Home История История Герои Советского Союза Ленинградского фронта

Герои Советского Союза Ленинградского фронта PDF Печать E-mail
Автор: Николай Тихонов, Владимир Серов   
11.08.2011 21:08
Индекс материала
Герои Советского Союза Ленинградского фронта
Феодосий Смолячков
Владимир Пчелинцев
Петр Голиченков
Александр Калинин
Степан Здоровцев
Пётр Харитонов
Михаил Жуков
Косинов, Губин, Черных
Сергей Литаврин
Илья Шишкань
Иван Пидтыкан
Василий Харитонов
Алексей Сторожаков
Алексей Севастьянов
Александр Авдеев
Николай Тотмин
Лука Муравицкий
Сергей Титовка
Алёшин, Гончарук, Бобров
Иван Грачёв
Дмитрий Оскаленко
Никита Ржавский
Иван Плеханов
Дмитрий Николаев
Григорий Богомазов
Александр Лукьянов
Александр Савушкин
Александр Карпов
Фёдор Фомин
Дмитрий Осатюк
Александр Грязнов
Александр Борисов
Александр Дивочкин
Александр Заходский
Петр Сокур
Николай Козлов
Павел Гончар
Тимофей Пирогов
Анатолий Кокорин
Все страницы

АЛЬБОМ ПОРТРЕТОВ и ОЧЕРКОВ

ПОД РЕДАКЦИЕЙ

Лауреата Сталинской премии НИКОЛАЯ ТИХОНОВА

и художника ВЛАДИМИРА СЕРОВА

оформление альбома художника АЛЕКСАНДРА ХАРШАКА

ПОЛИТИЧЕСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ ЛЕНИНГРАДСКОГО ФРОНТА

Героическая оборона Ленинграда в дни Великой Отечественной войны войдет в историю нашей Родины как одна из самых ярких и славных ее страниц. Войска фронта и трудящиеся Ленинграда, вдохновляемые беззаветной любовью к Родине, любовью к городу Ленина, грудью своей прикрыли подступы к Ленинграду, отбили вражеские штурмы и первыми остановили полчища врага, нанесли немецко-фашистским извергам жестокие поражения. Войска фронта отстояли любимый город, прорвали кольцо вражеской блокады и беспощадно истребляют живую силу и технику врага, мстят за все разрушения Ленинграда, за муки и жертвы ленинградцев. В дни суровых испытаний и славных побед бойцы, сержанты и офицеры нашего фронта показывают образцы высокого воинского мастерства, невиданного героизма, храбрости и богатырской отваги.

В первых рядах доблестных защитников Ленинграда — советская молодежь. Верные героическим традициям нашего народа, традициям большевистской партии, молодые советские воины проявляют высокое сознание своего долга перед Родиной и несокрушимую волю к разгрому врага, все лучшие, благородные качества нашего народа — народа-воина, народа-богатыря.

Не раз русский народ встречался со своими врагами на поле брани. В жестоких битвах с иноземными завоевателями рос и поднимался он, утверждая себя, свою честь и независимость. Но никогда еще человечество не знало такого массового, могучего проявления героизма, как теперь, в дни Великой Отечественной войны. Миллионы советских людей, познавшие счастье свободного труда, умножают славные боевые традиции русского народа, идут на подвиги во имя счастья своей Родины, ее свободы и независимости.

В этот альбом вошли портреты и краткие очерки о славных воспитанниках ленинско-сталинского комсомола — Героях Советского Союза. Храбрые из храбрых, презирая смерть и не давая пощады врагу, они своими подвигами заслужили это высокое звание в боях за город Ленина.

Комсомольцы Харитонов, Жуков и Здоровцев бесстрашно таранили в воздухе немецкие самолеты и своими подвигами первыми открыли почетный список Героев Великой Отечественной войны. Следуя их примеру, комсомолец Севастьянов совершил еще более выдающийся подвиг, применив таран в ночном бою над Ленинградом.

Молодые летчики Косинов, Губин и Черных повторили бессмертный подвиг Гастелло, направив свой горящий самолет на фашистскую колонну, и смертью своей принесли смерть врагам. Пограничник Кокорин взорвал себя гранатой вместе с фашистским офицером, предпочитая смерть позору немецкого плена.

Ленинградские комсомольцы Феодосии Смолячков и Владимир Пчелинцев, отвечая на призыв товарища Сталина об истребительной войне против немецких захватчиков, своими меткими выстрелами положили начало массовому снайперскому движению. Товарищ Жданов назвал снайперов-истребителей „стахановцами фронта".

Родина высоко оценила боевые дела и героизм комсомольцев — воинов Ленинградского фронта. Среди них 62 Героя Советского Союза, свыше 53 тысяч комсомольцев награждены орденами и медалями СССР, все комсомольцы фронта награждены медалью „За оборону Ленинграда".

В отваге Героев Советского Союза, представленных здесь, народ узнает свою молодежь — смелую, презирающую смерть, готовую не щадить и самой жизни для блага своего отечества.

Героизм — не удел избранных. Чтобы стать героем, не требуется быть человеком какого-то особого склада. Героем может стать каждый — в этом проявляется одно из замечательных качеств нашего народа.

Подвиги героев-защитников города Ленина зовут молодежь вперед к победе. Они будут примером отваги для многих поколений советской молодежи.


Феодосий Смолячков

Поздней осенью сорок первого года на Ленинградском фронте началось замечательное движение истребителей, прогремевшее затем по всей стране. Зачинателем его был восемнадцатилетний комсомолец с Выборгской стороны — Феодосии Смолячков.

Когда немецкие полчища ворвались на священную Советскую землю, Феодосии, как тысячи других ленинградских юношей, пошел добровольцем на фронт. Жгучая ненависть к врагу горела в его сердце. И всю эту ненависть вложил молодой ленинградец в овладение метким и беспощадным оружием — снайперской винтовкой. Смолячков был упорен и неутомим в достижении поставленной цели, и скоро мечта его осуществилась: 19 октября вышел он на огневой рубеж.

В 150 метрах от немецкой траншеи Феодосии выбрал огневую позицию, отлично замаскировался и терпеливо стал ждать, когда появится враг. Промозглый сырой ветер пронизывал его до костей. С неба сеял мелкий, холодный дождь. Когда, наконец, после долгих часов ожидания над бруствером немецкого окопа показался немецкий солдат, Смолячков выстрелил, — и гитлеровец замертво упал.

Этот день стал для Смолячкова началом удовлетворения великого чувства мести. С тех пор он ежедневно выходил на огневую позицию, помногу часов проводил на переднем крае. Каждый выстрел его был метким, уничтожающим.

Пример Смолячкова подхватили другие молодые бойцы. Он учил своих товарищей тактическому умению, военной хитрости, терпению и добивался, чтобы каждую свободную минуту они отдавали тренировке. Боевой опыт Феодосия Смолячкова скоро стал достоянием тысяч, а слава о нем прогремела по всему фронту.

15 января 1942 года бесстрашный воин пал смертью храбрых на боевом посту. В тот день он убил четырех немцев и довел свой счет мести до 125 истребленных фашистов. На 125 фрицев он израсходовал всего лишь 126 пуль.

Глубокая скорбь охватила часть, где служил Феодосий Смолячков, тысячи снайперов поклялись отомстить немцам за смерть героя.

С честью выполняют свою клятву советские воины. Месяц с небольшим спустя после смерти Смолячкова — в день 25-й годовщины Красной Армии — были подведены первые итоги боевой деятельности снайперов Ленинградского фронта. Мстя за муки и страдания граждан великого города Ленина, за гибель бесстрашного воина Феодосия Смолячкова, шесть тысяч снайперов-истребителей уничтожили тридцать, тысяч немецко-фашистских захватчиков. Они продолжают свой счет мести и поныне, приближая день нашей окончательной победы над врагом.

Владимир Пчелинцев

Опыт меткой стрельбы Пчелинцев приобрел еще в Горном институте, занимаясь в снайперской школе Осоавиахима. Оттуда он и пришел добровольцем в Красную Армию. И когда попал в часть, сразу же обратился к командиру с просьбой разрешить ему действовать на переднем крае снайпером.

Первый день навсегда остался в его памяти. Был сентябрь 1941 года. Пожелтевшие листья устилали окопчик. Моросил дождь и в серой сетке его время от времени появлялись темные силуэты немцев.

Вот двое, с ведрами и автоматами, пугливо озираясь, вышли на тропку. Раздался выстрел. Передний упал, а тот, что шел следом, — приник к земле и пополз. Он полз умело, но и его настигла пуля Пчелинцева.

Сержант знал, что за трупами приползут немецкие солдаты, и стал их поджидать. Показались трое. Два потащили мертвого немца, а третий осторожно пополз за ведрами. Живым не ушел ни один. В полдень пришли еще двое. Убил и этих.

К весне 1942 года Владимир Пчелинцев уничтожил 152 немца, в том числе 14 фашистских снайперов. Слава об его боевых делах облетела весь фронт. Снайперы других частей и подразделений завязали с ним переписку. Они просили у него совета, делились своим опытом.

Глубоко взволновал Владимира Пчелинцева призыв товарища Сталина к истреблению всех до единого немецких оккупантов, пробравшихся на нашу Родину. Он понял, что Родина призывает советских людей к святому делу, что ей нужен не один снайпер, а сотни и тысячи.

И сержант Пчелинцев стал обучать в школе снайперов своих учеников искусству меткой стрельбы, искусству, которым сам владел безукоризненно.

Упорным и настойчивым трудом он за короткий промежуток времени подготовил из молодых бойцов десятки умелых воинов, поражающих врага без промаха — наверняка. О знатном снайпере-истребителе фашистов, знатоке и методисте снайперского искусства, стало известно далеко за пределами Ленинградского фронта. Вскоре Владимир Пчелинцев был вызван в Москву, где получил назначение преподавателем во Всесоюзной школе снайперов.

Летом прошлого года Пчелинцев был удостоен высокой чести: в составе делегации советской молодежи он выехал в Америку на Международный студенческий конгресс. На заседаниях конгресса, на многотысячных митингах и собраниях в городах Соединенных Штатов Америки, Канады и Англии — знатный снайпер-комсомолец Владимир Николаевич Пчелинцев являлся достойным представителем советской молодежи, героически борющейся с немецко-фашистскими захватчиками за свободу и счастье народа нашей страны' и всего передового и прогрессивного человечества.


 

Петр Голиченков

Враг наступал на важный рубеж, обороняемый нашими бойцами. В числе защитников рубежа был недавно призванный в армию красноармеец—пулеметчик Петр Голиченков. Выждав, когда расстояние между немцами и пулеметом сократилось до 50 метров, Голиченков открыл уничтожающий огонь и несколькими очередями скосил почти всю вражескую роту. Оставшиеся в живых немецкие солдаты пытались приблизиться к пулеметчику и захватить его. У Голиченкова патронов больше не было, и он бросился врукопашную и в этой схватке заколол штыком двух фашистов. Смелость и отвага, проявленные им в бою, были отмечены командованием.

В последующих боях, когда батальон очутился в окружении, выбор — идти в разведку — пал на Голиченкова. С тремя товарищами он пошел в тыл врага. В одной из деревушек разведчики услышали плач ребенка и решили узнать — в чем дело? Они подошли к Дому, в котором плакал ребенок, и то, что увидел Голиченков, запомнилось ему навсегда. Над детской кроваткой стоял немец. Подушка была залита кровью. Пока этот убийца истязал ребенка, второй шарил по комнате в поисках наживы. Немцев пристрелили тут же. В этот день в сердце Голиченкова с новой силой вспыхнула жажда мести гитлеровцам за все их злодеяния. Однажды командир взвода вызвал Голиченкова и сказал ему: — Ты теперь опытный, обстрелянный боец, хорошо стреляешь, об этом знают все. И смел к тому же. Вот тебе снайперская винтовка. Действуй!

После упорной учебы Голиченков вышел на передний край со своим учителем — снайпером Пилевиным. На левом берегу находились немцы. У них траншей еще не было, и они, пригнувшись, перебегали по открытой местности. Снайперы увидели, как из землянки с ящиком в руках выбежал немец. Голиченков прицелился. Но первая пуля прошла мимо. Немец упал и притаился. Голиченкова охватила досада. Отсутствие необходимой для снайпера выдержки помешало ему всадить смертельную дольку свинца в спину проклятого гитлеровца. Немец привстал и пустился бежать. На этот раз Голиченков не торопился. Он плавно спустил курок, и немец упал уже не от страха, а от меткой пули снайпера.

Так начался счет мести русского солдата Петра Голиченкова. Иногда он заранее договаривался с артиллеристами, и когда батарея била по немецким траншеям и гитлеровцы в панике разбегались, — снайпер брал их на мушку.

Голиченков стал мастером меткой стрельбы, спокойным, уравновешенным истребителем фашистского зверья. Больше двухсот фашистов уничтожил он из своей винтовки. Более двухсот снайперов-истребителей подготовил он за это же время. Вместе со своими учениками знатный снайпер уничтожил более 3000 немецких оккупантов, и в этой цифре самая большая доля все же принадлежит Петру Ивановичу Голиченкову.


 

Александр Калинин

Семь разведчиков, во главе с Александром Калининым, пробирались в тыл врага. Вскоре они услышали голоса немцев, а вслед за этим послышались выстрелы, и пули просвистели над головами разведчиков.

— Ложись! — тихо скомандовал Калинин. Разведчики залегли, заняв круговую оборону.

Гитлеровцы вели сильный огонь, три раза пытались обойти и окружить смельчаков, и трижды меткими очередями автоматов разведчики отбрасывали их назад. Двадцать трупов оставил противник на поле боя. Двух немцев уничтожил Калинин, открыв свой боевой счет.

В другой раз подразделение получило задание занять деревню М. Немцы за нее остервенело дрались. Но наши бойцы брали один рубеж за другим. Бой уже шел на улице.

Раненый командир передал командование Калинину.

Есть! — ответил Калинин и скомандовал:

За мной! Вперед!

Тридцать два бойца бросились за ним в атаку. Батальон немцев не выдержал натиска смельчаков и обратился в бегство.

Однажды двадцать красноармейцев во главе с Калининым обороняли деревню К., а немцев наступало около пятисот. Уже доносились их отвратительные лающие голоса: „Сдавайсь!".

Но, самоотверженно выполняя задание командования, бойцы Калинина не отступили ни на шаг. Шесть с половиной часов, лежа в канаве, они перемалывали живую силу врага.

Взбешенные стойким сопротивлением небольшой горстки наших бойцов, немцы решили уничтожить их фланговым огнем. Вот уже совсем близко враги, а у Калинина, как на зло, отказал автомат.

Что делать?

Надо уходить. Иначе пропадем! — сказал лежавший рядом с ним боец.

Отставить! — сквозь зубы процедил Калинин.

И, приготовив гранату, в непосредственной близости от врага, спокойно стал исправлять свой автомат.

А немцы ползли. Вот еще несколько метров — и они бросятся в атаку.

Уходить надо!—еще раз шепнул боец.

Но в ту же секунду автомат Калинина заработал. Меткими его очередями атака противника была сорвана.

Немало славных дел в послужном списке Героя Советского Союза Александра Калинина. Двадцать раз проходил он через линию фронта в тыл противника, 107 дней провел в его тылу, ведя неустанное наблюдение, минируя дороги, нарушая связь. 1200 километров отшагал он по земле, оккупированной немцами. Борясь за освобождение родной земли, он истребил 115 фашистов!


 

Степан Здоровцев

В первые дни Великой Отечественной войны немецкая авиация была очень сильна. Нашим летчикам приходилось часто вступать в неравные бои, — одному истребителю доводилось порой драться со многими вражескими машинами. И в неравных боях русские летчики одерживали блестящие победы! В одной из авиационных частей, ведших непрерывные воздушные бои, находился в то время молодой летчик Степан Иванович Здоровцев. Мужественный, рассудительный и храбрый, он неудержимо рвался в бой и в первой же схватке показал себя выдающимся воздушным бойцом.

В июне 1941 года на дальних подступах к городу Ленина, над льняными просторами древней псковской земли, Здоровцев встретил немецкий самолет и атаковал его.

В упорном бою с немцем летчик расстрелял все патроны. У противника тоже иссяк боезапас, и он решил выйти из боя. Враг бежит, воздушная схватка кончена. Однако, Здоровцев не мог удовлетвориться тем, что немец обращен в бегство. Недобитый враг может причинить еще много зла советским людям. В эти мгновения он вспомнил о таране, применявшемся русскими летчиками еще в пору мировой империалистической войны. С исключительным хладнокровием повел Здоровцев свой самолет на таран. Враг пытался уклониться от удара, но краснозвездный истребитель быстро и неотвратимо приближался к нему. Последовал удар большой силы и... развязка совершилась.

... Протараненная немецкая машина, разваливаясь в воздухе, камнем летела вниз. Сделав круг над тем участком леса, куда рухнул пылающий вражеский самолет, Здоровцев круто взмыл вверх и, торжествующий, повел машину на аэродром.

Товарищи по оружию горячо поздравили смелого воздушного бойца с его первой блестящей победой.

Эта победа вселила в молодого летчика еще большую уверенность в свои силы, и он с новой яростью вылетел громить врага, преграждая ему путь к великому городу Ленина.

Имя комсомольца Здоровцева занесено в золотую книгу наших, побед. Одним из первых участников Отечественной войны он получил высокое звание Героя Советского Союза.

В ответ на Правительственную награду Герой Советского Союза Здоровцев заявил:

„Клянусь тебе, мой любимый народ, мой дорогой отец товарищ Сталин — то, что я сделал, это только начало. Я буду беспощадно драться с зрагом до полного его уничтожения, не щадя ни сил своих, ни крови, ни самой жизни!"


 

Пётр Харитонов

Грозны воздушные битвы. Много легендарных былей о наших соколах расскажут потомки. Небом Ленинграда, прикрытым крыльями советских самолетов, пытались завладеть немецкие ассы. Не вышло! Каждый раз, когда сигнал воздушной тревоги возвещал ленинградцам о грозящей опасности налета, взмывали навстречу врагу быстроходные советские истребители. Их вели молодые летчики-комсомольцы. И скоро немецкие воздушные пираты узнали, что за племя эти молодые витязи неба! И стали страшиться их, стали искать спасения в бегстве.

Превосходство наших летчиков над немецкими воздушными пиратами доказал комсомолец Петр Харитонов. Он продолжил славные традиции русской авиации: в 1914 году во время воздушного боя с немецким авиатором великий русский летчик Петр Нестеров таранил вражеский аэроплан. Тогда — тридцать лет тому назад — машины были далеко несовершенны, и Петр Нестеров жизнью заплатил за свою победу.

Таран — тактический прием, получивший распространение в Нашей авиации. Ни один вражеский летчик не решается на него. Немцы боятся его, и сами никогда не отваживаются таранить.

В одном из первых воздушных боев Великой Отечественной войны Петр Харитонов преследовал пытавшийся уйти немецкий самолет. Харитонов хотел его расстрелять, но ввязался в бой с немцем после того, как уже был израсходован весь боезапас.

Не желая упускать врага» Харитонов врубился в немецкий самолет. Винтом своего ястребка он обрезал хвостовое оперение вражеской машины, и - она, потянув еще немного, рухнула на землю. Самолет Харитонова тоже сильно пострадал, но мужественный летчик сумел совершить посадку благополучно.

Три немецких летчика из протараненного им самолета сгорели, а один, выбросившийся на парашюте, был взят в плен. Выяснилось, что весь экипаж самолета награжден „железными крестами" за участие в разрушении городов Западной Европы. Так Петр Харитонов стал одним из первых таранщиков в нашей авиации. Тараня фашистский самолет, он мстил за зверства, чинимые воздушными разбойниками Гитлера на нашей родной земле.

За этот подвиг славному комсомольцу было присвоено звание Героя Советского Союза. Орденом Ленина был награжден Харитонов за таран второго немецкого бомбардировщика, участвовавшего в массированном налете на Ленинград. Увидев его таран, остальные немецкие бомбардировщики дрогнули и повернули назад, не сумев осуществить своего черного дела. Сколько жизней ленинградцев спас в тот день Петр Харитонов своим геройством!


 

Михаил Жуков

Во время войны с белофиннами, зимой 1939 года, Михаил Жуков, курсант Военно-авиационного училища, подал докладную записку с просьбой направить его в Действующую армию. Ему кратко ответили: „Вам надо еще учиться". Все его доводы были отвергнуты. Финская война прошла без его участия. Окончив училище, Жуков стал пилотом и первое боевое крещение принял в боях с опытнейшими немецко-фашистскими ассами.

Ему неоднократно поручали охрану аэродромов, боевых порядков нашей пехоты и других важных объектов от налетов фашистских бомбардировщиков.

Молодой летчик отлично выполнял все задания командования, и не было случая, чтобы охраняемые им объекты подвергались бомбардировке с воздуха.

При выполнении одного из таких заданий Михаил Петрович Жуков принял участие в воздушном бою, который принес ему славу.

... Восемь вражеских самолетов держали курс прямо на наш аэродром. Жуков в группе друзей-истребителей вылетел им навстречу. Вот один из „Юнкерсов" отвалил в сторону. Это был хитрый маневр опытного фашистского летчика. Он хотел отвлечь на себя внимание наших истребителей, увести их от аэродрома с тем, чтобы остальные „Юнкерсы" безнаказанно сбросили бомбовый груз на цель. Но расчет фашиста не оправдался.

За „Юнкерсом", оторвавшимся от строя, ринулся только один „ястребок," пилотируемый комсомольцем Жуковым. „Юнкерс" нырнул в пену облаков. Жуков преследовал его по пятам.

Как яростно ни отстреливался фашист, советский летчик все же зашел ему в хвост и обдал струей пуль. Немец замолчал. Тогда Жуков решил, что можно подойти ближе—удар по врагу будет вернее. Почти не глядя в прицел и не отпуская гашетки, он с расстояния в 50 метров снова прошил немецкий самолет смертельной очередью своих пулеметов. И за „Юнкерсом" потянулся дымный след. Фашистский бомбардировщик начал падать. Но Жуков слишком хорошо знал тактику немецких летчиков! А вдруг „Юнкерс" пикирует, чтобы, смахнув пламя, над самой землей уйти от преследования? И отважный комсомолец круто ринулся на таран.

Удар был смертельным. На этот раз уже не было сомнений: немецкий самолет камнем летел вниз.

Это была первая победа Жукова, первый его таран.


 

Косинов, Губин, Черных

Косинов, Губин, Черных—боевой комсомольский экипаж советского бомбардировщика. Неоднократно отважные комсомольцы бомбили боевые порядки врага, важные объекты в его тылу и всегда возвращались с победой.

И на этот раз, получив задание, они вылетели в немецкий тыл, полные уверенности, бодрости и силы. Сбросив бомбы на цель и нанеся врагу большие потери, летчики делали последний заход над его расположением.

Немецкие зенитки вели ураганный огонь. Не впервые летчики прорывали такую огненную завесу. Но сейчас снаряд попал в бак с горючим — и машина загорелась.

О том, чтобы потушить пожар, нечего было и думать. Пламя бушевало вокруг. Можно еще выброситься на парашютах. Но в этом тыловом районе немцы обязательно захватили бы в плен. Нет, для комсомольцев, русских летчиков, лучше славная смерть, чем позор и неслыханные муки плена.

И Косинов, Губин, Черных принимают героическое решение — умереть, нанеся врагу последним ударом новые потери. Они исполняют священную воинскую присягу до конца.

Внимательно оглядывают советские летчики дороги, над которыми летит их пылающий самолет. На шоссе показалась моторизованная колонна. Она движется к Ленинграду, городу их молодости, городу, который комсомольцы поклялись защищать, не щадя жизни. Вот они сейчас пресекут путь этой колонне... Над такой же колонной пролетал когда-то объятый пламенем самолет Гастелло...

В последний раз, качнув плоскостями, герои перевели горящую машину в пике.

Раздался взрыв большой силы. Обломки машин и орудий взлетели кверху. Не менее сотни немцев нашли здесь свою могилу.

Боевые товарищи, бывшие очевидцами беззаветного героизма трех комсомольцев, поведали о нем по возвращении.

Когда весть об этом бессмертном подвиге облетела войска Ленинградского фронта, советские воины поклялись отомстить, немецким захватчикам за смерть героев.

Славные ленинградские летчики, продолжая дело трех комсомольцев, неустанно громят врага. В минуту смертельной опасности их воодушевляет воспоминание о геройской доблести Косинова, Черных и Губина! Они свято хранят в памяти замечательные слова одного из погибших героев—комсомольца Ивана Сергеевича Черных.

— Моя родина — родина мужества, смелости и революционной отваги. Быть сыном такой родины — значит обладать лучшими качествами, которыми наделен человек, и я неустанно к этому стремлюсь!


 

Сергей Литаврин

Сергею Литаврину всего двадцать лет. Несмотря на свою молодость, он уже удостоен звания капитана и о нем с уважением говорят даже испытанные, старые воздушные бойцы. Он — зрелый мастер воздушного боя, соединяющий в себе беспредельное мужество с хорошей боевой выучкой. В биографии летчика много славных боевых эпизодов. Неизменно хладнокровный и уверенный в своем превосходстве над врагом, советский ас не терялся ни при каких обстоятельствах.

6 июня 1943 года летчики Ленинградского фронта сбили в крупном воздушном сражении двадцать-два фашистских самолета. Шестерка капитана Литаврина сбила восемь фашистских самолетов.

...Немецкие бомбардировщики шли плотным строем под прикрытием многих истребителей. Литаврин пошёл наперехват. Он хорошо видел немецкие самолеты „Хейнкель-111" —- они шли тремя группами. Их было свыше сорока. Около двух десятков „Фокке-Вульф" шли над ними.

Предстояло незаметно подойти к вражеским бомбардировщикам. Это было нелегко сделать: Литаврин с товарищами шли к месту сражения не со стороны солнца, и вести атаку им предстояло снизу или на равных с противником высотах.

Когда наши самолеты сблизились с немецкими, по радио прозвучал спокойный голос Литаврина:

— В атаку!

Краснозвездные истребители врезались в строй бомбардировщиков. Запылал подбитый капитаном „Хейнкель". Потеряв порядок, заметались фашисты. От ударов советских летчиков один за другим, пылая, свалились они в последнее пике, из которого не было выхода. Растерявшиеся истребители прикрытия метались из стороны в сторону, пробовали нападать, но не было никакой уверенности в их беспорядочных атаках. Шестерка славного Литаврина казалась неуязвимой. Фашисты были рассеяны.

Сергея Литаврина товарищи зовут „охотником за бомбардировщиками". Четырнадцать фашистских самолетов сбил он лично, неизменно выходя победителем из самых ожесточенных воздушных схваток.

Высокое летное искусство молодого капитана, рожденное в воздушных битвах Великой Отечественной войны характеризуется наступательной отвагой, которая заставляет искать противника, находить его и бить наверняка.

„Наитии победить врага!" — вот девиз летчика-комсомольца Сергея Гавриловича Литаврина.


 

Илья Шишкань

В воздушных сражениях на ленинградском фронте молодой двадцатидвухлетний истребитель Илья Шишкань приобрел профессиональную зрелость и славу. За время Отечественной войны он совершил более 400 боевых вылетов. Тридцать шесть раз летал он в тыл немцев. Участвовал почти в сотне воздушных схваток с врагом, сбил шестнадцать немецких самолетов.

Однажды к Ленинграду пробиралось восемнадцать бомбардировщиков, несших свой смертоносный груз. Двенадцать истребителей с черными крестами прикрывали их.

Пятерка наших „ястребков", которую вел Илья Шишкань, смело вылетела навстречу тридцати фашистским самолетам. Неравенство сил не смутило героя. Шишкань первым напал на головную машину немцев и сбил ее, а вскоре рухнул и второй самолет врага.

„Немецкое благоразумие" взяло верх: двадцать восемь фашистских самолетов не решились продолжить схватку с пятью краснозвездными истребителями и предпочли бегство с поля воздушного сражения.

Илья Шишкань — исключительной отваги летчик, умелый и решительный. Выполняя боевые задания командования, он неустанно ищет и находит цели не только в воздухе, но и на земле. Удары его стремительны и смертельны для немцев. Пылают вражеские машины на аэродроме — здесь пролетел Шишкань. Валяются на шоссе исковерканные мотоциклы и трупы убитых фашистских автоматчиков — их настигли пулеметные очереди, направленные рукой мстителя-комсомольца.

Смелым атакам учил Шишкань и своих боевых товарищей. Как-то в шестерке самолетов вылетел он навстречу восьми „Юнкерсам" и сверху атаковал их в лоб. Точными ударами два самолета немцев были сбиты. Преследуя бросившихся на утек остальных бомбардировщиков, наша шестерка советских истребителей снова сбила два „Юнкерса".

Однажды, только за три дня боев, Илья Шишкань сбил три вражеских машины лично, и три — в составе своей отважной группы. Каждый новый боевой вылет приносил ему радостную победу. И слава увенчала бесстрашного летчика.

Правительство, отметив мужество и доблесть Ильи Миновича Шишкань, наградило его двумя орденами и присвоило звание Героя Советского Союза.


 

Иван Пидтыкан

Восемь самолетов эскадрильи несли патрульную службу. В район, который они охраняли, прилетели 60 немецких бомбардировщиков и 12 истребителей. Наши самолеты находились ниже немцев, под облаками, и фашисты не видели их.

Несмотря на явное превосходство врага, советские летчики решили навязать ему бой и смело пошли в атаку.

Комсомолец Пидтыкан — молодой, но уже испытанный воздушный боец — ринулся на врага первым. За ним пошли в атаку семь его боевых товарищей. Истребители врезались в боевой порядок немцев и расстроили его.

— Даже глаза разбежались, — рассказывал потом Пидтыкан, — целей было столько, что не знали вначале какую из них лучше атаковать.

Фашисты предоставили на выбор все типы своих самолетов. Тут были „Юнкерсы", „Мессершмитты", „Хейнкели".

Почин сделал Пидтыкан. Выбрав одного „Ю-87", он стал преследовать его. Немец пытался уклониться от боя, но советский, летчик вогнал фашиста в землю. Покончив с этим самолетом, Пидтыкан заметил, как другой „Юнкерс" заходит в хвост одному из наших „ястребков".

Отогнав немца, летчик увидел совсем близко третий вражеский бомбардировщик, но патронов уже не было...

Угрожая тараном, он пошел на бомбардировщика в лобовую атаку. Немец не принял прямого удара и позорно бежал. Бой длился долго и дорого обошелся фашистам, потерявшим много самолетов.

В памятный для Пидтыкана день, когда указом Президиума Верховного Совета ему было присвоено звание Героя Советского Союза, летчик получил от командира части разрешение на полет с эскадрильей, шедшей на выполнение важного боевого задания.

Самолеты взлетели на рассвете, приняли четкий боевой порядок и пошли через водную гладь залива. Над берегом, занятым врагом, эскадрилья столкнулась с „Мессершмиттами".

Завязался бой — упорный и яростный. Душой этой жестокой схватки с врагом был Пидтыкан. Он группировал вокруг себя летчиков, показывал, как надо наносить врагу удары и сбивать немецкие машины. Немцы не выдержали — дрогнули и поодиночке стали выходить из боя.

А русские летчики продолжали преследовать и бить фашистских гадов, и те падали на землю, чтобы никогда больше не взлетать.

Так, в порывах ветра, в реве моторов, в сокрушающем блеске огня рождались новые победы летчика Пидтыкана, сбившего в многочисленных воздушных боях 16 вражеских самолетов.


 

Василий Харитонов

Грудь его украшена медалью Золотая Звезда, орденами — Ленина, Красного Знамени и Отечественной войны I степени. А медаль „За оборону Ленинграда" горит, как свидетельство беззаветной преданности городу, в борьбе за который получены им высокие награды. В воздушных боях с врагом Василий Харитонов находчив, смел и решителен. Но не сразу пришли к нему эти боевые качества, не сразу обрел он цепкую хватку истребителя. Вначале не было опыта. А драться приходилось с сильным и многочисленным врагом. Немцы бросали на Ленинград армады своих бомбардировщиков и истребителей. Нередко приходилось делать по девять — десять боевых вылетов в день. Тогда-то и окрепло мастерство Харитонова. Были случаи — с пробитыми цилиндрами и поврежденными рулями возвращался Харитонов на свой аэродром. Однако, неудачи эти не обескураживали его, а вызывали еще большую ярость и ненависть к врагу.

За время Отечественной войны Харитонов совершил около трехсот боевых вылетов. Оборонял военные объекты, отражал налеты противника на подступах к городу, даже дрался над Международным проспектом с „Юнкерсом", прорвавшимся сквозь огонь наших зениток; не однажды баражировал он над Ладожской трассой, защищая ее от немцев.

Как-то в группе с товарищами Харитонов прикрывал линию фронта. Был август. Ясная золотая осень. Харитонов шел ведущим. За ним шли — Потапов, Гримов, Луковник, Печников, Кунёзин, Печений. Навстречу летели „Фокке-Вульфы". Десять фашистских машин, пытались задержать советских истребителей, сорвать операцию наших наземных войск. Но это им не удалось. Харитонов ввязался в бой. За ним-—его ведомые. На высоте 600 метров над линией фронта в течение нескольких минут шла горячая битва. Немцы дрогнули и отступили. Харитонов преследовал врага губительным огнем.

В тот день из восьми самолетов немцы потеряли семь. Из них два лично сбил Харитонов.

В этом сражении он поставил себе цель: выбить у врага инициативу, показать свое превосходство в воздухе, силу своего боевого духа, несмотря ни на что.

И он добился этого. Десятки раз потом ввязывался Харитонов в бой с немецкими летчиками и всегда выходил победителем. Тринадцать самолетов противника, сбитых им лично, и одиннадцать — в групповых боях, — вот славный итог боевой деятельности летчика Василия Харитонова, продолжающего с еще большим мастерством и умением защищать великий город Ленина.


 

Алексей Сторожаков

Звено старшего лейтенанта Сторожакова сопровождало бомбардировщиков. Когда бомбардировщики достигли вражеского объекта, девять „Мессершмиттов" внезапно атаковали их. Наши истребители вступили в бой, несмотря на тройное превосходство противника. В этом бою Сторожаков лично сбил два самолета и три самолета сбили его товарищи. Остальные четыре „Мессера" предпочли бою — бегство. Наши бомбардировщики тем временем бомбили немецкий объект.

Прошло двенадцать дней после этого боя, и старший лейтенант Сторожаков снова вылетел навстречу врагу. Теперь ему пришлось драться против четырех немецких самолетов, пытавшихся атаковать наш аэродром.

В процессе боя у самолета Алексея Сторожакова была перебита тяга управления рулем глубины и пробит бензобак. Но наперекор всему летчик продолжал наносить удары и отогнал вражеских бомбардировщиков.

Однажды Сторожакова вызвали к командиру. Приказ был краток — сбить „Хейнкеля", производившего разведку нашего переднего края.

Через несколько минут самолет Сторожакова был в воздухе. „Хейнкель" не принял боя и пытался уйти. „Значит у него ценные сведения,— решил советский летчик, — а если так, то его не следует упускать!"

И Алексей Сторожаков погнался за фашистским разведчиком.

На малой высоте он с исключительным мастерством завязал бой. Всей силой огня он обрушился на немца, несколько раз заходил на таран. Враг отбивался. Осколками разрывных пуль Сторожаков был ранен, но в ту минуту не чувствовал боли и только еще яростней бил врага.

Вдруг он увидел, как „Хейнкель" резко пошел на снижение...

— Aral Наша берет!

Неотступно преследуя подбитый немецкий самолет и, заставив его совершить посадку в расположении наших войск, Сторожаков приземлился вслед за „Хейнкелем". Потрясенный такой смелостью советского летчика, экипаж „Хейнкеля", не оказав сопротивления, поднял руки.

Двух пленных фашистских летчиков старший лейтенант Сторожаков, несмотря на ранение, лично доставил в свою часть.

Еще не затянулись раны Сторожакова, как он вместе со своими друзьями — ленинградскими летчиками — вылетел на выполнение нового боевого задания — громить и уничтожать воздушных хищников, несущих на своих крыльях смерть и разрушение.


 

Алексей Севастьянов

Это было в ночь с 5 на б ноября 1941 года.

Фашистские мерзавцы уже сомкнули кольцо блокады во круг великого города. Все дальнейшее казалось немцам простым и ясным: терроризовать население, сломить ленинградцев голодом. Самолеты, разрушавшие города Европы, шли на бомбежку Ленинграда. Управляли ими опытные пилоты-громилы — на их груди красовались железные кресты за разрушение Лондона и Роттердама, Сирена объявила тревогу. Ленинградцы спешили на свои боевые посты. Севастьянов получил приказ:

— Прикрывать с воздуха Ленинград!

Краснозвездный истребитель поднялся в воздух. Осенней ночью, когда луна и звезды скрыты под плотным покровом туч, трудно ориентироваться в небе. Немцам не надо тщательно искать цели: они сбрасывают бомбы на город, на мирное население, — лишь бы пролилась кровь, лишь бы горел город русской славы и доблести. Маленькой, крохотной точкой где-то во тьме пробирается проклятый немецкий бомбардировщик. А нашему летчику надо его искать в небе, в черных лохмотьях туч.

Севастьянов еще молод, ему всего 24 года. Но у него за плечами опыт зрелого летчика: штурмовка вражеских объектов, прикрытие нашей пехоты, защита столицы нашей родины — Москвы.

Искусно ведет он в тучах свой самолет над великим русским городом. И вот в небольшом просвете на какой-то миг перед ним промелькнула цель — вражеский бомбардировщик выскочил и вновь вошел в тучу. Севастьянов бросился следом.

Немец, заметив его, начал уходить от преследования. Куда проще громить детский очаг, чем сражаться с советским летчиком. Еще мгновение, и немец исчезнет, скроется с глаз.

Севастьянов без колебания вел самолет прямо на врага. Вот он уже близко, совсем рядом. Еще мгновение — и последовал страшный удар! Своим "ястребком" Севастьянов врезался в самолет противника, и тот запылал.

Что такое таран — впервые узнали немцы в нашем небе. Это — Смерть, это — удар, разбивающий в щепы вражьи машины. И наши летчики понимают, что, тараня врага, они и сами идут на исключительный риск.

Знал это и Севастьянов, когда обрушился на немецкого бомбардировщика. Но советский летчик таранил его, не колеблясь, поглощенный одной лишь мыслью — облегчить страдания ленинградцев, зная, что сотни граждан великого города наблюдают за его поединком и ждут победы!

Спускаясь на парашюте, Севастьянов видел, как разваливался в воздухе немецкий бомбардировщик, и радость победы заглушила в нем горечь потери своей машины.


 

Александр Авдеев

Александр Авдеев был один, а „Мессершмиттов", по крайней мере, — десять. Молодой советский летчик мог бы не драться против столь превосходящего по численности противника; бой проходил под самыми облаками, и он мог в любую минуту нырнуть в них, оставив не при чем обнаглевших фашистов. Но Авдеев был настоящим истребителем — пылким, ловким, настойчивым. К тому же перед ним был враг, которого он ненавидел всеми силами души.

— Не могу видеть живых фрицев, — простодушно говорил он друзьям.

Авдеев дрался с неукротимым ожесточением. Его изворотливая „Чайка" то проваливалась вниз, увлекая за собой всю стаю „Мессершмиттов", то стремительно поднималась вверх, пронизывая огнем пулеметов черные машины хищников.

Уже два фашистских самолета падали вниз, потянув за собой длинные хвосты дыма, а советский летчик и не помышлял о выходе из боя.

Исход боя решали секунды.

Четыре рассвирепевших немца окружили Авдеева. Пламя охватило его самолет. Сам он был тяжело ранен. Собрав последние силы, советский летчик устремился к ведущему „Мессершмитту" и длинной пулеметной очередью сбил его.

С восхищением наблюдавшие за героическим подвигом Авдеева, бойцы наземных войск побежали на опушку леса, где приземлился советский истребитель. Они помогли Авдееву выбраться из кабины, заботливо перевязали рану, обгоревшие руки и лицо.

...Спустя месяц Александр Авдеев снова был в родном ленинградском небе.

В тяжелые для города дни, когда вероломный враг дошел уже до его стен, молодого летчика почти невозможно было увидеть на земле. До десятка раз в день подымался он на своем истребителе в воздух.

В группе с товарищами и один вел он ожесточенные бои с эскадрами немецких бомбардировщиков, рвавшихся к Ленинграду. Штурмовал фашистские аэродромы, колонны танков и автомашин, железнодорожные эшелоны с вражескими войсками. Летал в дерзкие разведывательные рейды по глубоким тылам противника.

Несколько сот боевых вылетов совершил за время Отечественной войны герой-комсомолец Александр Авдеев. Более чем в пятидесяти воздушных сражениях участвовал он, уничтожив только лишь в небе 11 фашистских самолетов.


 

Николай Тотмин

Грозный мстителем за родную землю вылетел в первые воз душные бои комсомолец Николай Тотмин. Молодой летчик-истребитель неутомимо искал схватки с врагом.

Первый бой Тотмину пришлось вести с опытным воздушным хищником. Фашистский летчик, стремясь парализовать волю своего противника, сразу же пошел в лобовую атаку. Тотмин смело встретил этот маневр. Самолеты молниеносно сближались. Еще мгновение — и они столкнутся в воздухе. Гибель обоих была неизбежна при лобовом ударе. Но погибнуть Тотмин не боялся. Он встретил в себе презрение к смерти — качество, столь необходимое воздушному бойцу. И смело шел на сближение с немцем. В последнюю секунду немец струсил. От прежней решимости не осталось и следа. Он не принял встречного, лобового удара и отвернул в сторону. Тогда Тотмин решил идти на таран.

"Уничтожить злодея, уничтожить во чтобы то ни стало, не пропустить убийцу на Ленинград!" И летчик-комсомолец стремительно дал правый крен. На огромной скорости плоскости двух самолетов встретились под углом. Машина врага загорелась и полетела вниз. Воздушный пират не смог выброситься с парашютом и погиб в охваченном пламенем самолете.

Тотмин ярко воплотил в своем характере лучшие черты русской молодежи наших дней. Какая бы опасность ни грозила, он всегда рвался вперед, бесстрашно истребляя немецких воздушных разбойников. Он привык непременно выполнять свой долг до конца, ие отступать от принятого решения. Этого же требовал и от друзей.

В одной из последующих воздушных схваток, происходившей над расположением немецких войск, Тотмин сбил вражеский самолет. Но и его машина была подожжена огнем зениток. Летчику пришлось выброситься на парашюте из горящего самолета, который он сумел все же дотянуть до нашего переднего края. При снижении Тотмин был тяжело ранен. Наши бойцы-пехотинцы оказали ему первую помощь и бережно доставили в полевой госпиталь.

Прошло немного времени — и снова самолет Тотмина поднялся в мглистые высоты ленинградского неба, чтобы громить врага, уничтожать его на подступах к великому городу Ленина.


 

Лука Муравицкий

Шел третий месяц войны... Старший лейтенант Муравицкий патрулировал на своем „ястребке" над железнодорожной станцией в районе Н. Под крыльями самолета он видел железнодорожные составы. Снижаясь, различал двигавшихся около составов людей, разгружавших вагоны. Муравицкому поручено было охранять жизнь этих людей с воздуха. И он зорко вглядывался вперед, ярус за ярусом пробивая облака над станцией.

На высоте 2500 метров летчик встретил фашистский бомбардировщик: „Хейнкель-111" приближался к станции.

Муравицкий повел „ястребка" в лобовую атаку на врага и ударил по передней кабине пулеметной очередью.

„Хейнкель" не ожидал такой дерзкой атаки, развернулся на 180 градусов, сбросил бомбы на лес и стал уходить. Продолжая бой, Муравицкий ринулся за фашистом. А когда боеприпасы кончились, он на предельной скорости подошел вплотную к хвосту „Хейнкеля" и винтом нанес удар по рулю глубины вражеской машины. „Хейнкель" резко перешел в отвесное пике.

„Кончилась бандитская жизнь! Больше не появится в небе" — с облегчением подумал Муравицкий.

Поврежденный тараном, его самолет плохо поддавался управлению, но советский летчик сумел вывести машину из штопора и благополучно совершил посадку в районе станции.

Через три дня на восстановленном истребителе он уже совершал новые боевые полеты.

10 октября 1941 года Лука Муравицкий сопровождал группу бомбардировщиков.

В районе Шлиссельбурга он вступил в неравный бой с тремя „Мессершмиттами". Один из них, подбитый, рухнул на землю. Но два „Мессершмитта" все еще продолжали вести огонь по „ястребку". Летчик был ранен, и машина, поврежденная огнем противника, плохо подчинялась ему. Несмотря на это, Муравицкий вышел из неравного боя победителем. Он привел свой самолет на аэродрок и слег в госпиталь. А через десять дней снова был в воздухе и с еще ббльшей яростью громил врага.

29 ноября 1941 года комсомолец Лука Захарович Муравицкий погиб в неравном бою, прикрывая подступы к Ленинграду.

За свою короткую фронтовую жизнь отважный летчик провел 32 воздушных боя и в этих боях лично сбил 13 вражеских самолетов.


 

Сергей Титовка

Группа немецких самолетов „Ю-88" шла бомбить город. Их прикрывали истребители — десять „Хейнкелей-113". Ленинградский летчик лейтенант Титовка со своими товарищами вылетел навстречу врагу.

Обнаружив один из наших аэродромов, немцы хотели неожиданно обрушиться на него, чтобы не дать возможности нашим самолетам подняться в воздух, поджечь их и безнаказанно уйти.

Сергей Титовка понял замысел врага и решил во что бы то ни стало сорвать его. Им руководил долг чести советского воина-патриота. Злоба и ненависть к гитлеровским мерзавцам удесятерили его силы. Во главе пяти самолетов „И-16" он врезался в сомкнутый строй бомбардировщиков и навязал противнику бой.

Смелый натиск шестерки советских самолетов расстроил боевой порядок врага. Немцы расступились и потеряли уверенность в успехе своего налета. Один за другим они стали разворачиваться, чтобы уйти от советских летчиков.

Тогда лейтенант Титовка стал преследовать одного из „Юнкерсов", поливая его пулеметным огнем. В эту минуту, опьяненный яростью преследования, он уже не видел, что творилось вокруг и что делали его боевые друзья — он только видел перед собой врага, которого надо было во что бы то ни стало настигнуть и уничтожить. И он гнался за ним, непрерывно его атакуя.

Но враг оказался опытным и хитрым. Пытаясь уйти из-под огня советского истребителя, немецкий летчик делал ложные развороты, переходил в пике. Враг мог уйти, уйти безнаказанно.

Израсходовав весь боекомплект, Сергей Титовка решительно пошел на таран.

Герой - комсомолец прекрасно знал риск задуманного им приема, но неукротимое желание — не дать врагу уйти, нанести ему смертельный удар, — это желание было самым сильным и страстным в те короткие минуты воздушного боя.

Не чувствуя ни тени страха, лейтенант Титовка врезался в самолет врага.

Охваченный пламенем и клубами густого дыма, „Юнкерс" резко пошел в штопор. Следом за ним, с помятым фюзеляжем и тоже пылающий, как факел, почти настигая противника, стремительно полетел вниз самолет Титовки.

Словно и в смерти неистребимая жажда преследования не покинула двадцатидвухлетнего героя-комсомольца, жившего одной святой мыслью — отдать во имя Родины все, даже собственную жизнь.


 

Алёшин, Гончарук, Бобров

Темной осенней ночью, когда легче укрыть корабли от удара самолетов и торпедных катеров, немцы вели караван судов к большому порту в Финском заливе. Экипаж бомбардировщика гвардии капитана Алешина умел и во тьме выслеживать вражеские корабли, трусливо пересекавшие залив. Над темно-свинцовыми водами Балтики, при слабом, чуть мерцающем свете звезд, взметнулось вверх яркое пламя: взорвалась бомба, сброшенная экипажем Алешина. Вражеский транспорт, пылая, пошел ко дну. Остальные суда каравана повернули обратно. Возвратившись на аэродром, летчики-комсомольцы с гордостью рапортовали о своей победе. А на рассвете снова поднялся в небо их могучий бомбардировщик.

Утро было серенькое, мглистое. Накрапывал мелкий дождь, все время приходилось пробиваться сквозь облака.

В этот день наши стрелковые части наступали на высоту, господствующую над крупным узлом сопротивления немцев. Враг упорно отстаивал ее, вел ураганный огонь из многочисленных огневых точек. Экипажу героев было приказано подавить батареи врага.

Самолет быстро рассекал воздух и вскоре появился над целью. Но сбрасывать бомбы с большой высоты было невозможно — мешала низкая облачность. Пришлось снизиться, пробивая облака.

На высоте 600 метров Алешин приготовился к бомбежке. Яростно заговорили немецкие зенитки. Маневрировать в этих условиях было делом нелегким. Осколки снарядов били по плоскостям, по фюзеляжу.

От прямого попадания одного из снарядов пламя охватило левый мотор. Едкий дым ворвался в кабину. Теперь уже совсем трудно было ориентироваться в пространстве. Подбитый самолет был обречен на гибель. Но герои-комсомольцы не могли выброситься на парашютах над вражеской территорией. Лучше умереть, чем попасть в плен к врагу!

Дым, застилавший кабину, на мгновение рассеялся, и Алешин ясно увидел немецкие пушки и пулеметы. Тогда, стремительно снижая пылающий самолет, советский летчик повел огонь по врагу из всех своих пулеметов.

Враг замолчал, нервы немцев не выдержали. Горящий самолет летел прямо на них. Еще мгновение — и он врезался в немецкие артиллерийские позиции.

Взрывы огромной силы разрушали укрепления противника. Это рвались бомбы... Вверх взлетали обломки пушек и пулеметов. Замолкли немецкие батареи. И по осеннему, вытоптанному полю, озаренному ярким пламенем взрывов, бросились в атаку русские пехотинцы. Неудержим был их могучий порыв, и враг откатился в смятении.

Жизнь свою герои-комсомольцы отдали за нашу победу!


 

Иван Грачёв

Осенью 1941 года немецкие войска вышли на подступы к Ленинграду. Начались упорные бои за великий русский город. Кольцо блокады смыкалось все туже и туже. Отражая натиск врага, войска Ленинградского фронта наносили ему все более мощные удары, перемалывали его живую силу и технику. Измотанные и обескровленные в ожесточенных боях, немецкие части были остановлены у стен Ленинграда.

В эти дни неувядаемой славой покрыли себя русские летчики. Стоило появиться над полями сражения, над нашими боевыми порядками немецким бомбардировщикам, как сразу же их встречали истребители легкокрылые, быстроходные, верткие машины, созданные советскими конструкторами. И немецкие летчики уходили прочь, поспешно сбрасывая куда попало бомбовый груз, лишь бы спастись от преследования. Наши „ястребки" настигали их в небе, таранили, вгоняли в землю—и десятки вражеских самолетов пылали на подступах к городу.

Тогда-то и облетела войска Ленинградского фронта весть о славных подвигах крылатого богатыря — летчика-истребителя младшего лейтенанта Ивана Петровича Грачева.

Комсомолец Иван Грачев — один из храбрейших летчиков фронта. Там, где появлялся его самолет, немцы неизменно терпели поражение и несли потери. Когда наши пехотинцы узнавали, что их действия поддерживает отважный летчик-истребитель, они уверенней и смелей шли в контратаки.

У Грачева, наряду с беззаветной храбростью, есть еще одно изумительное качество, необходимое воздушному бойцу — неутомимость. Этот человек железной воли и богатырского здоровья не знал усталости. Он совершал в день по нескольку боевых вылетов, проводил по нескольку воздушных боев. И, несмотря на это, получив приказ лететь в новый бой, вел самолет уверенной, сильной рукой, как будто и не было бессонных ночей и напряженного боевого труда в высоте...

За двадцать семь осенних дней 1941 года младший лейтенант Иван Грачев провел свыше тридцати воздушных боев. Девять немецких самолетов сбил он лично и четыре — в групповом бою... Десятки немецких стервятников отогнал ленинградский летчик от боевых порядков нашей пехоты, от мирных улиц нашего города. Много ударов по советским войскам отвратил он своей смелостью и своей беззаветной отвагой.

Комсомолец Грачев был любимцем наземных войск и гордостью советской авиации. 16 января 1942 года наше Правительство, высоко оценив боевые заслуги перед народом летчика Ивана Петровича Грачева, присвоило ему звание Героя Советского Союза.


 


Дмитрий Оскаленко

Славный путь прошел в дни Отечественной войны Дмитрий Ефимович Оскаленко — от рядового летчика до Героя Советского Союза — мастера воздушных схваток. Это был подлинный новатор. Одним из первых он постиг искусство ночных полётов, неутомимо разыскивал во тьме ленинградского неба вражеские самолеты и насмерть разил их.

Дрался он вдохновенно. Каждый его бой был построен на точном расчете. Исключительно трезво оценивал Оскаленко свои силы и силы противника, внимательно изучал тактику и приемы немцев. И это помогало ему побеждать врага. Десять вражеских самолетов уничтожил он, защищая великий город Ленина.

Для него не было преград. Каждое задание, которое он получал, выполнялось точно и в срок, каких бы усилий и трудов это ни стоило.

Кто видел, как в бою над городом Пушкиным он стремительно проносился среди десятка „Мессершмиттов", поливая их огнем пулеметных очередей, — тот не мог налюбоваться смелыми и решительными действиями молодого истребителя.

— Первым нападай на врагов, сколько бы их ни было! Смело выигрывай каждую секунду в бою, и победа будет твоя! — вот боевая заповедь бесстрашного Оскаленко. Сам он придерживался этой заповеди строго и неуклонно.

В один из августовских дней наша авиация на подступах к Ленинграду уничтожила 101 немецкий самолет. Часть из них была сбита в воздушных боях и значительное количество — сожжено на аэродромах.

Налет советских истребителей на аэродром противника был смелым и внезапным. В этом налете участвовал и Дмитрий Оскаленко.

Подведя свой „ястребок" к цели, Оскаленко обрушился на вражеские машины огневым ливнем пуль и снарядов. Два немецких бомбардировщика он сжег на земле, одного, пытавшегося подняться в воздух, — сбил на взлете.

Крепко любили летчики своего капитана за его готовность при любых обстоятельствах выручать товарищей. Он был хорошим другом на земле, но еще более верным — в воздухе. Когда, однажды, на молодого летчика Гончарова насели четыре „Мессершмитта", Оскаленко со всей яростью устремился на ведущего фашиста, уничтожил его и выручил товарища. Многих молодых пилотов капитан обучил высокому лётному мастерству, многим из них не раз он спасал жизнь.

Сын белорусского народа, Дмитрий Ефимович Оскаленко принадлежал к воздушной гвардии, оберегающей небо Ленинграда. Он погиб героически, и память о нем свято хранят боевые друзья: эскадрилья, в которой служил он, названа его именем.


 

Никита Ржавский

Поздними вечерами зимой 1941—1942 года, на покрытых льдом и заваленных сугробами улицах одного из заводских районов Ленинграда—неизменно появлялась одинокая фигура военного. На нем была поношенная синяя шинель со знаками младшего лейтенанта, мохнатые собачьи унты и кожаный шлем летчика. Дежурившие у домов женщины и военные патрули проверяли у него документы. Он охотно предъявлял их и скрывался в узкой двери „проходной" одного из заводов.

Военный летчик Никита Ржавский не праздно ходил по темным, пустынным улицам окруженного врагом города. После напряженного боевого дня, когда его друзья уходили с аэродрома на отдых, он отправлялся на завод. Здесь, при свете коптилки, с заботливой помощью героических ленинградских рабочих, создавался изобретенный им прибор. Этот прибор должен был в несколько раз повысить эффективность бомбометания. Все ночи напролет проводил на заводе Ржавский, а с рассветом снова появлялся у своей боевой машины, снова летел выполнять боевое задание.

Еще в середине октября 1941 года Никита Ржавский сделал свой двухсотый боевой вылет. Это был в то время своеобразный рекорд среди ленинградских летчиков. Но не столько количество полетов отличало Ржавского от товарищей, сколько тот огромный ущерб, который наносил он врагу. Истреблению немцев и их военной техники посвятил он всю свою волю, юношескую энергию, изобретательность и высокие боевые качества.

В журнале боевых действий подразделения рядом с фамилией младшего лейтенанта почти ежедневно заносились лаконичные записи: „Сжег цистерны с горючим, взорвал автомашины с боеприпасами, рассеял и частью истребил до роты пехоты противника, подавил пять зенитных точек, сбил истребитель типа „Мессершмитт-109", поджег воинский эшелон с боеприпасами и живой силой.

В то время Ленинград подвергался особенно ожесточенным нападениям фашистских воздушных хищников. Никита Ржавский в составе шестерки советских машин предпринял дерзкий налет на вражеский аэродром, на котором сосредоточилось более 50 немецких бомбардировщиков и истребителей. Сталинские соколы сожгли и повредили тогда 15 самолетов, предотвратив тем самым крупный воздушный налет на город. Комсомолец Никита Ржавский ушел от вражеского аэродрома последним. Перед тем, как присоединиться к своим товарищам, сжег две фашистские машины, не дав им подняться с земли, и сбил одну в воздухе. Герой прекратил атаки, когда в его пулеметах не осталось ни одного патрона.


 

Иван Плеханов

Пройдут годы, и когда на комсомольском собрании будет выступать ветеран воздушных боев за Ленинград и скажет: „Крыльями моего самолета в дни обороны я прикрывал небо родного города", — быстрей забьются молодые сердца, ярче заблестят

глаза...

Летчик Иван Плеханов дрался с немцами на воздушных подступах к Ленинграду с первого дня войны.

В сентябре 1941 года, в пору напряженных боев, особенно яростными были воздушные схватки.

На штурм Ленинграда немцы бросили сотни самых быстроходных и мощных самолетов. Но навстречу вражеским машинам поднялись в небо наши советские истребители. Иван Плеханов открыл тогда свой боевой счет и одержал первую победу.

А воздушные бои становились все более ожесточенными. Немецкие самолеты предпринимали новые и новые атаки.

...Пятьдесят шесть немецких бомбардировщиков устремились на наши военные объекты. Двенадцать „Мессершмиттов" шли за бомбардировщиками, прикрывая их. Навстречу врагу вылетел десяток советских самолетов. Один из них вел комсомолец Плеханов. „На войне побеждают не числом, а уменьем!" Это суворовское правило стало законом для наших летчиков — и мужественная десятка самоотверженно ринулась в неравную схватку с врагом!

Больше часа продолжался бой. Советские летчики лучше маневрировали, метче стреляли, стремительней шли в атаку, чем немцы. И враги повернули назад. Десять немецких машин после этого боя пылало на советской земле, а наши летчики не потеряли ни одного самолета!

Много воздушных боев с честью провел Иван Плеханов, много раз он бил немцев.

Однажды, неподалеку от Ленинграда, Иван Плеханов встретил несколько „Мессершмиттов". Вступив в неравный бой, он сразу сбил вражескую машину. В это время со стороны солнца незаметно подошел немецкий истребитель. Разрывной снаряд ударил в кабину самолета Плеханова. Поврежденный самолет перешел в пике. Осколком снаряда летчику оторвало правую руку. Но и в эту страшную минуту он не потерял самообладания и выдержки, пытаясь выровнять самолет. Но безуспешно. Истекающий кровью, Плеханов выбросился за борт машины, левой рукой вырвал вытяжное кольцо парашюта и, опускаясь вниз, потерял сознание.

Приземлившись, он очнулся. Его окружали советские воины, наблюдавшие с земли за воздушным боем.

Став инвалидом, он не вышел из строя. На новой работе в авиации Иван Ефимович Плеханов продолжает громить врага, ускоряя день нашей окончательной победы над немецкими оккупантами.


 

Дмитрий Николаев

В близи одного из аэродромов Ленинградского фронта показался  самолет. Это было неожиданно: летчика ждали поздней. С самолетом творилось что-то странное. Летчик не повел его на круг, а как шел, так и начал садиться по прямой. Медленно, словно нехотя, вывалилась левая нога шасси. Правая не выпускалась. Со старта взлетела тревожная ракета. Летчик будто и не замечал ее. Самолет коснулся земли, пробежал немного и затем, перевалившись на правую плоскость, замер на месте.

К самолету подбежали люди. Из поврежденной машины вынесли истекающего кровью летчика — гвардии старшего лейтенанта Николаева.

Дмитрий Николаев — один из славных сынов соколиной семьи летчиков Ленинградского фронта. В Отечественной войне он участвует с первого же дня.

Дерзкий в бою с врагом, скромный и тактичный среди товарищей, он заслуженно пользуется уважением и авторитетом в полку. Николаев, защищая город Ленина и Ладожскую трассу, много раз вступал в бой с превосходящими силами противника и всегда выходил победителем. При полетах на разведку, презирая опасность, снижался до минимальной высоты и представлял командованию всегда точные и ценные сведения о дислокации войск противника и его боевых средствах.

27 января четверка истребителей, в составе которой был и Николаев, встретилась с „Юнкерсами". Удар советских летчиков, выскочивших из-за облаков, был неожиданным и стремительным. Огненные струи пронзили один из фашистских бомбардировщиков. „Юнкерс" вспыхнул и, оставляя за собой дымный след, полетел вниз. Остальные, сбрасывая бомбы куда-попало, бросились наутек. Наши летчики стали их преследовать. Загорелся еще один „Юнкерс", сбитый товарищем Николаева — летчиком Карповым. В это время появилось несколько „МЕ-109Ф". Они хотели отсечь советских истребителей от „Юнкерсов". Один из „Мессеров" попытался атаковать Николаева. Николаев надавил гашетку — и „Мессер" был сбит. Разделавшись с истребителем, советский летчик пристроился к „Юнкерсам", поливая их огнем своих пулеметов.

За период боевых действий Дмитрий Николаев произвел 340 вылетов, из них — 21 на разведку и 17 на штурмовку вражеских тылов, участвовал в 52 воздушных боях, в которых сбил лично 3 бомбардировщика, 5 истребителей и в группе — 3 бомбардировщика и 3 истребителя.

За сбитые в воздушных боях самолеты противника, за разведки и штурмовки его тылов и войск — Дмитрий Семенович Николаев награжден орденами Красного Знамени, Красной Звезды и орденом Отечественной войны II степени.

Рана его зажила, и он снова в ленинградском небе громит беспощадно оголтелых немецких стервятников.


 

Григорий Богомазов

Рация донесла: „К станции приближаются пятьдесят шесть вра жеских бомбардировщиков под прикрытием двенадцати „Мес сершмиттов". Еще две-три минуты — и на поезд с мирными пассажирами, на составы с продовольствием и боеприпасами обрушатся фугасные бомбы... По сигналу тревоги в небо взмыли десять наших истребителей и стремительно понеслись на перехват врага.

Григорий Иванович Богомазов на своем „ястребке'' вырвался вперед. Оказавшись первым среди вражеских истребителей, он закружился среди них, заставив гоняться за собой. Двенадцать „Мессершмиттов" били по самолету Богомазова из пулеметов, вертелись, спасая собственные хвосты от его огня.

Воспользовавшись свободой действий, наши истребители навалились на вражеские бомбардировщики. Бой длился около часа. Десять „Ю-88" один за другим врезались в землю, остальные — бежали. В этом бою летчик Богомазов, успешно осуществив свой маневр, сбил одного. „Мессершмитта" и невредимым вернулся на аэродром.

Это был лишь один бой из тех пятидесяти, в которых участвовал Богомазов. С начала Отечественной войны он совершил больше трехсот боевых вылетов: ходил на штурмовки наземных войск, аэродромов и железнодорожных объектов врага.

Он поддерживал воздушными атаками наши войска на Волховском и Ленинградском фронтах, сопровождал транспортные и пассажирские самолеты, летал на разведку, прикрывал наши бомбардировщики, десятки раз участвовал в горячих схватках на подступах к Ленинграду.

Всю Отечественную войну летчик Богомазов сражается на Ленинградском фронте. В его личном героизме воплощается боевой дух героического города.

На счету у Богомазова двенадцать сбитых немецких самолетов. Высокие награды Родины — медаль „Золотая Звезда", орден Ленина, ордена Красного Знамени и Красной Звезды — украшают грудь героя.

Устремляясь в новые бои, Григорий Иванович Богомазов со все возрастающим умением и отвагой громит воздушных фашистских хищников, и не один из них найдет свою гибель от карающей руки отважного комсомольца — крылатого защитника ленинградского неба.


 

Александр Лукьянов

Истребитель — летчик особого типа. На самолете он совмещает несколько профессий: пилота и штурмана, радиста-стрелка. Если летчик-истребитель не овладел в совершенстве хоть одной из этих специальностей, — в его боевой работе неизбежны крупные изъяны. Младший лейтенант Александр Михайлович Лукьянов — прекрасный, пилот, замечательный радист исключительно меткий стрелок и отличный штурман. Старые летчики, десятки лет летающие на боевых машинах, дают ему высокую оценку.

Лукьянов заслужил ее отличной учебой в мирное время, боевыми подвигами в дни войны.

Многим обязан младший лейтенант командиру части и своим старшим товарищам: долго и упорно они воспитывали его, обогащали своим опытом и знаниями.

Боевое крещение молодой летчик получил в финскую войну, а когда немцы напали на нашу родину, Лукьянов был уже отличным воздушным бойцом-истребителем. В день он совершал по нескольку боевых вылетов. Один такой вылет принес комсомольцу Александру Лукьянову особый почет и славу.

Июльским утром летчик дежурил у своей машины, готовый в любую секунду взмыть в воздух.

В 7 часов 40 минут утра в направлении к аэродрому показались три фашистских самолета. Мгновение — и машина Лукьянова устремилась им навстречу. Лучи восходящего солнца ослепляли летчика, но он стремительно шел вперед и сразу же вступил в бой. Два самолета противника, получив повреждения, стали уходить. Третьему уйти не удалось: Лукьянов прошил его несколькими пулеметными очередями. Задымился левый мотор вражеской машины. Фашист перешел на бреющий полет. Но советский истребитель продолжал преследование. Он гнался за ним, как смерч.

Вот уже отчетливо виден шлем немецкого стрелка. Лукьянов нажал на гашетку, но пулеметы молчали. Гоняясь за врагом, он расстрелял все патроны. Теперь, казалось, враг сумеет уйти. И Лукьянов, чтобы не упустить врага, решился на таран. Он выбрал момент и приблизился к врагу вплотную. Последовал короткий удар винтом. Немецкая машина с обрубленным хвостом рухнула вниз.

Экипаж фашистского самолета успел выброситься на парашютах, но был взят в плен бойцами нашего истребительного батальона. Свой же самолет Александр Лукьянов благополучно привел на родной аэродром.


 

Александр Савушкин

Летчик-истребитель гвардии капитан Александр Петрович Савушкин почти все свои воздушные бои вёл с численно превосходящим противником. Основные качества летчика-гвардейца — бесстрашие и быстрота действий.

11 сентября 1942 года во главе четверки истребителей Савушкин по тревоге вылетел на перехват противника.

Двенадцать фашистских бомбардировщиков шли к намеченной цели. Отважная четверка, не задумываясь, бросилась на них в атаку. Боевой строй фашистов смешался: бомбардировщики вынуждены были сбросить бомбы на собственные войска. В бою с советскими летчиками они потеряли два самолета. Одного из них сбил Савушкин.

Второй раз, вылетев четверкой, летчик-гвардеец вступил в бой с четырнадцатью истребителями противника. И снова вернулся с победой сбив одного „МЕ-109Ф".

На другой день после этого боя, он во главе пяти наших истребителей вышел навстречу шестнадцати немецким самолетам, пытавшимся бомбить наши войска. Решительной атакой Савушкин рассеял немцев, не дав им сбросить ни одной бомбы на боевые порядки советской пехоты и сбил три самолета противника.

В 49 проведенных воздушных боях Савушкин не имел ни одного поражения. Атаки его всегда отличались высоким искусством.

Александр Петрович Савушкин был трижды ранен, но каждый раз, лежа в госпитале, безудержно стремился в свою часть. Однажды, находясь на излечении и еще не оправившись от ран, он ушел из госпиталя и прибыл на аэродром. Несмотря на протесты товарищей, Савушкин сел в самолет и по тревоге во главе звена вылетел на боевое задание. Ему пришлось вести бой с шестью истребителями. И одного из них он сбил.

В воздушных боях Савушкин проявлял исключительную боевую взаимовыручку. 7 марта 1943 года, выполняя задание, он заметил, как истребитель противника зашел для атаки по самолету командира полка. Решительным маневром летчик поспешил на выручку и своим самолетом прикрыл командира.

Боевое крещение Александр Савушкин получил еще в войне против белофиннов 1939—1940 гг. Тогда же за боевые подвиги Правительство наградило его орденом Красного Знамени.

За мужество и отвагу, проявленные в боях с немецкими захватчиками, он был вторично награжден орденами Красного Знамени и Красной Звезды.

За время Отечественной войны летчик-гвардеец Александр Петрович Савушкин сделал 373 боевых вылета. Лично уничтожил три немецких бомбардировщика, шесть истребителей. В группе с товарищами он сбил еще шесть самолетов противника.


 

Александр Карпов

Четверка истребителей, возглавляемая капитаном Беляевым, шла на прикрытие нашей пехоты. В четверке находился и Карпов. Беляев редко летал без него. О крепкой боевой дружбе и слётанности этих двух пилотов было известно всем.

Встреча с немцами произошла на высоте 2200 метров. Десять „Юнкерсов" и один „Мессершмитт" пытались прорваться к нашему переднему краю, но советские истребители, сделав маневр, сзади, со стороны солнца, напали на противника.

Первый немецкий самолет был сбит капитаном Беляевым. Следуя его примеру. Карпов повел свою машину на второго немца.

Атака была проведена с большим искусством: вначале Карпов вывел из строя вражеского стрелка, а затем отрезал своим огнем правый мотор „Юнкерса".

— Молодец! — крикнул Беляев, — узнаю почерк!

Это был почерк гвардейца, смелого, расчетливого русского летчика.

Перенимая опыт своего друга Беляева, Александр Карпов добился исключительных успехов в самолетовождении и атаках противника.

Совсем недавно, в один из сентябрьских дней, звено истребителей под командованием гвардии капитана Карпова вылетело на прикрытие наземных войск. Еще до подхода к заданному району летчики встретили два „Фокке-Вульф-190". Ведущий Карпов атаковал одного. Приблизившись на короткую дистанцию, он прошил его меткой пулеметной очередью. Немецкий самолет, маневрируя, пытался удрать, но Карпов настиг его и окончательно добил.

В это время над полем боя советские летчики заметили еще двух фашистских истребителей. Карпов устремил свою машину в пике и сверху атаковал „Фокке-Вульфов". После нескольких мощных ударов обе немецкие машины были сбиты.

Несколько раз в течение этого дня гитлеровцы пытались сковать действия наших истребителей, но каждый раз их попытки терпели неудачу. Наши летчики успешно выполнили боевое задание, надежно прикрывая свои наземные войска с воздуха.

За один только день гвардии капитан Карпов провел три воздушных боя.

Подымаясь в ленинградское небо, крылатый защитник великого города насмерть разит немецких стервятников. Сейчас на боевом счету отважного летчика-комсомольца Александра Карпова числится 22 уничтоженных немецких самолета.


 

Фёдор Фомин

Прильнув к смотровой щели, лейтенант Фомин старался не потерять из виду амбразуру вражеского дзота. Танк мчался на большой скорости. Сходу Фомин ударил по амбразуре дзота двумя снарядами и разворотил ее так, что немецкая огневая точка замолчала. В это время из другого дзота гитлеровцы дали длинную пулеметную очередь. Водитель Перевалов повернул машину в ту сторону, откуда бил пулемет. Под тяжестью танка затрещали перекрытия немецкого логова. Фомин почти в упор расстрелял фрицев, успевших выскочить из дзота.

Так, уничтожая огнем и гусеницами вражеские сооружения, экипаж танка Федора Фроловича Фомина вырвался вперед. В самый разгар боя машина вдруг проделала быстрый, нелепый разворот. Резко затормозив, Перевалов доложил:

— Немецким снарядом сорвана левая гусеница.

Ударил второй снаряд. Все задребезжало в танке. Но броня выдержала. Фомин осмотрелся. Вокруг — ровная местность. Неподвижный танк возвышался, как гигантская мишень.

— Если будем смелы, значит, наш танк — крепость. Если инициатива перейдет к немцам — мы неподвижная мишень, — сказал Фомин своим товарищам.

И танк стал смертоносным очагом огня, грозной крепостью под носом у противника. Пулеметный огонь танкистов не давал возможности немцам высовываться из траншей. Пушка танка била по дзотам.

Гитлеровцы выкатили противотанковое орудие, но не успели сделать ни одного выстрела. Орудие вместе с прислугой было уничтожено. Танк начала обстреливать немецкая артиллерия из глубины.

Фомин не мог вести контрбатарейной борьбы. Он искал и нашел немецких артиллерийских наблюдателей. Два выстрела — и их не стало. Лишившись корректировщиков, вражеская артиллерия смолкла. Ночью два танкиста вышли из танка, заняли выгодный рубеж и огнем пулемета прикрывали подступы к своей машине.

В непрерывном бою прошло пять суток. Уже не оставалось воды, подходили к концу патроны и снаряды. Но танкисты держались. Лишь на шестые сутки ночью подошел наш буксир.

Четыре дзота, два противотанковых орудия, шесть землянок и до 130 немцев уничтожил за эти пять суток отважный экипаж танка комсомольца Федора Фомина.


 

Дмитрий Осатюк

Лейтенант Дмитрий Иванович Осатюк и водитель старшина Иван Михайлович Макаренко водили в бой маленький, легкий танк. Этот танк получил среди бойцов прозвище „малютка". Рядом с огромными „КВ" танк Осатюка и Макаренко действительно казался хрупким и легким. Комсомольцы-танкисты любили свою маленькую верткую машину, хорошо изучили ее и твердо верили, что „малютка" не подведет.

Настали грозные январские дни 1943 года. На прорыв блокады великого русского города шли войска Ленинградского фронта. По льду Невы двинулась на штурм немецких укреплений „малютка" Осатюка и Макаренко. На левом крутом берегу были замаскированные огневые точки врага. Одна из них открыла яростный огонь по „малютке". Осатюк и Макаренко повели танк прямо на дзот и, разрушив его, пошли дальше на соединение с волховчанами.

Ранним зимним рассветом пятьсот гитлеровцев под прикрытием трех танков контратаковали нашу часть. Тяжелый немецкий танк, освещая фарами низкорослый лес, прорывался вперед.

Осатюк решил перехитрить немецких танкистов искусным маневром. На виду у немецкого танка „малютка" Осатюка пошла зигзагами, маневрируя, чтобы не попасть под прицельный огонь врага.

Тяжелый немецкий танк неотступно следовал за танком Осатюка, пытаясь настичь и раздавить эту крошку. А советские танкисты, искусно передвигаясь, наводили вражескую машину на противотанковые пушки батареи старшего лейтенанта Романова. За тяжелым танком шли два средних, а за ними двигались немецкие пехотинцы.

Сделав последний поворот, осатюковский танк встал почти рядом с батареей, и сразу же грянули пушки Романова. С первого же выстрела немецкий танк был подбит. Выскочил средний танк — его сразу зажгли. Третий — бежал.

И тут ринулись на пехоту Осатюк и Макаренко. Завопили немцы, заметались по оврагу, куда их загнал танк. Гусеницами своей машины танкисты раздавили в этом бою сотни немцев. Из всего отряда спаслось лишь несколько человек.

И снова вперед уходила „малютка", громя и уничтожая врага.

За время январских боев Осатюк уничтожил 11 орудий, 17 противотанковых пушек, 9 пулеметных точек и свыше 500 гитлеровцев.

Так рождались в жестоких боях Герои Советского Союза — молодые танкисты славной бригады. Осатюк позже был ранен осколками попавшего в танк снаряда. Ранен был и Макаренко. Пришлось им оставить своих товарищей и лечь в госпиталь. А спустя немного времени в бригаду прибыл новый танк, на котором стояла гордая надпись: „Дмитрий Осатюк".


 

Александр Грязнов

Танк младшего сержанта Александра Грязнова медленно пробирался между зарослями кустарника, переваливая через канавы и рвы, когда на опушке леса показалась большая группа белофиннов. Финны готовились к налету на наше подразделение, совершавшее марш.

Грязнов прильнул к узкому прорезу смотровой щели. „Да, белофиннов много и артиллерия с ними" — прикинул он. Но раздумывать было некогда. Поворачиваться спиной к врагу не в характере советских танкистов. И решение созрело быстро.

Описав кривую, танк Грязнова ринулся на врага, открыв уничтожающий огонь.

Вначале белофинны растерялись. Появление танка было для них неожиданным. Но когда пришли в себя и поняли, что их атакует всего лишь один танк, — осмелели и встретили его огнем. Ударила противотанковая пушка, и снаряд перебил гусеницу. Танк остановился. Белофинны насторожились, перестали стрелять. Они решили овладеть танком и забрать живым его экипаж. В смотровую щель было видно, как лахтари окружают машину. Командир танка Грязнов стал косить их меткими очередями, и враги отпрянули назад. В это время пулемет Грязнова, выпустив короткую очередь, замолчал.

Грязнов открыл затворную раму, нажал на спусковой крючок. Выстрела не последовало. Кончились патроны. Дисков в запасе не было. И это почувствовали финны. Они снова осмелели и стали сжимать кольцо вокруг танка. Танкисты решили не сдаваться. Пока течет в жилах кровь, пока бьется сердце—бороться во что бы то ни стало!

Вынув гранаты и укрепив их возле бензинового бака, Грязнов приготовился к последней схватке. Еще раз взглянув в смотровую щель, он увидел, что финны, цепляясь за гусеницы, поднимаются на танк. Они уже стучали по броне башни прикладами и кричали: „Сдавайсь! Сдавайсь!".

Но советских танкистов так просто и легко не победить.

Раздался оглушительной силы взрыв. Фашисты, находившиеся на башне танка, были разорваны в клочья. Никто не уцелел. Погибли и славные танкисты. Двадцатитрехлетний командир танка, бывший алтайский колхозник, младший сержант Александр Грязнов героически отдал свою жизнь во имя свободы и независимости Родины. Гордое русское сердце не мирилось с мыслью о плене. Славный советский патриот Александр Грязнов смело встретил смерть! И за нее дорого заплатили лахтари!


 

Александр Борисов

Накануне был упорный бой. Тяжелый гул артиллерийской стрельбы не смолкал с утра. Советские танки, взаимодействуя с пехотой, наносили гитлеровцам удар за ударом. Бой шел за пункт Н.

Немцы решили обойти нашу пехоту с фланга, обозначенного узкой, но глубокой рекой. Всю ночь они строили переправу. И всю ночь, получив самостоятельную задачу, танк Борисова бил по немцам прямой наводкой, громил их понтоны, топил фашистских саперов и, хитро маневрируя, скрывался в кустарнике. Утром немцы, стремясь форсировать реку, двинули свою пехоту вплавь и на лодках. Но танк Борисова, ускользающий от разрывов снарядов и мин, появлялся именно в тот момент, который казался решающим, и опрокидывал в воду уже уцепившихся за берег фашистов.

Один из наших танков был подбит и потерял управление. Командир взвода младший лейтенант Стручалин приказал командиру танка Александру Борисову эвакуировать с поля битвы подбитый танк и спасти экипаж. Пули, как град, стучали в броню. Мины и снаряды образовали завесу. Но Борисов дошел до танка в несколько минут, вылез, взял на буксир поврежденный танк и, доставив его к своим, снова пошел в бой.

Бой длился 32 часа, танк накалился так, что экипаж чувствовал себя как в огненной печи. Реку можно было бы уже запрудить вражескими трупами, если бы их не уносило течением. Враг отступил, — немногим фашистам удалось убраться живыми.

Передышка после этого боя была непродолжительной. Батальон немцев, под прикрытием сильного минометного и артиллерийского огня, вклинился в наш левый фланг. Опережая другие танки подразделения, машина Борисова устремилась на поддержку пехоты. Никакие преграды не смогли остановить советских танкистов. Маневрируя под огнем врага, танк Борисова на ходу расстреливал и давил немецких солдат, и фашистский батальон дрогнул.

Вскоре немцам удалось подтянуть пять противотанковых пушек, и все они стали бить по прорвавшемуся вперед танку. Получив семь пробоин, машина остановилась. Четыре тяжелых осколочных ранения не вывели из строя комсомольца-танкиста. Истекая кровью, Борисов продолжал бить по немцам из пулемета до тех пор, пока не потерял сознания.

Вскоре подоспели другие танки подразделения, и батальон противника был разбит наголову. Наша пехота пошла вперед.

Когда танкисту сделали перевязку, он, придя в сознание, сказал: — Я еще вернусь в строй!..

Александр Михайлович Борисов в свою часть не вернулся, но с его именем славные танкисты беспощадно бьют немецких захватчиков, давят их гусеницами, приближая час окончательной победы над врагом.


 

Александр Дивочкин

Призывы: „Ни шагу назад!", „Стоять насмерть!" — стали незыблемым законом советских воинов. Они упорно дрались за каждый клочок земли, стремясь нанести как можно больший урон врагу, остановить его и опрокинуть. ...Бой происходил на подступах к городу. На пути немцев встала батарея малокалиберных пушек. Командир огневого взвода младший лейтенант Дивочкин, заменивший выбывшего из строя командира батареи, отдавал последние распоряжения, когда у огневой позиции разорвалось несколько снарядов. Через минуту грянул ответный залп батареи.

Верный традициям артиллеристов, Александр Дивочкин спокойно и расчетливо подавал команды, внимательно следя за всем, что происходит на позиции. Батарею густо окутало пороховым дымом. Вокруг свистели осколки. Люди на посту, не дрогнув, принимали смерть. Все больше появлялось бойцов с белыми повязками, но работа не прекращалась ни на миг.

В разгар боя, когда враг был уже близко, немецкий снаряд попал в ящики с боеприпасами и поджег их. Каждую минуту мог произойти взрыв. Чтобы предотвратить катастрофу, надо было действовать без промедления. Несколько бойцов Дивочкин бросил на тушение пожара, другие продолжали отражать наступление фашистов. Сам командир, рискуя жизнью, растаскивал горящие ящики, засыпая их песком. И боеприпасы были спасены.

Орудия батареи не переставали бить по врагу, хотя ряды артиллеристов значительно поредели. Дивочкин уже сам был наводчиком и заряжающим у двух пушек, попеременно стреляя то из одной, то из другой. Он только торопил подносчиков.

— Быстрее, друзья, быстрее!..

К концу второго часа этой ожесточенной борьбы немцы не выдержали. Их огонь утих. Но Дивочкин, несмотря на ранение, продолжал посылать снаряды, поддерживая нашу пехоту, перешедшую в контратаку. Гитлеровцы были окончательно оттеснены. И только тогда стали видны результаты работы русских артиллеристов: более 70 трупов солдат, много исковерканных станковых и ручных пулеметов, несколько поврежденных вражеских орудий оставил противник на поле сражения.

Рубеж младшего лейтенанта Александра Дивочкина — человека смелой русской души — остался для врага неприступным. Победили стальная воля и стойкость молодого командира-артиллериста, воспитанного комсомолом.


 

Александр Заходский

О богатырской силе пулеметчика Александра Заходского много рассказывали его боевые товарищи. Он походил на тех русских богатырей, о которых когда-то складывали былины и песни. Горе было финну, который пытался одолеть его в рукопашной схватке.

Много геройских дел совершил пулеметчик в дни боев за родную землю. Но один его подвиг был особенно выдающимся.

В июле 1941 года финны готовили прорыв нашей обороны на участке роты, в которой служил Заходский. Хорошо замаскировав станковый пулемет, Александр Заходский со вторым номером расчета — красноармейцем Опанасенко находился в окопе. В самом начале вражеской атаки Опанасенко был убит, и Заходский остался один.

Цепи финских солдат были отчетливо видны из окопа, где находился пулеметчик, но он не открывал огня, хладнокровно выжидая, когда финны подойдут на близкое расстояние. Когда же этот момент наступил, Заходский прицельным огнем из пулемета скосил несколько десятков вражеских солдат, а остальных обратил в бегство.

Выполняя приказ командования, рота временно отходила на новый рубеж обороны, и Заходскому было приказано прикрывать отход товарищей.

Финны снова пошли в атаку. Заходский и на этот раз подпустил их поближе и расстрелял метким пулеметным огнем. Поняв, что рубеж держит один пулеметчик, финны пытались обмануть русского воина, захватить врасплох. По его огневой позиции били минометы. Снайперы — „кукушки", взобравшись на деревья, обстреливали Заходского из автоматов. Мелкими группами, с флангов, подкрадывались финны к отважному пулеметчику, но он не отступил. Недаром солдатская поговорка „И один в поле воин"— так полюбилась ему с первых дней войны.

Мина разбила пулемет Заходского, но прорваться вперед враг все-таки не смог. А когда наступила ночь и рота вернулась на старый участок, — на поле, где дрался мужественный воин, валялось больше сотни финских трупов: их сразил огнем своего пулемета комсомолец Александр Заходский. Он получил звание. Героя Советского Союза первым из героев Отечественной войны.


 

Петр Сокур

В боях на дальних подступах к Ленинграду бессмертную славу завоевали защитники района Н.

Среди них был молодой красноармеец, бывший украинский учитель, Петр Сокур. Неторопливого, спокойного, требовательного к себе и к людям комсомольца любили и уважали боевые товарищи.

Однажды ему приказано было оборудовать наблюдательный пункт возле финских позиций. Вместе со своим товарищем Андреенко Сокур быстро закончил работу. Много дней и ночей провели два бойца на новом месте в непосредственной близости от врага. Еду им приносили по ночам, и Петр Тимофеевич говорил шутя, что он с Андреенко живет на своем наблюдательном пункте так, как жили папанинцы на своей „малой земле".

Временами белофинны ожесточенно обстреливали наши позиции, и Я красноармеец, носивший обед Сокуру и Андреенко, по нескольку суток не мог пробраться к ним. Но, как всегда, были веселы и стойки защитники . этой „малой земли". Спали сидя, прислонившись к стенке окопа. В свободное время углубляли окоп, даже колодец небольшой сделали — и появилась на „малой земле" собственная вода. От наблюдательного пункта до траншеи провели трубы, и голос шел по этим трубам, как по телефонному проводу.

Враг готовился к штурму района Н. Однажды, в полночь, началась -> интенсивная артиллерийская подготовка. Начальник „малой земли" — комсомолец Петр Сокур и его друг Андреенко были готовы к отражению любого удара. Когда кончилась артиллерийская подготовка, тринадцать финских разведчиков поползли вперед. Комсомольцы подпустили их метров на двадцать и одновременно дали по очереди из автоматов. Пять финнов ткнулись носами в землю, остальные — разбежались..

Вскоре справа и слева поползли новые группы финнов. Теперь уже в наступление шла отборная часть, противника. Но после кровопролитного боя с двумя храбрецами — враг отступил, оставив более 80 трупов. Трех белофиннов Сокур и Андреенко захватили в плен, взяли немало и трофейного оружия. В этом бою враг получил такой урок, что в течение нескольких дней не проявлял никаких признаков жизни.

Родина высоко оценила подвиг комсомольца Петра Тимофеевича Сокура. Постановлением Президиума Верховного Совета СССР ему присвоено звание Героя Советского Союза.


 

Николай Козлов

На батарею шли танки За танками, выскакивая из грузовиков, бежали гитлеровцы с автоматами. Мотоциклисты на полном ходу неслись по дороге, обгоняя пехоту и танки и непрерывно стреляя Из пулеметов. Справа и слева били тяжелые минометы. Гитлеровцы были пьяны, они катились лавиной, им казалось, что нет на свете силы, способной их задержать.

И вот одна советская батарея, находящаяся на этом участке, стала той скалой, о которую разбилась наступающая колонна врага.

Командиром батареи был молодой лейтенант Николай Козлов. Ему, участнику войны с белофиннами, не раз приходилось вести неравный бой с численно превосходящим противником.

— Что же, и теперь попробуем выдержать этот натиск врага, — решил Козлов.

Прямой наводкой из орудий ударили его бойцы по движущимся машинам. Один за другим падали немецкие мотоциклисты, загромождая дорогу. Бензин пылал, пожирая вместе с нескошенной рожью десятки гитлеровцев. Танки застывали, разбитые, исковерканные там, где их настигали снаряды русской батареи. „Психическая атака" фашистской мотопехоты и танков захлебнулась в сотне метров от огневой позиции батареи Козлова.

Это был первый бой Николая Козлова с немцами в Отечественной войне.

7 августа 1941 года его батарея прикрывала-отход одной из наших частей. Когда были расстреляны все снаряды и несколько пушек разбито — артиллеристы превратились в пехотинцев. Отстреливаясь из винтовок, они в течение десяти часов стойко удерживали занятый ими рубеж, несмотря на то, что немцы уже сомкнули вокруг них кольцо. Когда же были израсходованы и патроны, Козлов с бойцами стал пробиваться к своим. Шли болотами, по горло в воде, под проливным дождем, без пищи.

При подходе к линии фронта встретили немецких автоматчиков.

В ожесточенной схватке бойцы перебили гитлеровцев и вскоре соединились с одной из наших частей.

Смелость и решительность — отличительные качества советского командира Козлова. Не один раз в дни Отечественной войны водил он свои подразделения в серьезные бои и всегда выходил победителем.

В этих боях Николай Андреевич Козлов лично уничтожил больше 300 фашистов.


 

Павел Гончар

Они были друзьями. До войны работали вместе в одном колхозе. Павел Гончар — комбайнером, Семен Макогонов — трактористом. На войну пошли в один и тот же день и сражались плечо к плечу в одном взводе. Макогонов был свидетелем подвига, совершенного его другом красноармейцем Гончаром. За этот подвиг Павел Гончар получил высокое звание Героя Советского Союза.

В осеннем бою, когда дождь лил, не переставая, неделю, когда болота разбухли — трудно приходилось нашим танкам. Один из них, подбитый вражеским снарядом, стоял недалеко от переднего края противника. Командир стрелковой роты послал Гончара, Макогонова, Оспанова и Юдакова на помощь танкистам, поставив задачу — прикрыть их огнем и дать возможность исправить повреждения.

Дело было ночью. Немцы методически обстреливали район вокруг танка, но приблизиться к нему не могли: четыре советских бойца прикрывали подступы огнем своего оружия. Танкисты занялись ремонтом машины. Утром Макогонов по поручению танкистов отправился на КП. Вскоре после его ухода немцы предприняли атаку.

Доделывайте свое дело. — крикнул Гончар танкистам, — а мы отобьем немчуру!

И три автомата — Гончара, Оспанова, Юдакова — преградили дорогу врагу. Озлобленные неудачей, фашисты открыли минометный огонь. Оспанов был ранен. Гончар забрал у него патроны и велел ему отползти. Немцы пошли в атаку во второй раз. Гончар лежал правее танка, Юдаков — левее. Немцы шли, на ходу стреляя разрывными пулями. Но Гончар направил на них такую струю огня, что они залегли, а затем откатились назад. У Гончара кончились патроны.

Дайте-ка мне ваш пулемет! — крикнул боец танкистам. Получив пулемет, он подозвал Юдакова:

Будешь у меня вторым номером. Заряжай диски!

Постоянно меняя позицию, перебегая туда, откуда сподручнее бить, Гончар отбил еще четыре вражеских атаки. Руки покрылись волдырями — до того накалился пулемет, осколки разрывных пуль нанесли ему несколько ранений.

Обливаясь кровью, отважный комсомолец продолжал оборонять свой рубеж, пока немцы не прекратили атаки.

Возвратившись с КП, Макогонов ползком направился обследовать район вокруг танка.

Счет не полный, — сообщил он Гончару, — а за 100 перевалило. Одним словом — рота! Целая немецкая рота лежит вокруг тебя...


 

Тимофей Пирогов

Быстрый на смелое решение и храброе дело разведчик-наблюдатель пулеметной роты Тимофей Пирогов каждый раз посылался на самый трудный, на самый важный участок боя.

В начале боев за прорыв блокады Ленинграда, он на левом берегу Невы выкуривал из землянок немцев, уцелевших после артподготовки. По пути ему встретилась большая немецкая землянка. Пирогов и старшина Булатов подползли к ней вплотную и ударили из автоматов по двери. Немцы стали отстреливаться из окон.

Старшина, — крикнул Пирогов Булатову. — Граната есть?

Есть!

Дай-ка сюда. Я сейчас разделаюсь с фрицами!

Взяв гранату и взобравшись на крышу землянки, он бросил ее в дымоходную трубу. Раздался глухой взрыв. Через полминуты дверь распахнулась и из землянки выскочили двое немцев. Пирогов автоматной очередью скосил обоих.

Тяжелая вражеская батарея мешала дальнейшему продвижению вперед. Пирогов со старшим сержантом Бурмистровым и несколькими бойцами получили приказ отправиться в тыл к немцам. Вооруженные автоматами, они обошли батарею, дружным ударом уничтожили вражеских артиллеристов и захватили шесть 305-мм пушек. Во время этой операции Пирогов застрелял немецкого офицера, который пытался спрятаться в кустарнике.

Во время боев на правом берегу Невы Тимофею Пирогову вместе с Бурмистровым пришлось принять бой с целой немецкой колонной. Силы были неравные. Но комсомолец-разведчик не хотел упустить немцев. Он залег в придорожных кустах и стал бить из автомата по немецкой колонне. Прицельный огонь сразу уложил десятки врагов. Фашисты залегли, началась ожесточенная перестрелка. Пирогов непрерывно менял позицию и расстреливал немцев, сгрудившихся на дороге. В этом бою проявилось все его необыкновенное уменье пользоваться выгодной обстановкой. Этот удивительный бой длился долго. Немцы не могли уйти, они яростно отстреливались, падая десятками. Бурмистров был ранен. Пирогов еле успевал перезаряжать диски. Подоспевший на помощь боец Козлов стал вторым номером его пулемета.

В этом бою Пирогов получил ранение. Но он продолжал косить немцев до тех пор, пока не подошли наши бойцы. Один из командиров перевязал рану Пирогова и сосчитал немцев, которых уложил герой. Их было более двухсот.


 

Анатолий Кокорин

Осень тысяча девятьсот сорок первого года выжжена огнем в памяти ленинградцев. Бои шли на подступах к городу. Тогда-то и возник боевой девиз: „Ни шагу назад, за нами — Ленинград"! Люди предпочитали смерть — отступлению. Это время родило героев эпической силы и простоты. Анатолий Кокорин был человеком простым, скромным. Служил он в войсках НКВД Санинструктором. Товарищи любили его за постоянное спокойствие, немногословность, отзывчивость. Но в грозный боевой час характер этого юноши развернулся с необычайной силой.

...Рота вступила в бой с вражеским батальоном. Гул перестрелки все нарастал и ширился. Анатолий Кокорин появлялся там, где схватки были наиболее ожесточенными, торопясь оказать помощь каждому, кто в ней нуждался. Шестерых раненых бойцов мужественный санинструктор вынес из-под огня.

Изнемогая от усталости и еле держась на ногах, он и не мыслил об отдыхе, самоотверженно выполняя свой трудный и почетный долг. В этом бою Кокорин получил ранение, но превозмогая боль, он пробился вперед, чтобы помочь тяжело раненному политруку подразделения. И еще не успел перевязать политрука, как на них набросилось пять немцев. Защищая тяжело раненного, санинструктор Кокорин мужественно отбивался от врага. Уже три фашиста, подстреленные им, корчились в предсмертной агонии. А когда были израсходованы последние патроны, Кокорин отбросил пистолет с пустой обоймой и встал, покачиваясь, готовый руками душить ненавистных гитлеровцев.. Подкравшийся сзади, здоровенный финский офицер сбил его с ног и всей тяжестью тела прижал к земле:

Сдавайся русс!

Развязка была близка. Истекающий кровью Кокорин в последний раз окинул взглядом поле, лес, осеннее небо родины, такое родное, вечное. И вдруг напрягся весь, напружинился.

Чекисты в плен не сдаются! — крикнул он и, выдернув кольцо висевшей у пояса гранаты, взорвал себя вместе с немецким офицером.

Герой-красноармеец погиб непобежденным.

Ленинградская молодежь почтила память Кокорина стихами:

Ты с нами жив, чтоб снова сердцем чистым К фашистским бандам ненависть будить. Ты показал, ЧТО значит быть чекистом, Как даже смертью можно победить.

Таким он был и таким останется в памяти народа — комсомолец Герой Советского Союза Анатолии Кокорин, один из первых героев Отечественной войны.

Обновлено 12.08.2011 15:54
 

Комментарии  

 
0 #146 JamesLer 18.01.2018 01:50
payday cash advance loan online payday loans direct lenders payday loans direct lenders direct lenders payday loans free adult webcam chat cam girl free xxx webcams free adult webcam chat argument essay illustration essay argument essay argument essay research paper homework help service research paper paper writing live cams live webcam porn live porn cams mature cams no credit check loans online payday loan lender online payday loan application online payday loan lenders college essay help college essay help college essay help college essay help
Цитировать
 
 
0 #145 Homework Assignments 18.01.2018 00:58
essay writing skill essay writer essay helper essay writer
Цитировать
 
 
0 #144 Payday Loans 17.01.2018 23:08
loans 1000 guarantee loan personal loans bad credit personal loans guaranteed approval
Цитировать
 
 
0 #143 Fastest Payday Loan 17.01.2018 22:49
cash advance loan cash advance usa express cash advance advance cash
Цитировать
 
 
0 #142 Assignment Notebooks 17.01.2018 18:40
essay writing writing an argumentative essay essay writing college board essay
Цитировать
 
 
0 #141 Loans 17.01.2018 17:51
payday loans now auto loans advance payday loan loans com
Цитировать
 
 
0 #140 Loans 17.01.2018 16:25
cash now cash now cash loans need money now
Цитировать
 
 
0 #139 Loan Cash 17.01.2018 15:35
installment loans installment loans installment loans installment loans
Цитировать
 
 
0 #138 Loans 17.01.2018 13:44
loans no credit check loans no credit check direct payday loans online quick loans no credit check
Цитировать
 
 
0 #137 Cash Advance 17.01.2018 12:10
advance payday payday advance cash lenders payday advances
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru