вопросом необходимо поразмыслить. Тем не менее, с учетом того, что Гиммлер считал высших должностных лиц своей организации кем-то вроде «черных рыцарей круглого стола» и что двенадцать его избранных «черных рыцарей», имевшие доступ в «оккультный центр СС» в замке Вевельсбург, должны были иметь чин не ниже группенфюрера (генерала), представляется невозможным, чтобы Мазув не знал об оккультной деятельности СС.

Тот факт, что обергруппенфюрер, о котором почти ничего неизвестно, не только был причастен к проекту «Колокол», но и осуществлял общее руководство работами по его реализации, вызывает вопрос исчез ли он, подобно Каммлеру, в недрах послевоенных секретных проектов одной из стран союзников или — что столь же вероятно — просто исчез, чтобы продолжить осуществление своего проекта независимо ни от кого? Присутствие адмирала в патентной организации FEP вызывает еще один вопрос: что могло связывать данный проект и немецкий ВМФ? Не говорит ли эта связь кое-что о природе «Колокола»?

б. Профессор доктор Вальтер Герлах

В отличие от Эмиля Мазува, профессор доктор Вальтер Герлах был и остается довольно известной личностью по целому ряду причин. Как отмечает Ник Кук в своей «Охоте за нулевой точкой», Герлах получил нобелевскую премию за работу по поляризации спина. Будучи первоклассным физиком, он специализировался на гравитационной физике, и нобелевскую премию ему принес его новаторский эксперимент10. Но, как известно каждому исследователю, занимающемуся историей немецкой атомной бомбы, в конце войны Герлах являлся номинальным главой атомных исследований в нацистской Германии и одним из тех, кого британцы привезли в Фарм-Холл в Англии, где беседы ученых тайно записывали на пленку.

Герлах также был специалистом в двух малоизученных областях, которые, как мы увидим, тесно связаны с «Колоколом»: превращение элементов и «флюоресценция ионов ртути в сильном магнитном поле» или, другими словами, поведение ртутной плазмы. По всей видимости, Герлах работал над этими темами «длительное время, поскольку еще в январе 1925 года он писал Арнольду Зоммерфельду о спине... ионизированной ртути». В таких вопросах Герлах был «безупречно информирован»11.

Еще более загадочен тот факт, что Герлах, один из первых в мире довоенных гравитационных физиков, так никогда больше и не вернулся к этой теме после войны. В своей книге «Охота за нулевой точкой» Ник Кук отмечает, что Герлах вел себя так, будто «что-то ужасно напугало его»12. Если он действительно был напуган и вследствие этого молчал после войны о поляризации спина и гравитации, то этому могли иметься две причины.

Во-первых, будучи ведущим ученым, участвующим в осуществлении проекта «Колокол», и вместе с этим убежденным нацистом, Герлах наверняка был посвящен в любопытные и странные результаты действия «Колокола» и, возможно, воочию наблюдал эти результаты. Как мы увидим, они способны испугать любого здравомыслящего человека. Таким образом, одно из объяснений, которое фактически подразумевает Ник Кук, состоит в том, что Герлах стал свидетелем чего-то такого при осуществлении возглавляемого им проекта, что побудило его к послевоенному молчанию.

Но существует еще одно и, на мой взгляд, более правдоподобное объяснение молчания Герлаха. В самом деле, оно создает фактическую основу для предположения Кука, будто Герлах был напутан и поэтому не распространялся после войны на эти темы. Как отмечает сам Кук, основываясь на исследованиях Витковского, эсэсовцы расстреляли шестьдесят с лишним ученых и их ассистентов, работавших над проектом, дабы они не попали в руки союзников или русских13. Как мы увидим, этой участи избежали лишь немногие, среди них Курт Дебус (о котором речь пойдет ниже) и Вальтер Герлах.

Это позволяет нам предположить, что, во-первых, эсэсовцы убили причастных к проекту ученых, за исключением Дебуса и Герлаха (и, вероятно, нескольких других), в целях сохранения независимости проекта и во избежание завладения союзниками его секретами. О логичности этого вывода свидетельствует то, что если бы эсэсовцы вступили в торг с союзниками или русскими, предложив им проект в обмен на сохранение жизни, их попытка была бы обречена на провал в том случае, если бы они отказались передать в распоряжение союзников или русских ученых и инженеров, осуществлявших проект. Такие ученые и инженеры фигурировали бы, если так можно выразиться, в списках «трофеев» союзников или русских. Своими действиями эсэсовцы ясно продемонстрировали, что у них не было намерения передавать проект кому-либо14. Так почему же Герлах и Дебус избежали гибели? Причины этого — их известность и ценность проекта15. Если бы эсэсовцы убили Герлаха и Дебуса и зарыли их тела в массовом захоронении в Силезии, это неизбежно вызвало бы интерес союзников и русских.., и вопросы после войны. А эти вопросы, в свою очередь, неизбежно привели бы обратно к «Колоколу». Кроме того, эти ученые не просто занимались рутинной работой, проводя эксперименты в ходе осуществления проекта. Герлах, к примеру, был теоретиком, способным составить общую картину того, что нацисты открыли с помощью «Колокола». Такие люди понадобились бы после войны, если бы работа над проектом продолжилась. Как мы увидим чуть позже, именно Герлах или кто-то из его ближайшего окружения, из числа коллег, мог явиться инициатором проекта «Колокол».

Так чего же боялся Герлах? Возможно, эсэсовцы заставили его и Дебуса — а также других крупных ученых, причастных к проекту, — присутствовать на казни их товарищей. Или просто сообщили им об их судьбе. В любом случае посыл был предельно ясен: «Не распространяйтесь на эту тему и продолжайте работать». Если посыл был таков, то он сработал, ибо во время допросов в Фарм-Холле Герлах ни словом не обмолвился о работе во время войны над проектом по своей специализации — гравитации16.

 

Что же касается Курта Дебуса, то он никогда прямо не говорил своим новым хозяевам после войны об экзотических технологиях, как мы увидим чуть позже. Во всяком случае, я считаю, что убийство эсэсовцами ученых, занимавшихся проектом «Колокол», является самым логичным объяснением причины, почему, по словам Ника Кука, Герлах никогда не касался тем поляризации спина и гравитации после войны, ведя себя так, словно «что-то ужасно напутало его».

в. Таинственная доктор Элизабет Адлер

Итак, мы обнаружили в списке участников проекта «Колокол» имена двух хорошо известных ученых и одного весьма загадочного обергруппенфюрера СС. Но там фигурирует еще один специалист, личность которого тоже окружена ореолом тайны:

Когда речь заходит о проблеме «моделирования гашения вибраций к центру сферических объектов», появляется новое имя. Это доктор Элизабет Адлер, математик из Кенигсберг-ского университета (это имя упоминается лишь однажды)17.

Кто такая доктор Элизабет Адлер? Какова была ее специализация в математике? Похоже, ответы на эти вопросы не знает никто. Мои попытки выяснить хоть что-то в университете Калининграда натолкнулись на каменную стену молчания.

Даже если она упоминается в связи с проектом «Колокол» лишь однажды, это уже свидетельствует кое о чем. Поскольку Герлах был самым способным математиком и физиком-теоретиком, упоминание Адлер должно указывать на то, что осуществление проекта требовало глубоких математических знаний в определенных областях. Это, всвою очередь, означает, что «Колокол» представлял собой не обычный проект. Если эсэсовцы консультировались у математика, не входившего в число участников проекта, это говорит о том, что математические таланты Элизабет Адлер были уникальны. Тот, кто выяснит, какой областью математики она занималась, будет иметь важный ключ к определению характера физики, которую немцы использовали для создания «Колокола».

г. Отто Амброс из Освенцима

В довершение всего Витковский упоминает в том же контексте, что и доктора Элизабет Адлер, еще одно имя, настолько же хорошо, насколько и печально известное:

В описаниях действия «Колокола» на живые организмы появилось понятие «амбросизм». Вероятно, оно получило название в честь одного из ученых, который, предположительно, не являлся членом исследовательской группы, но был связан с проектом в целом. Этот ученый — доктор Отто Амброс, председатель так называемого комитета «S», ответственного за подготовку к химической войне в министерстве вооружений Шпеера.

Должен сознаться, вначале я сильно преуменьшал значение сюжета с Амбросом, считая, что он не вписывается в общую картину. Спустя несколько лет стало очевидно, что это большая ошибка — хотя не было никаких сомнений в том, что проект «Колокол» не имеет ни малейшего отношения к химическому оружию или к какому-либо химическому веществу18.

Это тот самый Отто Амброс, которого директор «И. Г. Фарбен» Карл Краух назначил руководить строительством и эксплуатацией гигантского завода по производству синтетического каучука буны в Освенциме, являвшегося, согласно весьма убедительным заявлениям Картера Плимтона Хайдрика, вовсе не заводом по производству синтетического каучука, а огромной установкой для получения обогащенного урана19. Таким образом, хотя Витковский, похоже, не в курсе, как далеко продвинулись немцы в разработке атомной бомбы, упоминание им Амброса в данном контексте по этой самой причине приобретает еще более важное значение.

Если Амброс был тесно связан с эсэсовцами в деле обогащения урана и, предположительно, восстановления других экзотических изотопов, тогда он, вне всякого сомнения, имел отношение к проекту «Колокол», если какой-либо из аспектов этого проекта требовал использования радиоактивных изотопов. Использование радиоактивных изотопов, на мой взгляд, является одним из важных ключей к определению характера данного устройства и целей, которые немцы надеялись достигнуть с его помощью, как мы увидим в этой и последующих главах. Тот факт, что должность Амброса на заводе по производству буны фирмы «Фарбен» вовлекла его в орбиту проводимых эсэсовцами секретных исследований в концлагере Освенцим, также подтверждает данные Витковского о причастности этого ученого к проекту «Колокол».

д. Доктор Курт Дебус

Не только с точки зрения различных научных дисциплин, но и в плане различных послевоенных взаимоотношений и тем, рассматриваемых в настоящей книге, доктор Курт Дебус является наиболее интересным персонажем, причастным к проекту «Колокол», не в последнюю очередь потому, что он принадлежит к числу крупнейших ученых, доставленных в США в рамках операции «Скрепка». Впоследствии он стал директором Центра космических полетов имени Кеннеди на мысе Канаверал, и этот факт свидетельствует о том, что если кто-то из союзных держав и завладел секретами «Колокола», то, вероятнее всего, это были США.

Причастность Дебуса к проекту «Колокол» еще более любопытна тем, что он был тесно связан с группой Вернера фон Брауна в Пенемюнде и, как уже говорилось, после войны продолжал активно работать над ракетными проектами, занимая видное положение среди участников американской космической программы. Так что же делал ученый-ракетчик в таком проекте, как «Колокол»?

Согласно результатам тщательных исследований Витковского, Дебус вовсе не был ракетчиком, а интересовался в высшей степени прогрессивной (даже на сегодняшний день) областью — разделением магнитных полей20. Кроме того, он, по всей очевидности, проектировал источник питания для «Колокола».

В начале войны он работал в Институте высоких напряжений при Дармштадтской высшей технической школе. В 1942 году его перевели в исследовательский институт консорциума AEG в Берлине — Райникендорфе, и он также сотрудничал с центром в Пенемюнде. Он был автором нескольких публикаций и патентов, касающихся технологии измерения высоких напряжений. Помимо всего прочего, он разрабатывал инструменты для измерения высокого давления и параметров разряда высокого напряжения. В исследовательском институте AEG он сконструировал источник питания, обеспечивавший ток напряжением свыше 1 миллиона вольт, а также принимал участие в оборудовании сверхзвукового воздушного туннеля. Он также принимал участие в разработке измерительных инструментов для испытательных стартовых платформ для «Фау-2» 21.

Излишне говорить, что в силу подобных интересов Дебус являлся ценнейшим участником нацистской ракетной программы, но что еще более важно, в силу его опыта в измерениях параметров разряда высокого напряжения он был экспертом в области совершенно иного рода, которую можно квалифицировать как теслианскую.

Но именно благодаря Дебусу, такому же, как и Герлах, убежденному нацисту, Витковскому удалось найти подтверждение полученной им важнейшей информации: «Колокол» обладал таким потенциалом, что ему был присвоен особый гриф секретности, выделяющий его среди других экзотических проектов по разработке вооружений Третьего рейха. По сведениям Витковского, в 1942 году Дебус донес в гестапо на одного из своих сотрудников AEG, некоего Рихарда Кремера, который был приговорен к двум годам тюремного заключения.

Но Кремер, судя по всему, был не простым немцем и тем более не простым инженером, ибо директор исследовательского института AEG профессор доктор Карл Вильгельм Рансауэр написал в гестапо письмо:

Инженер Р. Кремер с трансформаторного завода AEG в Обершоневайде разрабатывает вместе с исследовательским институтом AEG проект, касающийся высоких напряжений, по заказу Управления вооружений сухопутных войск и под кодовым названием «Милосердный», создавая секретное устройство, имеющее важное значение для ведения войны. Реализация проекта отчасти зависит от господина Кремера, единственного, кто обладает нужной квалификацией в отношении электрических полей особого рода. Дальнейшая реализация этого проекта без господина Кремера не представляется возможной. Исследовательские и проектные работы должны осуществляться с полной отдачей энергии, по крайней мере до окончания войны.

Важность для войны этого проекта вытекает из следующего.

1. Проект осуществляется в соответствии со специальным приоритетом SS/1040, который предоставляется только в особых случаях.

2. Директор исследовательского отдела Управления вооружений сухопутных войск профессор доктор Шуман присвоил этому проекту высочайший уровень срочности, называемый «решающий для войны» (смотрите протокол совещания от 21 07.1942, который может быть представлен по вашей просьбе).

3. Полномочный инспектор Рейха по ядерной энергетике, государственный советник профессор доктор А. Эсай, президент Физико-технического управления Рейха... пишет ниже, что в дополнение ко всему он подтвердит необходимость проведения этой работы в интересах войны22.

Таким образом, если бы не верность Дебуса нацистским идеалам и не осуждение Кремера, мы никогда бы не узнали о существовании такой классификации, как «решающий для войны» или «Kriegsentscheidencl».

(1) «Kriegsentscheidend»

Витковский отмечает необычность термина «Kriegsentscheidend». Если «Kriegswichtig» («важный для войны») являлся техническим термином, означающим снятие административных ограничений в целях обеспечения необходимого военного снаряжения23, то термин «Kriegsentscheidend» («решающий для войны») встречается только в этом документе и только в связи исследованиями, проводимыми AEG, Дебусом и Кремером. Витковский говорит о том, что он «лично проанализировал целую гору немецких документов, касающихся технологий, и ни разу не встретил этот термин, употребленный в другом контексте, — в качестве официального обозначения любого другого исследовательского проекта или деятельности»24.

Поистине важным в этом контексте является факт, что не кто иной, как Мартин Борман в своей переписке с Герлахом каждый раз упоминает «Wunderwaffe» («чудо-оружие»)25. Герлах тоже писал Борману в конце 1944 года, что проект, над которым он работает, будет «решающим для войны»26. Но еще более важно то, что Витковский обнаружил труд польского историка Герберта Липинского, получившего доступ к протоколам допросов в Фарм-Холле — в той форме, которую они имели до того, как ихрассекретили. Липинский пишет, что они «совершенно отличались» от версий протоколов для «публичного пользования», появившихся после рассекречивания, в тех местах, где допрашивается Герлах, и речь идет о физике. Чаще всего во время его допросов затрагивались такие темы, как атомные ядра, внеземное пространство, магнитные поля и земная гравитация. Совершенно очевидно, что Герлах и компания занимались чем-то более необычным, нежели атомная бомба.

Причастность Дебуса к проекту «Колокол» порождает еще целый ряд тревожных вопросов. Что делал столь пламенный нацист на посту директора Центра космических полетов имени Кеннеди на мысе Канаверал, на который его назначили в 1963 году? И почему он вообще интересовался ракетами, если «Колокол» имел неизмеримо больший потенциал не только в отношении обеспечения движущей силы, но и во многих других отношениях? Почему этот инженер-электротехник, обладавший опытом исследований в коронной области Теслы — измерение разряда электричества высокого напряжения, — не только оказался причастным к полусекретной программе «Фау-2» и гораздо более секретному проекту «Колокол» во время войны, но и оказался на посту директора Центра космических полетов имени Кеннеди после войны?

4. Доктор Герман Оберт отправляется в поездку с несколькими друзьями

Однако Курт Дебус отнюдь не единственный нацистский ракетный ученый, причастный к проекту «Колокол». Вместе с ним над этим проектом работал хорошо известный доктор Герман Оберт, который наряду с русским Константином Циолковским и американцем Робертом Годдардом является одним из трех отцов-основателей современной ракетной техники. Над участием в проекте Оберта остается завеса тайны, ибо в период с 15 по 25 сентября 1944 года он, по всей очевидности, предпринял «деловую поездку» вместе с другими учеными из проекта «Колокол» — Гербертом Йенсеном, Эдвардом Толеном и загадочной Элизабет Адлер — из Праги в Бреслау (ныне польский Вроцлав), а затем в то место, где проходил испытания «Колокол»27. Разумеется, читатели, знакомые с трудом Тома Агостона о «штабе Каммлера»28 или с моей предыдущей книгой о суперсекретных черных проектах мозгового центра Каммлера, сразу поймут значение Праги как места осуществления ряда нацистских секретных проектов по разработке оружия, находящегося неподалеку от заводов Шкода в Пльзене. А читатели, знакомые с «нацистской легендой» об НЛО, сразу поймут значение Бреслау как места предполагаемых секретных разработок «летающей тарелки». Вызывает немалое любопытство тот факт, что Оберт, довольно известная фигура, сопровождает неизвестного математика и двух малоизвестных ученых в их поездке в научные центры Третьего рейха, где осуществляются наиболее секретные и до сих пор неизвестные проекты по разработке супероружия!

Но еще более любопытен комментарий Витковского по поводу причастности Оберта к проекту «Колокол»:

Как ранее в случае с профессором Герлахом, эта информация открывает нам необычный и чрезвычайно важный факт: до сих пор неизвестно, чем занимался профессор Оберт во время войны. Может возникнуть впечатление, что это нечто вроде света в конце туннеля, который до сих пор был скрыт ночной тьмой. Наверняка известно лишь то, что Оберт не был связан с центром в Пенемюнде, иначе он. вне всякого сомнения, занимал бы там одну из командных должностей, и это обязательно стало бы известно (тысячи специалистов из Пенемюнде работали после войны в других странах, от США и СССР и вплоть до Египта, и подобный факт невозможно было бы сохранить в тайне). Следовательно, судя по всему, существовало нечто вроде альтернативной программы, осуществлявшейся на протяжении длительного времени, которая была весьма серьезной29.

То есть участие Оберта в поездке, особенно в компании таинственной Элизабет Адлер, которая, насколько известно, была связана только с одним немецким секретным проектом по разработке оружия, а именно проектом «Колокол», свидетельствует о существовании уже в нацистской Германии двух космических программ — одна для «публичного пользования», представленная «Фау-2» и другими ракетными проектами, и вторая, представленная проектом «Колокол». Оберт был в то время, по всей вероятности, ведущим в мире теоретиком по проблемам длительного пилотируемого космического полета. Его присутствие среди ученых, занимавшихся проектом «Колокол», таких как доктор Адлер, доктор Герлах и доктор Дебус, служит еще одним ключом к разгадке принципов действия и возможного назначения этого устройства.

Ниже приводится перечень лиц и организаций наряду с указанием сфер их деятельности и взаимосвязями, составленный Витковским, который может пролить свет на возможное содержание проекта «Колокол»:

Лицо или организация                                        Сфера деятельности

F.E.P.                                                      Патентные исследования и разработки

«Адмирал Райн»                                     Связь с ВМФ

AEG (Allgemeine Elektricitats Gesellschaft) Исследования в области высоких напряжений и высоких частот,

и HWA (Heereswaffenamt)                       Управление вооружений сухопутных войск

Обергруппенфюрер СС Эмиль Мазув       Безопасность? Связь с «Аненэрбе»?

Профессор доктор Вальтер Герлах         Поляризация спина, магнетизм, гравитация

Доктор Курт Дебус                                 Измерения параметров высокого напряжения, источники энергии высокого напряжения

Доктор Элизабет Адлер                          Математик (специализация неизвестна), Кенигсбергский университет

Доктор Герман Оберт                             Теоретик космического полета и инженер-ракетчик

На основании этого перечня можно легко прийти к заключению, что «Колокол» может представлять собой некий прототип революционного устройства, в котором движущую силу для космического полета обеспечивают отнюдь не малоэффективные химические ракеты. Такая интерпретация объясняет номинальное, хотя и молчаливое присутствие немецкого ВМФ, ибо для пилотируемого космического полета понадобились бы суда, выдерживающие высокое давление, строительство которых потребовало бы опыта, сходного с опытом строительства подводных лодок. Кроме того, командование немецкого ВМФ было бы заинтересовано в экзотических энергетических установках для своих подводных лодок, дабы иметь возможность значительно увеличить их скорость и время плавания.

В любом случае присутствие Дебуса, AEG и Управления вооружений сухопутных войск, которое тоже маячит на заднем плане, судя по всему, свидетельствует об озабоченности «более эксклюзивными вооружениями» в отношении проекта. Витковский хотя и упоминает эту версию, но, по моему мнению, не придает ей такого значения, как версии «энергетической установки». Однако, как демонстрируют две следующие главы, этот аспект проекта не следует списывать со счетов.

Во всяком случае, интерпретация «Колокола» как революционного устройства, обеспечивающего «движущую силу поля», — излюбленная теория автора и журналиста британской «Джейнс дефенс уикли» Ника Кука30, и Витковский явно тоже отдает ей предпочтение.

Б. Действие «Колокола» и результаты этого действия: реконструкция «Колокола» Витковским

Приводя данные Витковского, касающиеся известных рабочих параметров, конструктивных параметров и результатов действия «Колокола», я постараюсь делать это как можно более подробно, поскольку многое из того, что он говорит, непосредственно связано с моими более умозрительными интерпретациями некоторых аспектов «Колокола». Я придерживаюсь мнения, общего с Витковским и Куком, что «Колокол» как минимум являлся прорывом в области «движущей силы поля», но при этом считаю, что он представлял собой нечто гораздо большее, нежели только это. На мой взгляд, прорыв в области «движущей силы поля» был мотивом осуществления проекта, но я также верю, что в процессе его осуществления и, возможно, даже в самом его начале, до того как «Колокол» был создан, немцы столкнулись с непредвиденными результатами, которые стали главным предметом исследования, Как я попытаюсь продемонстрировать, в свете современных моделей и экспериментов «Колокол» проявляет многие признаки устройства, специально спроектированного для того, чтобы оно подключалось к энергии нулевой точки и делало это не только в целях обретения движущей силы, но и в целях «оснащения вооружением». Таким образом, его можно рассматривать в качестве прототипа скалярного устройства, прототипа технологии объединенной физики. Имея это в виду, мы возвращаемся к результатам исследований Витковского.

1. Где это все происходило

Согласно данным Витковского, основные лаборатории, в которых осуществлялся проект «Колокол», находились в Нижней Силезии, в Ноймаркте (ныне польский город Срода Сласка) и Лойбусе (ныне польский город Любяз), в производственных помещениях предприятия «Шлезише Веркштеттен дер Фюрстенау». Корпоративную поддержку им оказывали AEG «Альгемайне Электрицитатс Гезельшафт» и электротехнический гигант «Сименс»31.

В Нижней Силезии находилось еще одно подземное сооружение — в замке Фюрстенштайн, а другое было замаскировано в угольной шахте в Вальденбурге, где «Колокол» мог быть впервые испытан.

Чуть дальше, в шахте Венцеслас в Людвигсдорфе (ныне польский город Людвиковице), располагался еще один комплекс, являвшийся частью проекта. Здесь, в отдаленной и уединенной долине, эсэсовцы построили сеть туннелей, бункеров и очень странный объект — большую бетонную конструкцию, по всей очевидности, служившую для испытаний.


 

Эта конструкция стоит внутри бассейна, по окружности которого расположены отверстия для тяжелых электрических кабелей.

Витковский также поделился со мной информацией, которая отсутствует в его книге. Райнер Карлш, немецкий историк, недавно опубликовавший в Германии книгу о ядерной программе Гитлера, также упомянул в своей книге, что группа физиков из немецкого университета в Гиссене провела множество исследований в Людвиковице, а именно в конструкции непонятного назначения. Выяснилось, что в арматуре конструкции присутствуют изотопы, которые могли появиться там только вследствие воздействия мощного луча нейтронов, а значит, использовалось какое-то устройство, ускоряющее ионы и, скорее всего, тяжелые ионы. Согласно расчетам, интенсивность излучения была очень высокой32.

Другими словами, что бы ни испытывали в данной конструкции — а все свидетельствует о том, что это был «Колокол», — оно не только отличалось высокой прочностью, необходимой для того, чтобы выдержать испытание, но и излучало радиацию.

 

2. История и кодовые названия проекта

Хотя эксперименты с «Колоколом» впервые, судя по всему, проводились в мае и июне 1944 года53, проект был задуман примерно двумя с половиной годами ранее, и это означает, что он потребовал именно столько времени для воплощения лежавшей в его основе теории в практику.

Исследовательский проект как таковой начал осуществляться в январе 1942 года под кодовым названием «Ворота», которое действовало до августа 1943 года. Тогда он был переименован или скорее разделен на два субпроекта. Кодовое название «Ворота» было заменено на «Хронос» и «Фонарщик». Оба они относились к «Колоколу», но проект был разделен на физический и медико-биологический аспекты. Какое название к какому аспекту относится, установлено не было. Система, обеспечивающая «Колокол» энергией, вероятно, получила название «Милосердный»34.

Кодовые названия весьма символичны: «Хронос» по-гречески означает «время», а слово «ворота» говорит само за себя. В сочетании они подразумевают, что, по крайней мере, отчасти проект имеет определенное отношение к времени. Если так, это еще одно свидетельство того, что немцы отказались от специальной Относительности с ее локально плоским пространством и, по всей вероятности, экспериментировали в чем-то вроде «гиперотносительности», или локально созданном искривлении пространства-времени. Значение кодовых названий указывает на исследования в области чрезвычайно радикальной и экзотической физики, которая, хотя и имеет в своей основе некоторые умозрительные заключения Витковского, выходит далеко за их рамки.

Ну а как насчет другою кодового названия? Фонарщик — человек, зажигавший уличные газовые фонари в эпоху, предшествующую изобретению электрических ламп. Но выбор этого названия может таить в себе более значительный смысл, как отмечает Витковский: «На это название можно взглянуть с другой точки зрения. Мне представляется, что это вольный перевод древнего имени Люцифер, то есть «тот, кто несет свет»35.

В любом случае, кодовые названия могут указывать, по крайней мере в общем плане, не только на экзотическую физику, исследовавшуюся в ходе осуществления проекта, но и на то, что проект, по всей очевидности, начал осуществляться как минимум за два года до достижения практического результата — самого «Колокола», Это подразумевает, что в основе данного практического результата лежит большой объем теоретической работы, и мы должны провести самое тщательное расследование, чтобы реконструировать эту теоретическую основу.

3. Последний полет «Ю-390»

Так что же произошло с «Колоколом» и его исследовательской группой? Как сказано в двух моих предыдущих книгах «Черное солнце Третьего рейха» и «Боевая машина Гизы», большинство ученых и инженеров убили эсэсовцы, а оборудование проекта было эвакуировано. В самом деле, сегодня имеются убедительные свидетельства того, что проект «Фонарщик» (или, если угодно, проект «Люцифер») был эвакуирован на шестимоторном «Юнкерс-390». Это весьма интересно, поскольку одна из последних фотографий «Юнкерс-390» была сделана примерно в то же самое время на летном поле в Праге. Так как в конце войны в строю остался только один «Ю-390», это означает, что он прилетел из Праги в район Людвигсдорфа (вероятно, на аэродром Ополе в Польше), взял на борт дополнительный груз и, согласно сведениям одного офицера-эсэсовца, который принимал участие в осуществлении проекта и протоколы допросов которого Витковский нашел в Берлинском архиве, улетел на авиабазу Бодо в Норвегии, после чего, подобно «Колоколу» и генералу Каммлеру, бесследно исчез56.

В книге «Черное солнце Третьего рейха» я следую гипотезе Ника Кука, согласно которой Каммлер вовсе не погиб в Чехословакии в конце войны, а либо принимал участие в американских послевоенных секретных черных проектах, в том числе и r «Колоколе», в результате сделки США с высокопоставленными нацистами, включая Мартина Бормана, либо просто исчез вместе с «Колоколом» и продолжал осуществлять его самостоятельно.

Витковский раздобыл информацию, подтверждающую «американский сценарий». Среди ученых, причастных к «Колоколу», был некий Герберт Йенсен. Он сопровождал хорошо известного Германа Оберта и весьма таинственную Элизабет Адлер в их «деловой поездке» из Праги в Нижнюю Силезию. Оберт и Йенсен были наряду с Куртом Дебусом одними из главных трофеев, которые искали американцы. Другими словами, за ожесточенной борьбой с целью заполучить ученых-ракетчиков из Пенемюнде и раскрыть секреты нацистского проекта по созданию атомной бомбы, похоже, осуществлялись согласованные усилия, направленные на то, чтобы собрать кик можно больше людей, причастных к «Колоколу»37. Сучетом чрезвычайно секретного характера проекта «Фонарщик» следует предположить, что информация о персонале, причастном к проекту, как и информация о том, кто из них избежал гибели от рук эсэсовцев, могла исходить только от самих эсэсовцев.

Что касается Герлаха и Дебуса, то мы уже высказывали предположение, что известность этих ученых, вероятно, спасла их от казни. Возможно, также и поэтому Герлах, «предупрежденный» подобным образом, никогда после войны публично не возвращался к теме исследований в области поляризации спина и гравитации. В этом отношении примечательно также то, что Герлах после пленения англичанами и содержания в Фарм-Холле тоже был единственным немецким ученым, которого из Фарм-Хол-ла перевезли в США для дальнейших интенсивных допросов. По моему мнению, важное значение имеет то, что его рабочими дневниками военного времени завладело американское Управление стратегических служб, и они до сих пор остаются засекреченными в архивах ЦРУ. Об их содержании почти ничего не известно38. Этот факт сам по себе говорит очень многое.

Кроме того, Витковский считает, что «Ю-390», первый в мире самолет, снабженный средствами дозаправки в воздухе39, мог перевезти свой груз в Аргентину для продолжения независимых исследований вдали от глаз союзников, под покровительством и защитой правительства Перона. Действительно, Перон построил в Барилоче современную лабораторию, где немецкие ученые-эмигранты исследовали плазму и высокое напряжение40.

В отличие от Витковского, Джеффри Брукс недвусмысленно утверждает, что «Колокол», генерал Каммлер и «Ю-390» оказались в Аргентине, в лаборатории по исследованию плазмы и высокого напряжения в Барилоче, в ходе реализации суперсекретного плана эвакуации, известного, как операция «Regentropfhen» («Капелька дождя»), в которой важную роль играл гауляйтер Нижней Силезии Карл Ханке. В свете тезиса Картера Хайдрика, согласно которому Мартин Борман действительно обеспечил сдачу американцам подводной лодки «U-234» с ее ценным грузом, включавшим расщепляющийся уран и компоненты атомной бомбы, Брукс снова отмечает важность для нацистов «Колокола» как «решающего победоносного оружия»:

Главной заботой нацистов было сохранить документы, содержавшие высшие секреты разработки оружия, самолетов и подводных лодок Самые важные из них, касавшиеся новейших самолетов и топлива для них, были отправлены транспортным самолетом дальнего действия «Юнкерс-390» в Аргентину.

С точки зрения Правительства США, 260 тонн стратегических материалов на борту немецкой подводной лодки «U-234», доставленной под конвоем на военно-морскую базу в Портсмуте, Нью-Гэмпшир, 19 мая 1945 года, уж слишком засекречены: сам факт наложения на них грифа «строго секретно» является секретом, Секретными являются и документы, принадлежавшие доктору Хайнцу Шлике, как и характер помощи, оказанной им при осуществлении проекта «Манхэттен» спустя три месяца после его пленения. Самыми секретными предметами среди груза на борту «U-234» остаются восемьдесят маленьких ящиков с урановым порошком, которые не фигурировали в Декларации о разгрузке ВМФ США и которые представляли собой расщепляющийся материал для примитивного ядерного взрыва. Но, по мнению немецкого верховного командования, вояж этой подводной лодки с ее необычным грузам военных материалов и необычными пассажирами не выходил за рамки генерального плана эвакуации.

По данным Брукса, чья информация подтверждает открытие Витковского относительно того, что «Колокол» классифицировался как «решающий для войны», согласно оценке немецкого верховного командования, «Колокол» котировался выше атомной бомбы. Хотя это может показаться странным, следует вспомнить, что подобная классификационная схема была применена к захваченному «НЛО» в США после войны, который котировался выше водородной бомбы.

Как бы то ни было, Брукс добавляет весьма существенную деталь к информации о «Колоколе» в Аргентине:

Придерживающийся левых взглядов и предпочитающий анонимность корреспондент ведущей ежедневной газеты «Neuquen», активно разоблачающей деятельность нацистских военных преступников в области Барилоче в Аргентине, заявил в своей статье, что он видел официальные документы, подтверждающие доставку в конце войны оборудования для экспериментов по антигравитации SS-E-1V и SS-U-13 вместе с пресловутым «Колоколом»... на борту транспортного самоле-

та дальнего действия «Юнкере-390», который совершил беспосадочный перелет из Норвегии до аэродрома Гуалегуай в аргентинской провинции Энтре Риос. Если это правда, данное заявление можно рассматривать в качестве свидетельства того, что эсэсовский антигравитационный авиационный проект был после войны главным приоритетом для национал-социалистской ученой элиты41.

Если сценарий Брукса верен, это чревато серьезными последствиями, так как он указывает на то, что нацисты продолжали осуществлять независимую разработку экзотических вооружений после войны. Как мы увидим в заключительных главах настоящей книги, вероятность этого подтверждается другими источниками. И этот сценарий позволяет взглянуть на гипотезу двух космических программ с иной точки зрения, ибо «вполне можно предположить, что, если ВВС США сумели разобраться в немецкой антигравитации, они вряд ли стали бы запускать космические корабли с помощью морально устаревших ракет с мыса Канаверал в течение трех десятилетий»42. Или, может быть, как мы видели в предыдущей главе, внутри космической программы существовала космическая программа по разработке экзотических технологий, которые затем тайно применялись в ракетах.

4. Конструкция «Колокола» и результаты его действия

Анонимный информатор Витковского из польской разведслужбы пробудил в нем немалый интерес к тому, что в реальности представляло собой так называемое «чудо-оружие», и он предпринял поиски ответа на этот вопрос. Они начались с изучения весьма характерного заявления министра пропаганды Третьего рейха доктора Йозефа Геббельса, пересказанное его женой Магдой своей золовке. Геббельс считал новое оружие настолько эффективным, что оно должно было гарантировать окончательную победу43. Подобные заявления, разумеется, были стандартной риторикой руководителей осажденного рейха. Но Витковский вскоре обнаружил странное подтверждение из другого источника в лице Карла Радля, помощника известного эсэсовца-диверсанта Отто Скорцени. В документах, найденных Витковским в американских архивах, Радль показывает, что Скорцени организовал множество диверсионных акций в тылу советских войск в 1944 году, поскольку он «познакомился с «чудо-оружием» и в результате был одержим идеей «Sonderkampf» («особой войны»), считая использование этого оружия единственным путем к победе в войне*44. Но этим дело не кончилось.

После войны, согласно сообщениям испанской прессы, за которыми последовали статьи сходного содержания в американской прессе, Скорцени пытался продать секреты «чудо-оружия» американцам. В этих статьях «говорилось, что среди секретов присутствовал некий необычный летающий объект с электромагнитной силовой установкой, который «пес ответственность за волну наблюдений летающих тарелок над Северной Америкой тем летом»45. Далее следовали заявления, будто эти «тарелки» были построены в Испании немецкими учеными-эмигрантами и принцип их полета основывался на эффекте гироскопа46.

Интерес Витковского разгорался все больше и больше, и он вновь и вновь договаривался о встречах со своим информатором. Из того, что он услышал во время этих встреч, сложилась следующая картина «Колокола»:

Загадочное устройство — «Колокол» («die Glocke») — на первый взгляд казалось сравнительно простым, хотя необычные результаты его действия явно противоречили этому впечатлению. Описание было неполным и ненаучным, поскольку его авторами являлись военные, не имевшие доступа ко всем данным, но даже при этом оно содержало множество ценных деталей. Основной компонент «Колокола» состоял из двух массивных цилиндров-барабанов около метра в диаметре, которые во время эксперимента вращались в противоположных направлениях с огромной скоростью. Барабаны были изготовлены из серебристого металла и вращались вокруг общей оси. Ось представляла собой полый стержень диаметром от десяти до двадцати сантиметров, и ее нижний конец крепился к массивному основанию «Колокола». Стержень был изготовлен из тяжелого твердого металла. Перед каждым испытанием в него помещалось нечто вроде керамического продолговатого контейнера (он определялся как «вакуумная колба»), окруженного слоем свинца толщиной примерно 3 см. Длиной он был примерно 1 — 1,5 метра, и его заполняло странное металлическое вещество фиолетово-золотистого оттенка, сохранявшее при комнатной температуре консистенцию «слегка коагулированного желе». Это вещество носило кодовое название «IRR XERUM-525» или «IRR SERUM-525» и содержало среди прочих компонентов оксид тория и оксид бериллия. В документах также фигурировало название «Xeron». Это было нечто вроде амальгамы ртути, вероятно, содержавшей тяжелые изотопы.

Ртуть, на сей раз в чистой форме, также присутствовала внутри вращавшихся цилиндров. Перед началом каждого эксперимента и, возможно, также в процессе егортуть интенсивно охлаждалась. Поскольку имелась информация об использовании больших количеств жидкого газа — азота и кислорода, — судя по всему, именно они использовались в качестве хладагентов. Все устройство, то есть цилиндры и полый стержень, были покрыты вышеупомянутой керамической оболочкой в форме колокола — цилиндр, закругленный в верхней части, увенчанный чем-то вроде крюка или крепления. Все устройство имело около 1,5 метра в диаметре и около 2,5 метра в высоту...

Человек, сообщивший мне эту информацию, подчеркнул, что в отношении описанного устройства ни разу не употреблялся термин «оружие»47.


 

Здесь необходимо сделать паузу и рассмотреть детали, поскольку они несколько отличаются от деталей, описанных в книге Ника Кука «Охота за нулевой точкой» и моих описаний в книгах «Боевая машина Гизы. Развертывание» и «Черное солнце Третьего рейха».

1. «Колокол» включал следующие компоненты:

а. два вращающихся цилиндра на общей оси, которые заполнялись или покрывались чистой ртутью;

б. в качестве оси использовался металлический стержень, предположительно полый, поскольку он являлся вместилищем для загадочного соединения, включавшего в себя торий, бериллий и ртуть и известного как «Ксерум-525»48.

2. Ртуть и, предположительно, внутренняя часть «Колокола» интенсивно охлаждались (предположительно жидкими) азотом и кислородом.

3. Согласно последним результатам исследований Витковского, «Колокол» имел 2,5 метра в высоту и около 1,5 метра в диаметре — меньше по размеру, нежели сообщал Кук.

По всей видимости, эта последняя деталь имеет значение, поскольку я провожу сравнение между «Колоколом» и НЛО, обнаруженном в Кексбурге, в своей предыдущей книге «Черное солнце Третьего рейха». Там, исходя из размеров, приведенных Ником Куком — 4—5 метров в высоту, 3—4 метра в ширину и других параметров объекта, разбившегося в Кексбурге, — я предполагаю, что это один и тот же объект. Хотя новые размеры снижают вероятность такого совпадения, я, тем не менее, продолжаю считать, что в Кексбурге потерпел катастрофу «Колокол» или подобное ему устройство49.

В любом случае при изучении приведенной выше схемы возникают весьма важные вопросы:

1. Каково было назначение вращающихся в противоположных направлениях цилиндров?

2. Были ли эти цилиндры расположены один внутри другого или же один над другим?

3. Какова была цель использования ртути в этих цилиндрах?

4. Какова была цель использования явно радиоактивного соединения «Ксерум-525»? Был ли «Кссрум-525» изотопом ртути в соединении с другими элементами?

5. Каково было назначение керамической оболочки?

Как мы увидим, Витковский имеет свои весьма правдоподобные ответы на эти вопросы. Мы рассмотрим их в свое время и предложим собственные версии.

Во время встреч с сотрудником польских спецслужб Витковский получил много информации, касающейся нс только самого устройства, но и его экспериментального действия:

Каждый такой эксперимент проводился в специально подготовленной камере-бассейне. В большинстве случаев бассейн располагался под землей. Его поверхность была покрыта керамическими плитками, а пол — тяжелыми резиновыми матами. Маты разрушались после каждого испытания(!), тогда как плитки отмывались — дезактивировались с помощью розовой жидкости, напоминавшей рассол. Когда испытания проводились внутри камеры в бездействующей шахте в 1945 году, эта камера всегда разрушалась (взрывалась) после двух-трех испытаний...

К «Колоколу» прилагался мощный источник питания. В испытательной камере на специальном стенде устанавливались фото- и киноаппараты, а также, возможно, измерительные приборы. Затем рядом располагалась серия образцов или объектов, на которых испытывалось действие излучаемой энергии. Это были животные (живые ящерицы, крысы, лягушки, насекомые, улитки и, по всей вероятности... люди — заключенные из KЛ Гросс-Розен)50, растения (мхи, папоротники, хвощи, грибы, плесневые грибки), а также вещества органического происхождения: белки яиц, кровь, мясо, молоко и жидкие жиры. Разумеется, эти приготовления производились учеными и инженерами... а также группой заключенных концлагеря Гросс-Розен, специально подобранных для этой работы. Ее численность достигала 100 человек... Непосредственно перед экспериментом всех людей отводили на расстояние 150—200 метров. Они были одеты в защитные резиновые костюмы и шлемы или твердые шляпы с красными козырьками.

Таким образом, мы можем добавить к нашему предыдущему перечню следующие пункты:

4. Эксперименты проводились в подземной камере, часть которой занимал бассейн.

5. Камера была выложена резиновыми матами, покрывавшими керамические кирпичи.

6. Результаты действия «Колокола» в процессе испытания проявлялись на расстоянии 195—210 метров от устройства.

7. Камеры приходилось разрушать после нескольких испытаний — очевидно, вследствие сильного остаточного эффекта действия «Колокола».

8. Воздействие устройства на живые организмы и органические материалы являлось, по всей очевидности, главной сферой исследований.

9- Даже на некотором расстоянии от объекта персонал должен был находиться в защитных резиновых костюмах (а это означает, что люди не могли быть электрически заземлены в процессе работы «Колокола»).

10. Глаза должны были быть защищены красными козырьками,

Результаты действия «Колокола», судя по этим чрезвычайным мерам предосторожности, были «краткосрочными и долгосрочными — и, возможно, такими, о которых мы не знаем»51. Что касается краткосрочных результатов, они ощущались сразу после включения питания. Это были характерный звук, очень напоминавший жужжание пчел в закрытой банке (поэтому «Колокол» носил также неофициальное название «Улей» («Bienenstock»), и серия электромагнитных эффектов — импульсы перенапряжения в расположенных поблизости электрических устройствах с напряжением 220 вольт (взрывы лампочек), наблюдавшиеся в случае испытаний на поверхности земли на расстоянии, превышавшем 100 метров, голубоватое свечение (синий свет) вокруг «Колокола» — очевидно, в результате ионизированного излучения, а также сильное магнитное поле, упомянутое в заявлениях.

Кроме того, участники экспериментов ощущали нарушения в работе нервной системы, такие как мурашки, головные боли, металлический вкус во рту.

Совершенно очевидно, действие «Колокола» порождало очень странные и очень сильные эффекты, и, как известно многим читателям, металлический привкус появляется во рту в непосредственной близости от НЛО.

Долгосрочные эффекты были не менее необычны. Участники испытаний страдали бессонницей и расстройством вестибулярного аппарата, испытывали проблемы с памятью, у них сводило судорогами мышцы и появлялись изъязвления. Судя по всему, впоследствии немцам «удалось радикально уменьшить эти нежелательные эффекты52.

Но самым необычным и смертоносным было воздействие на органические материалы. Различные растения, животные и, предположительно, заключенные концлагерей подвергались разного рода повреждениям, наиболее частыми из которых были «разрушение тканевых структур, свертывание и расслоение жидкостей (в том числе крови) на четко разделенные фракции»53. Во время первой серии испытаний, по всей очевидности, проводившейся с мая по июнь 1944 года, «эти побочные эффекты повлекли за собой смерть пяти из семи участвовавших в них ученых. В результате первая исследовательская группа была расформирована», и уменьшение этих эффектов стало одним из высших приоритетов проекта54. Другими словами, смертоносные эффекты воздействия «Колокола», по крайней мере первоначально, не являлись целью немцев. Они стремились к чему-то иному. Тем не менее, как мы убедимся впоследствии, этот потенциал «Колокола» не мог остаться без их внимания. Хотя Витковский склоняется к мнению, что данный проект имел целью обеспечение эффективной движущей силы, его классификация как «решающего для войны» и явная претензия на звание «чудо-оружие» наводят на дальнейшие размышления в этом направлении.

Самые необычные изменения в органических материалах отмечались в случае с зелеными растениями:

В течение первой фазы, длившейся около пяти часов после завершения испытаний, растения блекли или становились серыми, что подразумевает химический распад или разложение хлорофилла. Тем не менее, как это ни удивительно, растения жили, но всей видимости, нормально еще на протяжении примерно недели. Затем следовал быстрый (8—14 часов) распад, в результате которого образовывалось сальное вещество с консистенцией протухшего жира... окутывавшее все растение. Этот процесс был лишен всех признаков бактериального распада — в том числе и характерного запаха. Кроме того, он протекал слишком быстро, создавая впечатление разрушения всей структуры55.

В то же самое время в жидких органических веществах отмечалось образование кристаллических структур... (Примечание 63: там же, стр. 234—235.)

На основании этого можно предположить, что произошло, когда устройство было использовано впервые, вызвав смерть пяти ученых и инженеров, обслуживавших его. По неосторожности они подверглись его необычному воздействию, в результате чего клеточная структура их тел и жидкости полностью разрушилась. Как мы увидим, такого рода эффекты служат явными признаками воздействия скалярного устройства.

Но эти странные эффекты, связанные с испытаниями «Колокола», были не единственными, Витковский общался с выжившими участниками проекта и жителями окрестностей Людвигсдорфа (современного Людвиковице) в Нижней Силезии, где базировался проект, и те рассказывали ему о том, что видели «вертикально взлетавшие и приземлявшиеся объекты», которые некоторые из них описывали как «летающие бочки»56.

 

5. Реконструкция вероятной физики «Колокола» Витковского

Описанные выше структура «Колокола», его действие и результаты этого действия составляют весьма необычную картину. Какого типа физика лежит в основе всего этого? Чего немцы пытались достигнуть с помощью этого странного устройства? Совершенно очевидно, что его создание в конце войны потребовало бы нескольких лет исследований, планирования, проектирования и испытаний. Так что же они искали? К чему они могли стремиться? И наконец, почему только это устройство из внушительного арсенала экзотических вооружений Третьего рейха, включавшего топливно-воздушные бомбы, управляемые ракеты, отравляющие и нервно-паралитические газы и, возможно, даже атомная бомба, классифицировалось как «Kriegsentscheidend» — «решающее для войны»?

Витковский взялся отыскать ответы на эти вопросы и в процессе изучения документов наткнулся на два выражения, которые вызвали у него интерес: «сжатие вихря» и «разделение магнитных полей»57. Они явно означали и что-то довольно экзотическое, поскольку загадочная доктор Элизабет Адлер из Кенигсбергского университета консультировала участников проекта по вопросу «моделирования гашения вибраций к центру сферических объектов»58. Но «Колокол» имел отнюдь не сферическую форму, и его вращавшиеся с большой скоростью барабаны не были вибрирующими.

Как говорит Витковский, «Колокол» «обладал столькими характерными чертами, что нахождение того или иного объяснения представляется вполне реальным»59. По его мнению, этими характерными чертами являются:

• Использование очень высокого напряжения.

• Упор на феномен «разделения магнитных полей».

• Наличие сжатия вихря.

• Создание устройством очень сильных магнитных полей.

• Вращение объемных элементов как средство достижения вышеуказанных эффектов (непосредственно или косвенно).

• В результате создание мощного излучения.

• Непрерывный характер действия «Колокола» — то есть не импульсный.

• Упоминание о превращении ртути в золото.

Этот перечень весьма интересен, особенно его предпоследний пункт — предполагаемая неимпульсная природа действия «Колокола». Это единственный момент в материалах исследования Витковского, не нашедший какого-либо подтверждения. Хотя Витковский прав в отношении того, что это наиболее вероятный режим работы, существует один признак, указывающий на импульсный характер действия устройства, и это свидетельство исходит от самого Витковского: издаваемый «Колоколом» звук, напоминающий жужжание пчел. Такой звук характерен для быстрого открывания и закрывания переключателя постоянного тока высокого напряжения — что использовал Тесла в своих экспериментах с передатчиком увеличения импульсов. Жужжание характерно именно для таких устройств.

Последний пункт — взаимное превращение химических элементов - добавляет еще одну странность к длинному списку связанных с «Колоколом» странностей. В следующей главе мы поговорим о любопытном упоминании в протоколах допросов Фарм-Холла в двух отдельных случаях о «фотохимическом процессе» разделения изотопов. Я думаю, что речь может идти о некоем аналоге или деривате холодного расщепления. Но здесь мы сталкиваемся с упоминанием в контексте проекта, имеющего мало общего с фотохимией, а если и имеет, то только в самом широком смысле.

Что касается упоминания взаимного превращения элементов, это отчасти решенная проблема, ибо в вечернем издании «Франкфуртер цайтунг унд хандесблатт» за 18 июня 1924 года — задолго до открытия расщепления ядер — была опубликована статья именно о превращении ртути в золото, и ее автор не кто иной, как профессор доктор Вальтер Герлах!60 Герлах говорит, что такое превращение можно осуществить посредством воздействия неких лучей неуточненной природы, то есть научно обосновывает алхимию!

Пытаясь собрать все эти фрагменты в единую картину, Витковский связался с польским физиком Демянским, специалистом по гравитационной физике. Изучив свойства «Колокола», Демянский заявил, что вихревое движение может быть ключом к созданию гравитации, и добавил, что ртуть лучше всего подошла бы для этой цели, поскольку «это вещество имеет высокую плотность и в то же время является жидким»61. В самом деле, если немцам «удалось выравнять оси вращения ядер в одном направлении с помощью сильного магнитного поля», то, возможно, им удалось достигнуть определенного гравитационного прорыва62.

Затем Витковский занялся проблемой чрезвычайно высокого напряжения, используемого в «Колоколе». «Это должно было приводить к разряду, и, следовательно, речь идет о физике плазмы». Если действительно, как полагает Демянский, активное вещество в таком устройстве характеризуется низкой вязкостью, то газ имел бы более низкую вязкость, чем жидкость, а плазма — более низкую, чем газ63. Плазма, создаваемая посредством электрического тока, порождает вихри, известные как плазмоиды, в которых «силовые линии магнитного поля почти полностью замкнуты»64. При таких условиях плазменный вихрь почти полностью изолирован от окружающей среды. Это, в свою очередь, создает что-то вроде локального «континуума пространство-время», или локализованного искривления пространства.

Анализируя эти наблюдения, Витковский посетил Институт физики плазмы и лазерного микрорасщепления в Варшаве, где его ждал настоящий сюрприз: он увидел плазменную ловушку, имеющую все внешние характерные особенности «Колокола»!

Невероятно, но в этом устройстве, как и в «Колоколе», тоже использовались керамические плитки и резиновые маты!

Исходя из этого, Витковский пришел к заключению, что «Колокол» представлял собой нечто вроде «ловушки для плазменного вихря»65. Однако он сразу заметил, что в одном важном отношении «Колокол» отличался от современного устройства. В последнем отсутствовало вращение.

Да, плазма иногда создает своего рода вихрь, но это, как правило, побочный эффект. Никто еще, никто после войны не сконструировал устройство «плазменного фокуса» в основном для быстрого вращения тяжелых ионов... внутри плазма абсолютно статична. Концепция вращающихся в одном или противоположных направлениях цилиндров остается неизвестной. Никто не додумался до этого!66

Так Витковский подошел к своей окончательной реконструкции «Колокола», уяснив принцип его действия и поняв причину, почему немцы выбрали этот необычный метод получения «плазменного фокуса»:

Я представил большой металлический барабан, в котором находится небольшое количество ртути. Барабан вращается со скоростью десятков тысяч оборотов в минуту. Под воздействием центробежной силы ртуть, будучи жидкостью, покрывает стенки барабана тонким слоем. После достижения намеченной скорости между окружностью барабана (слоем ртуги) и его осью — полым стержнем — создастся электрический разряд высокого напряжения. Теоретически это способствует ускорению перемещения ионов ртуги к полому стержню с огромной скоростью. Но поскольку ртуть уже обладает определенным крутящим моментом, при приближении к полому стержню ее угловая скорость возрастает... в результате чего увеличивается скорость вращения. Это приводит к наложению друг на друга двух скоростей — созданных благодаря сохранению крутящего момента и действию электрического тока. Из моих приблизительных расчетов следует, что посредством этого метода можно достигнуть скорости предельного сжатого вихря порядка сотен тысяч оборотов в секунду67.

И при этих чудовищных скоростях, когда все оси вращения плазмы поляризованы (выравнены в одном направлении), можно достигать огромного антигравитационного эффекта, поскольку в современной научной литературе содержатся указания именно на эту связь между массой и вращением68.

Ну а что же со взаимным превращением элементов? Чувствуя, что такие вихревые структуры неизбежно являются моделью самой материи, Витковский «вспомнил труд русского ученого Геннадия Шипова и труды немецкого физика, профессора Буркхарда Хайма, работавшего во время войны в Геттингенском университете. Во всех этих трудах упоминались изменения в структуре материалов, вызываемые искусственно созданными гравитационными волнами»69.

Как мы увидим впоследствии, этот момент имеет в «Колоколе» большее значение, нежели простая ловушка фокуса плазмы, пусть она и подразумевает весьма интересную концепцию вращения активного вещества для достижения максимальной поляризации спина, концепцию, находившуюся в сфере интересов Герлаха. За исключением еще одного замечания, к рассмотрению которого мы сейчас перейдем, дальше этого Витковский не продвинулся.

6. История из неонацистских кругов

Как это ни удивительно, одна история из неонацистских кругов Северной Америки странным образом подтверждает многие детали реконструкции Витковского. Эта история тем более замечательна, что она появилась до публикации как книги Ника Кука «Охота за нулевой точкой», так и исследования, на котором основывались содержащиеся в ней откровения в отношении «Колокола» — книги Витковского «Правда о чудо-оружии». Источником являлся печально известный «ревизионист холокоста» Эрика Цюндель из Канады. Он якобы услышал ее от «профессора доктора Фридриха Куфусса, эмигранта, избежавшего пленения со стороны союзников, который умер в Барселоне»70.

В глубине почти первобытных, мрачных лесов, раскинувшихся среди холмов где-то на территории Германии, расположилась секретная база, которая представлялась внешнему миру старой охотничьей заимкой, примостившаяся на вершине холма. Называлась она просто X. Лишь две узкие извилистые дороги вели вверх к «Охотничьему замку» («Jagdschloss»), как его называли лесники и мелкие фермеры из находившейся неподалеку (8 километров) деревни... Прилегающий к базе лес был объявлен запретной зоной. На всем протяжении войны эта зона находилась под непосредственным контролем СС. Никто из посторонних в деревню нс допускался. Всем ее жителям были выданы специальные паспорта с фотографиями, и с них взяли подписку о неразглашении тайны. На их глазах через деревню проезжали автобусы, заполненные людьми. Среди них изредка можно было увидеть женщин и очень часто мужчин в офицерской форме.

Поскольку в деревне была всего одна гостиница, «Zum Goldenen Ochsen» («К Золотому Быку»), иногда «Мерседесы» и «Опели» останавливались возле какой-нибудь лужайки, и их пассажиры закусывали на траве. Эти люди вели себя довольно странно. Все они брали с собой на ланч портфели, многие из которых своими размерами превосходили стандартные немецкие портфели...

Однажды эсэсовцы приказали местному бургомистру созвать жителей деревни. Офицер объявил им, что по соседству с Охотничьим замком создается филиал концлагеря для рабочих оборонного предприятия, которые будут заняты чрезвычайно важным делом. Никто не должен общаться с этими людьми и обо всех посторонних, как и обо всех странных происшествиях, необходимо сообщать в местную комендатуру СС... Спустя несколько дней через деревню поехали грузовики со всевозможным строительным оборудованием...

В скором времени изо дня в день стали раздаваться взрывы, эхо которых катилось по долине. Через несколько месяцев они прекратились. Снова поехали грузовики с крытыми брезентом прицепами, под охраной солдат. Это продолжалось несколько недель. По деревне ползли самые невероятные слухи.

Однажды ночью вся деревня была разбужена ужасным звуком, который начался с едва слышного жужжания. Люди поняли, что происходит что-то необычное. Они выбежали из домов и, к своему изумлению, увидели в направлении Охотничьего замка ярко освещенную «штуковину», парившую в воздухе. Затем звук стих так же внезапно, как и появился, свет поблек, и странная «штуковина» опустилась, скрывшись за верхушками деревьев, к немалому облегчению жителей деревни... После этого странные летательные аппараты, слегка отличавшиеся друг от друга, стали появляться группами. Сначала они медленно плыли по воздуху, но затем развивали фантастическую скорость, и за ними было невозможно уследить невооруженным глазом... Иногда, летя с большой скоростью, они издавали страшные звуки, напоминавшие сильные раскаты грома.

...Шли месяцы и годы, и однажды от Охотничьего замка по дорогам потянулись длинные колонны грузовиков. Не составляло особого труда догадаться, что они везли, ибо в небе появлялось все меньше и меньше «штуковин», а жизнь в лагере постепенно замирала. В один прекрасный день все работы прекратились, и эхо мощного взрыва снова прокатилось

по долине, а над Охотничьим замком поднялся столб дыма. Спустя несколько недель туда пришли не встретившие сопротивления русские, грабя все, что попадалось им на пути. Едва ли они поняли, что в этих рукотворных, заваленных мусором пещерах со свисающими с потолка обрывками электрического кабеля, в этих казавшихся бесконечными залах со странными следами гари на полу вершилось одно из чудес света. Среди мусора можно было найти лишь бесполезные куски металла, гайки, болты, стальные стержни, резиновые покрышки и какое-то странное на вид и на ощупь клейкое сероватое вещество71.

Имеется целый ряд причин считать эту историю чистым вымыслом.

Во-первых, и это главное, рассказ об офицерах СС, разгуливающих по деревне с портфелями, содержащими сверхсекретные материалы, — полная нелепица. Для помешанных на секретности эсэсовцев такие нарушения были просто немыслимы, а если они и совершались, то безжалостно карались. Во-вторых, как утверждает Витковский в адресованном мне письме, никакие замки в Фюрстенштайне никогда не использовались в качестве охотничьей заимки72.

Однако следует отметить ряд моментов, подтверждающих верность реконструкции «Колокола» Витковского в целом и, соответственно, свидетельствующих о том, что данная история содержит некоторые элементы истины. В самом деле, она имеет много общего с историей «Колокола» Витковского, и это сходство еще более увеличивается в силу того, что она появилась раньше книги Витковского и происходит из источника с явными пронацистскими симпатиями. Последний момент указывает на то, что кто-то, не связанный с правительством той или иной страны, знал все о проекте.

Во-первых, действие этой истории разворачивается в лесистой и холмистой местности, и именно в такой местности расположен замок Фюрстенштайн. Во-вторых, эта зона и, следовательно, проект находились под контролем СС. Там был создан концлагерь, заключенные которого использовались для строительных работ и, возможно, для работ в рамках осуществления проекта73. В-третьих, в истории говорится о многочисленных взрывах, что указывает на производство масштабных подземных строительных работ. Как отмечает Витковский, имеются свидетельства того, что весь комплекс Фюрстенштайн был пронизан сетью туннелей и галерей, сооруженных во время войны. В-четвертых, летательный аппарат, наблюдавшийся жителями деревни, создавал сильные эффекты поля, что делает его сходство с «Колоколом» весьма ощутимым. В-пятых, в истории говорится о многочисленных электрических кабелях, и это еще одно звено, связывающее ее с «Колоколом». В-шестых, «клейкое сероватое вещество», обнаруженное среди мусора, очень напоминает черноватую или сероватую слизь, образовывавшуюся в результате воздействия «Колокола» на органические ткани во время испытаний. В-седьмых, история повествует о следах гари, что свидетельствует о сильном воздействии радиации, — еще одна параллель с «Колоколом» в описании Витковского. Наконец, в истории говорится, что объект был быстро эвакуирован эсэсовцами, после чего вновь последовала серия взрывов — по всей вероятности, в некоторые туннели и галереи были обрушены, чтобы преградить доступ русским. И здесь история вновь совпадает с историей об эвакуации «Колокола» и казни некоторых ученых и инженеров.

Однако необходимо принять во внимание и ее невероятные элементы. Офицеры СС, занимавшиеся осуществлением сверхсекретного черного проекта, просто не могли расхаживать в «свободное время» с секретными документами в портфелях и открыто говорить о своей работе на деревенской лужайке.

7. Ртутные вихревые двигатели... Опять

Как уже говорилось выше, в своем анализе «Колокола» Витковский не продвинулся дальше вывода о том, что это была уникальная ловушка плазменного вихря, которая, возможно, создавала сильные антигравитационные эффекты. Эти. эффекты, если верить истории из неонацистского источника, были настолько сенсационными, что нацисты присвоили устройству высшую степень секретности.

Но Витковский сознает, что «Колокол» может представлять собой нечто большее. Завершая раздел своей книги, посвященный «Колоколу», и книгу в целом, он задается вопросом относительно источника вдохновения всего этого проекта:

И все же остается еще один вопрос — как случилось, что ученые 1940-х годов точно поняли, в каком направлении они движутся? Ведь они использовали идеи физики XXI века. Как им удалось осознать, что они стоят на пороге эпохального открытия? С помощью каких аргументов им удалось получить финансовые средства на свои разработки у могущественных и влиятельных оборонных консорциумов?

Складывается впечатление, что это нечто большее, чем просто техническая проблема. Необычность всего этого усугубляется тем фактом, что описания ртутной силовой установки появились очень давно — в книгах по алхимии и древних индийских манускриптах. Это очень легко проверить. Так, в книге «Самаранганасутрадхара», возраст который насчитывает, по меньшей мере, 2000 лет, говорится: «С помощью энергии, скрытой в ртути, которая приводит в движение вихрь, сидящий внутри человек может самым чудесным образом перемещаться по небу на большие расстояния»74.

Витковский предполагает, что источник вдохновения проекта может заключаться в одержимости эсэсовцев оккультизмом и эзотерическими учениями.

Мы уже затрагивали эту тему, а в главе 6 поговорим еще о «ртутных вихревых двигателях».

Но на этом Витковский завершает свою реконструкцию «Колокола» и свои размышления о принципе его действия и целях, которые немцы надеялись достигнуть с помощью данного устройства. Тем самым он оставляет целый ряд важных вопросов без ответа.

Витковский правильно понимает значение вращения ртути или вещества «Ксерум-525» в устройстве. Но, упомянув об этом, он не пытается понять, чего немцы хотели добиться с помощью противовращения того же самого вещества. Короче говоря, антигравитационные эффекты объясняются вращением одного цилиндра. Но почему в «Колоколе» на одной оси вращались в противоположных направлениях два цилиндра? И что не менее важно: какова была их конфигурация? Находился ли один цилиндр внутри другого или же один располагался над другим?

Что, помимо интереса к оккультизму и эзотерическим учениям, могло лечь в основу проекта «Фонарщик»? Как мы увидим, у немцев и кроме Герлаха были ученые, которые осознавали важность вихрей для формирования блоков материи. А осознавая ее, они неизбежно понимали, что, если вихри образуют блоки материи, они также образуют модель действия для превращения одной формы материи в другую, как и модель для множества других действий.

И еще один вопрос, на который можно дать, по крайней мере, гипотетический ответ: почему устройство было заключено в керамическую оболочку, имевшую форму колокола? Имел ли значение выбор материала и формы?

«Колокол» во время работы издавал характерный звук, напоминающий жужжание пчел. Это может свидетельствовать о быстром открывании и закрывании переключателя для создания импульсов высокого напряжения (вероятнее всего, постоянного тока).

Наконец, воздействие «Колокола» на живые организмы — каковы бы ни были его антигравитационные эффекты и эффект «растяжения времени» — наверняка тоже не ускользнуло от внимания немцев. Они должны были понимать, что этот феномен можно использовать в самых разных целях — для обеспечения движущей силы, для обеспечения связи или в качестве оружия.

Феномен, к которому немцы получили доступ через посредство «Колокола», был объединенным феноменом и указывал на лежавшую в его основе объединенную физику. Вопрос заключается в следующем: что это за феномен? К чему стремились нацисты? Отдавали ли они себе отчет в том, к чему получили доступ?

Почему постоянно всплывает фигура Герлаха? Почему, к примеру, специалист по поляризации спина, гравитации, взаимному превращению элементов и ртутной плазме был привлечен к участию в публичном проекте по разработке атомной бомбы в нацистской Германии? Почему его дневники до сих пор остаются засекреченными? Почему антигравитационное устройство вдруг превратилось в «чудо-оружие»? Какого типа физика могла лежать в основе всех этих явлений?

Витковский указал путь к теме, которая будет занимать нас на протяжении нескольких следующих глав: вихри.

1 Следует отметить, что книга Джеффри Брукса «Оружие террора Гитлера» («Hitler's Terror Weapons») также содержит информацию о «Колоколе». Мало что добавляя в плане сведений, на основе которых можно интерпретировать его физику, она наводит на определенные мысли относительно его местонахождения и деятельности генерала СС Каммлера после войны.
2 Igor Witkowski, The Truth About the Wunderwqffe, p. 231.
3 Igor Witkowski, The Truth About the Wunderwaffe, p. 231.
4 Ibid.
5 Ibid., курсив мой.
6 Igor Witkowski, The Truth About the Wunderwaffe, p. 233, курсив Витковского.
7 Igor Witkowski, The Truth About the Wunderwaffe, p. 236—237.
8 Nick Cook, The Hunt for Zero Point, p. 182—190. См. также мою книгу «Черное солнце Третьего рейха».
9 Личная переписка автора с Игорем Витковским 23 июля 2005 года.
10 Эксперимент Штерна — Герлаха. который вместе с экспериментом Эйнштейна по фотоэлектрическому эффекту, также принесшим его автору нобелевскую премию, и хорошо известным экспериментом Михельсона — Морли входит в тройку самых важных экспериментов в деле развития современной физики.
11 Igor Witkowski, The Truth About the Wunderwaffe, p. 254, курсив мой.
12 Nick Cook, The Hunt for Zero Point, p. 182—190. См. также мою книгу «Черное солнце Третьего рейха».
13 Igor Witkowski, The Truth About the Wunderwaffe, p. 242—243.
14 K моему немалому удовольствию, Витковский пришел к тем же выводам в отношении оперативных целей Третьей армии генерала Паттона в конце войны, что и я: "Последняя из известных фотографий самолета «Ю-390», сделанная в Праге в процессе его подготовки к полету, датируется серединой апреля 1945 года. Далее следы теряются — как самолета, так и Каммлера. Несмотря на его тщательные поиски после войны, Каммлер словно испарился. Существует мнение, что только одна из супердержав могла столь надежно скрывать высокопоставленного генерала СС. Из некоторых источников известно, что американцы (армия Паттона) так глубоко вклинилась в Чехословакию в том числе и потому, что они стремились добраться до служащих и документов отдела Каммлера. Захваченные ими материалы до сих пор хранятся под грифом «строго секретно*. Это весьма интригующий информация, которая указывает на американский след*. (The Truth About the Wunderwaffe, p. 289, курсив мой).
15 Витковский отмечает, что Дебус играл важнейшую роль в осуществлении проекта, являясь автором «разделения магнитных полей» (The Truth About the Wunderwaffe, p. 238). Это имеет очень большое значение с учетом его послевоенной работы в космическом центре Кеннеди НАСА и утверждений о существовании дата космических программ, в одной из которых используются экзотические, секретные технологии.
16 Витковский пишет, что, согласно его источникам, Герлах все же немало говорил в Фарм-Холле о магнитных полях, атомной энергии, земной гравитации и «внеземном пространстве» (The Truth About the Wunderwaffe, p. 255). Если так, то это объясняет, почему протоколы допросов в Фарм-Холле так долго оставались засекреченными. Возможно, комментарии Герлаха стали причиной его отправки из Англии в США, где дневники этого ученого с описаниями исследований военного времени засекречены по сей день. Из этого следует, что американцы что-то знали — более того, чем готовы были поделиться со своими британскими союзниками, — и поэтому привезли Герлаха в США дабы он воссоздал полную картину «Колокола».
17 Igor Witkowski, The Truth About the Wunderwaffe, p. 235, курсив мой.
18 Igor Witkowski, The Truth About the Wunderwaffe, p. 235.
19 Carter Plymton Hydrick, Critical Mass, p. 72—80. Смотрите также мою книгу «Черное солнце Третьего рейха», где приводятся аргументы Хайдрика.
20 Igor Witkowski, The Truth About the Wunderwaffe, p. 256
21 Igor Witkowski, The Truth About the Wunderwaffe, p. 256, курсив мой.
22 Igor Witkowski, The Truth About the Wunderwaffe, p, 257, курсив Витковского.
23 Ibid, p.256.
24 Igor Witkowski, The Truth About the Wunderwaffe, p. 256.
25 Ibid, p. 255.
26 Ibid.
27 Igor Witkowski. The Truth About the Wunderwaffe, p. 257.
28 Tom Agoston, Blunder/ How the US Gawe Away Nazi Supersecrets to the Soviet Union.
29 Igor Witkowski, The Truth About the Wunderwaffe, p. 2 59, курсив мой.
30 Nick Cook The Hunt for Zero Point, p. 182—192.
31 Igor Witkowski, The Truth About the Wunderwaffe, p. 239.
32 Игорь Витковский, личная переписка с автором, 23 июля 2005 года.
33 Igor Witkowski, The Truth About Wunderwaffe, о. 234.
34 Igor Witkowski, Thе Truth About the Wunderwaffe, p. 235. 35Ibid, p. 235-236.
36 Igor Witkowski, The Truth About the Wundenvaffe, p. 242.
37 Igor Witkowski, The Truth About the Wunderwaffe, p. 260.
38 Igor Witkowski, The Truth About the Wunderwaffe, p. 260.
39 Ibid., p. 280.
40 Ibid.
41 Jeffry Brooks, Hitler's Terror Weapons, p. 3, курсив мой. SS-E-IV — это аббревиатура «SS-Entwicklungsstelle IV», название сулерсекретного подразделения СС, занимавшегося исследованием свойств вакуумного потока, или энергии нулевой точки, одним из аспектов которого является исследование возможностей контроля над гравитацией.
42 Ibid., р. 9.
43 Igor Witkowski, 7Ъе Truth About the Wunderwaffe, p. 231.
44 Ibid., p. 231-232.
45 Ibid., p. 232, курсив Витковского.
46 Ibid.
47 Igor Witkowski, The Truth About the Wunderwqffe, p. 232—233, жирный шрифт Витковского, курсив мой.
48 Джеффри Брукс отмечает, что «к 1944 году Германия монополизировала все имевшиеся в то время в Европе запасы тория, американская миссия «Элсос» не смогла установить причину этого». (Hitler's Terror Weapons, p. 138.)
49 Во время работы над книгой «Черное солнце Третьего рейха» я еще не был знаком с трудом Витковского и полагал, что загадочный «Кссрум-525» — это радиоактивный изотоп ртути либо каких-то других элементов или соединений.
50 КЛ — концентрационный лагерь.
51 Igor Witkowski, The Truth About the Wunderwaffe, p. 234.
52 Igor Witkowski, The Truth About the Wunderwaffe, p. 234.
53 Ibid.
54 Ibid.
55 Igor Witkowski, The Truth About the Wunderwaffe, p. 234—235.
56 Ibid, p. 263.
57 Igor Witkowski, The Truth About the Wundenvaffe, p. 235.
58 Ibid.
59 Ibid., p. 245.
60 Igor Witkowski, Thе Truth About the Wwiderwaffe, p. 257.
61 Ibid., p. 247.
62 Ibid.
63 Ibid, p. 249.
64 Ibid, курсив мой.
65 Igor Witkowski, The Truth About the Wunderwaffe, p. 250.
66 Igor Witkowski. The Truth About the Wunderwaffe, p. 250.
67 Ibid, p. 251.
68 Витковский говорит о японских экспериментах, но можно также привести в пример различные эксперименты физика Ди Пальма.
69 Igor Witkowski, The Truth About the Wunderwaffe, p. 253. Буркхард Хайм был хорошо известным и уважаемым в Германии физиком. В США о нем почти ничего не известно, но важно то, что его труд упоминается Леонардом Г. Крэмпом в классической книге «НЛО и антигравитация: Фрагмент для картинки-загадки» («UFOs and Antigravity: Piece for a Jig-Saw»).
Гравитационные исследования, очевидно, являются одним из мотивов создания «Колокола». В своем последнем письме ко мне от 23 июля 2005 года Витковский устанавливает еще одну связь, которая заслуживает того, чтобы поразмыслить над ней. Связывая идею разделения магнитных полей с поляризацией атомного спина, он делает следующее заявление:
Мы знаем из современной научной литературы, что разделение может достигаться различными путями — например, с помощью суперпроводника или посредством так называемого шнура в плазме. Согласно моей интерпретации, это может относиться к релятивистской изоляции «системы ссылок». Эта идея выросла из теории Эйнштейна до Второй мировой войны. В прошлом году НАСА запустило космический корабль «Гравитационная проба Б» (с быстро вращающимися шарами, окруженными материалом, который является суперпроводником при данной температуре, призванными изолировать магнитное поле и, следовательно, подтвердить существование того же самого эффекта, но без плазмы). Однако имеются и другие ссылки: теория была разработана в Германии и Австрии до войны, главным образом Гансом Тир-рингом, теория пространства-времени и гравитации, которая учитывает такое разделение, — если бы не НАСА, этот труд был бы забыт.
Витковский также пишет в своем письме, что Тирринг тесно сотрудничал с доктором Вальтером Герлахом.
70 Friedrich Mattern, UFO's: Nazi Secret Weapon? (Toronto, Ontario: Samizdat Publishers, Ltd, no date, p. 110).
71 Friedrich Ma ttern, UFO's Nazi Secret Weapon? P. 110— 113.
72 Игорь Витковский, личная переписка с автором, 23 июля 2005 г.
73 Витковский ясно указывает на то, что источником рабочей силы являлся находившийся неподалеку концлагерь в Гросс-Розене.
74 Igor Witkowski, The Truth About Wunderwaffe, p. 284, курсив оригинала.

 

 



Обновлено 28.06.2011 15:15
 
 

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru