Home История История Ижевцы и воткинцы - Восстание на Воткинском заводе

Ижевцы и воткинцы - Восстание на Воткинском заводе PDF Печать E-mail
Автор: Полковник Ефимов   
14.02.2011 11:40
Индекс материала
Ижевцы и воткинцы
Ижевский завод
Война и революция
Восстание
Первые бои под Ижевском
Бои у Ижевска 17-19 августа
Восстание на Воткинском заводе
Присоединение к восставшим крестьянам
Разгром 2-й красной армии
Подготовка к решительному столкновению
Характер борьбы
В красном окружении
Последние дни восстания
Все страницы

Восстание на Воткинском заводе

В тот день 17-го августа, когда красные повели с двух сторон наступление на Ижевцев, собираясь сокрушить их сопротивление, их ожидал новый удар — вос­стание Воткинцев. Положение в Воткинске под игом большевистской власти со­здалось такое же, как и в Ижевске. Те же преследования со стороны комиссаров — обыски, аресты, пытки в чека и, как в Ижевске, «особенное внимание» к вернув­шимся с войны защитникам Родины, организовавшим «союз «фронтовиков».

Но у Воткинцев было очень мало оружия. Договорившись с Ижевцами, Воткинцы приготовились к выступлению. Союз «фронтовиков», около 180 человек, под командой унтер-офицера Корякова, тайно выбравшись с завода, направился в Ижевск за оружием. Получив оружие, отряд Воткинских фронтовиков и 15-ая рота Ижевцев подошли утром 17-го августа к заводу и быстрым ударом опроки­нули отряды красных матросов и красногвардейцев. Председателю Совета уда­лось бежать, но его охрана была захвачена почти целиком. Озлобленное против советской власти население не дало им возможности ускользнуть.

Бой закончился, и радостный колокольный звон раздался со всех церквей. Жители Воткинска, как на Пасху, радостно обнимали и приветствовали друг дру­га. На похороны павших в бою освободителей собралось почти все население завода. У открытых могил люди плакали и давали клятву защищать вновь завое­ванную свободу и Родину до последнего издыхания. Так вспоминает об этом дне один из Воткинцев, который участвовал в восстании Ижевцев, потом вернулся в свой родной завод и был назначен затем командиром 4-го Воткинского полка.

После окончания боя лишь немногим красным удалось спастись бегством, глав­ным образом в сторону ст. Чепца, Пермской железной дороги. Большое число разбежавшихся большевиков было выловлено. Один из фронтовиков — М.И. Ага­фонов — захватил удиравшего конного милиционера, спешил его и, не теряя време­ни, стал собирать бывших кавалеристов, положив основание к сформированию Воткинских конных частей. Этот доблестный и энергичный воин погиб в одном из боев при защите завода.

Как и в Ижевске, Воткинцы энергично принялись за организацию в вооружен­ных сил. Во главе командования был поставлен летчик капитан Нилов. Начальни­ком штаба был выбран капитан Юрьев. Эти два офицера были единственными кадровыми офицерами старой Армии, бывшими в Воткинске. Капитан Нилов ока­зался неудачным командиром, и его действия вызвали неудовольствие. Он проявил мало энергии в организации борьбы с большевиками и больше отнимался полити­кой в духе углубления революции по рецептам Керенского, а не спасением Родины.

На общем собрании старшего командного состава и представителей обществен­ных организаций на должность командующего Воткинской армией был выбран капитан Юрьев. Юрьев был энергичным организатором и, обладая талантом хо­рошего оратора, умел привлекать всех к дружной работе, подбадривать в неуда­чах во время тяжелых боев, вселять в ряды Воткинцев уверенность в успехе. У Воткинцев он пользовался большим доверием и любовью.

Присоединение Воткинского завода с его большим населением, примерно рав­ным населению Ижевска, удвоило ряды восставших. Началась энергичная борьба двух огромных русских заводов и присоединившихся к ним крестьян с кровавой большевистской властью, борьба, полная подвигов, самопожертвования и любви к Родине. Если бы родившийся в Воткинске великий русский композитор П.И. Чайковский мог быть свидетелем этой борьбы, то к его чарующим музыкальным произведениям прибавилась бы еще одна увертюра. В этом произведении, к знако­мым мотивам «Увертюры 12-го года» — к перезвонам церковных колоколов прибавился бы шум фабричных станков, прерываемый ревом заводских гудков и перекатами пулеметных очередей, а среди звуков чуждой марсельезы, ставшей гимном русских революционеров, можно было бы услышать мотивы мадьярских военных песен, распеваемых на подступах к осажденным заводам ожесточенны­ми наймитами красного интернационала.

 



Обновлено 16.02.2011 20:54
 
 

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru