Home Книги Еще книги Упущенные возможности. Гражданская война в восточно-европейской части России и в Сибири, 1918-1920

Упущенные возможности. Гражданская война в восточно-европейской части России и в Сибири, 1918-1920 PDF Печать E-mail
Автор: С.П. Петров   
01.07.2011 22:31
Индекс материала
Упущенные возможности. Гражданская война в восточно-европейской части России и в Сибири, 1918-1920
ПРЕДИСЛОВИЕ
Глава первая ВООРУЖЁННОЕ ВОССТАНИЕ
Глава вторая. ТРЕВОГА В МОСКВЕ, НЕУВЕРЕННОСТЬ ЗА РУБЕЖОМ
Глава третья РАННИЕ НАДЕЖДЫ
Глава четвёртая. ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА ВНУТРИ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ
Глава пятая. ДИКТАТУРА ТОРЖЕСТВУЕТ
Глава шестая. В ТЫЛУ
Глава седьмая НАДЕЖДЫ НА ПОБЕДУ
Глава восьмая. ЛОЖНЫЙ ОПТИМИЗМ
Глава девятая. НАЧАЛО КОНЦА
Глава десятая ИЗМЕНА И БЕГСТВО
Заключение. ПРИЧИНЫ ПОРАЖЕНИЯ И УПУЩЕННЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ
ЭПИЛОГ
ХРОНОЛОГИЯ*
Все страницы

НЕСКОЛЬКО ВСТУПИТЕЛЬНЫХ СЛОВ РОССИЙСКОГО ИСТОРИКА К ПЕРВОМУ РУССКОМУ ИЗДАНИЮ

Есть книги, которые читаешь с откровенным эстетическим наслаждением. К ним, безусловно, относится и работа Сергея Павловича Петрова, сына генерала Белой армии П. П. Петрова. В ней есть то редкое сочетание высокопрофессионального исследования и той особой авторской интонации, которая отличает повествования о событиях, оказавших глубокое влияние на жизнь родных, близких, знакомых, и, в конечном счёте, твою собственную.

Гражданская война в восточно-европейской части России 1918-1920 годов — стала, по выражению Сергея Павловича, «священной сагой», сердцевиной сложной и рискованной жизни его родителей. Именно она с детства определила его неутолимый интерес к братоубийственному противоборству, невольным свидетелем которых он стал. И хотя ратные успехи на полях сражений, на первый взгляд, ознаменовали победу красных, но в итоге она оказалась равно губительна и для тех, кто выиграл войну, и для тех, кто ее проиграл. Одним она принесла режим однопартийной диктатуры, обернувшейся бесчеловечно жёстким курсом на строительство «светлого будущего» за счёт нескольких поколений людей, принесенных в жертву этой химере. Для других — горечь бегства из новой, непонятной им России, насильственных высылок и внезапного лишения гражданства.

В значительной мере именно российская эмиграция стала хранителем духовных ценностей, исторической памяти, русского и многонационального российского опыта, традиций и преемственности, отвергаемых на родине. Она внесла весомый вклад в сохранение связи времён и поколений, чистоты великого и могучего языка русского. Да и в самой Советской России всегда были люди совестливые и дальновидные, работавшие в том же направлении. Когда же в 1991 году рухнули барьеры, искусственно разделявшие эти очаги российской культуры, появилась, наконец, и возможность объединения воедино усилий тех, кто долгие годы был насильственно изолирован друг от друга. В России открылись закрытые для многих архивные фонды. Появилась и нереальная ранее благотворная возможность исследовать их в совокупности с богатейшими материалами крупнейших архивохранилищ мира и многочисленных частных коллекций, в которых были бережно собраны документы тех, кого долгое время тщетно пытались вычеркнуть из отечественной истории. Тогда то и Сергей Павлович взялся за претворение в жизнь своей давней мечты — за создание книги о тех эпизодах Гражданской войны в восточной России и Сибири, которые, так или иначе, оказались связаны с историей его семьи. Мне нет нужды рассказывать, когда, где и как автор собирал материалы, кто помогал ему в этом. Он подробно пишет об этом и в Предисловии, и в коротком вводном разделе, названном им «Благодарности». Отмечу лишь, что С.П.Петров определил тему собственного исследования совсем иначе, чем большинство из нас, начинавших заниматься изучением Гражданской войны в далёкие теперь 60-е годы прошлого века. Для нас, главным было не только восстановление событий на первом регулярном фронте на полях Гражданской войны, который возник летом 1918 года в Поволжье. Мы видели своей задачей утверждение его действительной значимости для судеб большевистской республики против фальсифицированного представления об особой роли т. н. «царицынской обороны» во главе с И. В. Сталиным. В восстановлении имен первых советских командующих фронтами и армиями, большинство из которых пало жертвами террора 30-х годов. И, наконец, для нас важно было показать, как к лету 1918 года обрушился один из главных мифических лозунгов новой «социалистической» власти о замене регулярной армии всеобщим вооружением народа. Во всяком случае, именно так лично я строил свою работу «Восточный фронт. 1918-й», которая вышла в издательстве «Наука» в 1969 году.

В отличие от нас, и меня в частности, СП. Петров подошёл к этому совершенно по-иному, посвятив свою работу в целом Гражданской войне в восточно-европейской части России и в Сибири (1918-1920). И это правильно. Как правильно и то, что он определил этот свой подход в качестве первого из четырёх принципов, определённых им в качестве основополагающих для себя.

Не менее значимы и три последующих:

— стремление создать «сбалансированную летопись, не омрачённую идеологическими или социальными предубеждениями»;

отойти от стереотипов политического и социального анализа причин побед одних и поражений других на полях сражений и попытаться «объединить хронику событий с анализом хода истории, свободным от упрощённых обобщений»;

придать работе чёткий личностный аспект, как правило, отсутствующий в трудах подобного рода.

Всё это позволило автору уйти от многих соблазнов упрощённого взгляда советской, эмигрантской и части исследовательской литературы в США, Канаде, Европе и Японии, трактующих факты, события и источники иногда так односторонне, что это приводило «к апологии, а не к анализу подлинных причин начала войны и поражения белых». На сегодняшний день С. П. Петрову удалось создать самую сбалансированную и абсолютно не политизированную картину Гражданской войны в огромном регионе, исход которой во многом предопределил общий итог ратного противоборства на полях сражений в «взвихренной», по выражению самобытнейшего русского писателя A.M. Ремизова, Руси.

И ещё одно. Кажется странным, что первоначальный текст данной книги создавался на английском языке, и лишь затем переводился. Настолько хорош, прост и задушевен русский вариант её. Кто бы ни помогал автору в переводе и редактуре, чувствуется, что он сам прекрасно владеет родным языком и это ещё одно подтверждение правомерности того светлого посвящения памяти родителей, которым открывается книга.

К великому сожалению, несмотря на стольких советчиков и даже наличие научного редактора, имеется ряд досадных погрешностей, особенно в эпилоге. Ряд из них я позволил себе исправить без оговорок.

Валериан Владимирович Куйбышев никогда не был Главным политическим комиссаром Восточной группы Красной армии. Он являлся членом Реввоенсоветов 4-й армии, Южной группы войск Восточного и Туркестанского фронтов. Его основным вкладом в события Гражданской войны стало участие в боях за советизацию Средней Азии. После Гражданской войны он занимал ряд высших государственных и партийных должностей, был членом Президиума Высшего Совета Народного хозяйства, председателем Госплана СССР и, не только членом Центрального Комитете большевистской партии, но и членом Политбюро.

Сергей Сергеевич Каменев никогда не был председателем Реввоенсовета. С 1927 по 1934 годы он являлся заместителем наркома по военным и морским делам и заместителем председателя Реввоенсовета СССР К. Е. Ворошилова.

По официальным данным Г. Д. Гай (Бжишкян) был расстрелян 11 декабря 1937 года, хотя долгое время упорно курсировали слухи, что погиб он при аресте, оказав вооружённое сопротивление. Что касается Г. X. Эйхе, то он спасся лишь благодаря тому, что вышел из партии ещё в 1921 году, ушёл из армии и, не принимая никакого участия во внутрипартийных баталиях, тихо трудился в местах достаточно отдалённых от центра.

И последний, о ком следовало бы сказать особо, это Иван Никитович Смирнов. После разгрома Колчака — председатель Сибирского революционного комитета. Его называли сибирским Лениным. С начала 20-х годов — на ответственной работе в Ленинграде и Москве. Член ЦК партии. Активный участник антисталинской оппозиции. Был арестован в 1935 году, когда Сталин начал подготовку к абсолютно фальсифицированному процессу по делу т. н. «антисоветского объединённого троц-кистско-зиновьевского центра». Интенсивные допросу в ОГПУ с применением физических методов воздействия не сломали Ивана Никитовича Смирнова. Он не дал никаких показаний ни на себя, ни на других. 24 августа 1936 года военная коллегия Верховного суда СССР приговорила его со всеми другими участниками процесса к высшей мере наказания — расстрелу. 25 августа того же года приговор был приведён в исполнение.

Завидую по-хорошему тем, кто возьмёт в руки эту книгу. Им предстоит знакомство с событиями, о которых они мало что знают, даже если блестяще изучили материалы ныне действующих школьных учебников. Они узнают многих достойных людей по обе стороны баррикад.

Спасибо автору.

А. Ненароков главный научный сотрудник РГАСПИ, доктор исторических наук, профессор, действительный член Академии военных наук, лауреат Государственной премии РФ

Москва, июль 2005

Памяти моих родителей, Павла Петровича и Ольги Петровны Петровых Вечная Им Память!

БЛАГОДАРНОСТИ

Выражаю благодарность сотрудникам библиотек и архивов, в которых я проводил большую часть своих исследований, Елене Балашовой из Центральной библиотеки Калифорнийского университета в Беркли; Эллен Скаруффи из Бахметьевского архива Колумбийского университета в Нью-Йорке, Ричарду Д. Дэвису из Русского архива Лидского университета (Великобритания), Лидии И. Петрушевой, хранителю коллекции экспонатов Белой армии при Государственном архиве Российской Федерации и Ирине О. Гаркуше, заместителю директора Российского Государственного военного архива. Неоценимую помощь оказали сотрудники Гуверовского Института, которые бескорыстно помогали мне в идентификации и поиске многих нужных материалов, особенно Елене С. Даниелсон, хранителю архива Гуверовского института и её заместителю Кэрол А. Лиденхам.

Три других человека очень мне помогли. Во-первых, профессор Владлен Георгиевич Сироткин из Дипломатической Академии Министерства Иностранных Дел Российской Федерации, который вновь возбудил во мне интерес к истории Гражданской войны в России, к её событиям, и участникам. Во-вторых, Ярослав В. Леонтьев, молодой профессор истории Московского государственного университета, который стал моим проводником по лабиринту российских архивных коллекций. В-третьих, доктор Игорь Немец, сын ветерана Чехословацкого легиона, оказавший большую помощь в исследовании Центрального архива Чешской Республики в Праге.

Три видных американских историка: профессора Теренс Эммонс из Стэндфордского Университета, Ральф Т. Фишер Младший из Иллинойского Университета и Николас В. Рязановский из Калифорнийского университета в Беркли любезно отрецензировали первый вариант книги. Их советы и замечания помогли мне точнее описать

Гражданскую войну в России. Я также благодарен Гранту Барнесу, бывшему редактору издательства Стэнфордского университета, проявившему огромный интерес к моей работе и помогшему мне придать ей законченный вид. Проф. Е.В.Волков из Южно-Уральского государственного университета оказал значительную помощь в исправлении военной терминологии и уточнении исторических данных, относящихся к Гражданской войне на Восточном фронте. Наконец, мне также хотелось бы выразить признание моему другу И. К. Шапиро за помощь с переводом, И. М. Шнейдерман и М.К. Меняйленко за работу над русским текстом книги. В заключение я должен принести искреннюю благодарность профессору М. Ю. Рощину за литературную редакцию книги.

Любой человек, пишущий о Гражданской войне на востоке России и в Сибири, должен также отдать должное всем её участникам, как большевикам, так и белым, оставившим свои воспоминания о войне, в том числе К. К. Акинтиевскому, А. П. Будбергу, Брушвиту, Чечеку, Г.Х. Эйхе, Ефимову, М.В.Фрунзе, Г. К. Гинсу, С.С.Каменеву, Климушкину, Л. А. и М.А. Кролям, В. И. Лебедеву, В.М. Молчанову, С. А. Щепихину, М.Н. Тухачевскому, моим родителям Павлу Петровичу и Ольге Петровне Петровым и многим другим, представившим важные подробности, отсутствующие в исторических работах о Гражданской войне в России.

Каковы бы ни были недостатки данного труда, их было бы гораздо больше без советов и комментариев моей жены Джейн Амидон Петровой, чьё воодушевление и преданность позволили мне закончить работу в течение пяти лет. Без её поддержки я вряд ли смог бы завершить задуманное.

Сергей П. Петров Милл Вэлли, Калифорния.



Обновлено 02.07.2011 16:30
 
 

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru