Home Военная литература Военная проза Тинг в Маниле (Тинг — 3)

Тинг в Маниле (Тинг — 3) PDF Печать E-mail
Автор: Дмитрий Никитин   
16.02.2011 17:26

Крейсер «Олимпия»

В ночь на 1 мая 1898 г. выдалось новолуние. На бездонном черном небе сияли только яркие звезды, а под ними расстилался, теряясь вдали, фосфоресцирующий след колонны боевых кораблей. Контр-адмирал Джордж Дьюи стоял на мостике, наслаждаясь прохладой тропической ночи; порывы теплого ветра доносили до него слабые ароматы близкой земли. Азиатская эскадра Северо-Американских Соединенных Штатов проходила из Филиппинского моря в пролив Бокас-дель-Гранде. На севере в неясно темнеющей громаде угадывался остров Кабальо, справа по борту лежал Эль-Фрайе. Впереди невидимо расстилалась огромная Манильская бухта. Прошла первая неделя, как была объявлена испано-американская война.

Многие бы сочли замысел американского адмирала отчаянной авантюрой — прорываться с бронепалубными крейсерами во вражескую базу с мощной береговой защитой. Однако Дьюи не зря был учеником великого флотоводца Фарагута, который ходил с деревянными фрегатами на огнедышащие бастионы южан. Смелость и отвага грозы конфедератов только на первый взгляд казались безрассудными. Он, Дьюи, четко следовал главному правилу своего учителя. Каждая победа должна быть тщательно подготовлена. Необходимо знать всё о противнике и месте боя, предусмотреть все случайности и иметь план на каждый такой случай.

От Фарагута Дьюи научился не бояться врага, ведь обычно противник не имеет тех сил, которые ему приписывают. Пусть другие заранее оплакивают американские команды, идущие прямо в пасть зверю. Дьюи заблаговременно собрал сведения о Филиппинах — главной тихоокеанской колонии Испании. Получалось, что грозный королевский флот на самом деле — горстка слабовооруженных тихоходных кораблей, способных испугать разве что малайских пиратов и местных инсургентов. Сами испанцы начали уже потихоньку разоружать свою эскадру, чтобы поставить пушки на укрепления колониальной столицы.

 

 

Адмирал Дьюи

Дьюи предупреждали, что на подступах к Маниле — батареи с мощными орудиями, проходы перегорожены минными полями. Но адмирал знал о слабой подготовке испанских канониров, что же касается мин — для их установки при такой глубине и силе течение потребовалось бы исключительное умение, к тому же здешняя вода быстро разъедает сталь корпусов и минрепов. И всё же Дьюи был в меру осторожен. Он повел эскадру дальним южным проливом, а не кратчайшим путем, где, по данным разведки, испанцы устроили свои главные батареи. Прорыв в Манильскую бухту должен был состояться глубокой ночью, когда американцев никто не ждал.

По дороге от Гонконга к Филиппинам на эскадре непрерывно проходили боевые учения. С кораблей было выброшено всё лишнее дерево — чтобы избежать пожаров. Для поднятия духа экипажам зачитали листовку испанского губернатора Манилы с оскорблениями флага Соединенных Штатов и американских моряков, названных «паршивым сбродом». Команды дружно отвечали яростными криками: «Мы их прикончим!»

На военном совете предлагали послать вперед транспорт-заградитель — на случай, если испанцы всё же выставили мины. Дьюи ответил: «Есть там мины или нет — эскадру поведу я сам!» Выкрашенные в темно-серый цвет корабли шли тихим ходом в полной темноте. Были погашены все огни, кроме одного фонаря на баке — чтобы держать кильватерный строй друг за другом. За флагманской «Олимпией» — новейшей и самой мощной в эскадре — следовали крейсера «Балтимор» и «Рэйли», затем канонерки «Петрел» и «Конкорд»; замыкал боевую линию устаревший крейсер «Бостон». Чуть поодаль держались сопровождавшие эскадру военный транспорт и два парохода-угольщика. В ночной тишине было слышно лишь как стучат машины, взбивая винтами воду за кормой.

Адмирал распорядился держаться южного края пролива. От Эль-Фрайе теперь отделяло только полмили. Неожиданно с острова взлетела ракета, на миг осветив вспышкой растянувшуюся по проливу эскадру. Спустя несколько секунд темень ночь сменило буйство ярких красок. Ракеты взлетали одна за другой, иногда по несколько штук сразу, разрывались над кораблями яркими огненными цветами, так что офицеры и матросы как один задрали вверх головы, любуясь невиданным ярким зрелищем. Потом по освещенной фейерверком эскадре с острова ударила береговая артиллерия.

Судя по грохоту выстрелов, это были старые 5-дюймовые орудия. Но не меньше десяти штук! Дьюи здесь будто ждали! Что бы делал на его месте адмирал Фаррагут? Прорываться на полном ходу? Но в ночной темноте легко сесть на рифы или вылететь на мель… Корабли уже стреляли в ответ без команды, стараясь по вспышкам выстрелов угадать скрытого в темноте противника.

Дьюи распорядился передать световыми сигналами на канонерки, чтобы они зашли вперед и встали между крейсерами и берегом. «Петрел» и «Конкорд» с их меньшей осадкой могли пройти и по малой глубине. Кроме того, адмирал рассчитывал, что установленные на высоком берегу испанские пушки не смогут действовать против кораблей, подошедших к острову совсем близко. Похоже, задумка удалась. Испанцы сосредоточили весь свой огонь на приближающихся канонерках, однако с какого-то времени все их снаряды ложились с перелетами. «Петрел» и «Конкорд» вели по берегу непрерывный огонь. Две канонерки могли бить бортовым залпом сразу из пяти скорострельных 6-дюймовых орудий. Было видно, как на Эль-Фрайе рвутся снаряды, освещая вспышками открытые позиции вражеской артиллерии. Даже если пушки не были сбиты, всю прислугу разнесло в клочки осколками. Батарея прекратила огонь, не взлетали больше с острова и ракеты.

Эскадра громкими криками приветствовала победу канонерок. Те, не дожидаясь крейсеров, двинулись дальше по проливу. Адмирал Дьюи запросил о потерях при обстреле. Испанцы стреляли на удивление метко, досталось почти всем. К счастью, ни один испанский снаряд не разорвался, поэтому повреждения ограничивались сквозными пробоинами в палубе и надстройках. Из крейсеров больше других пострадал «Бостон» с его полным парусным рангоутом. Палубу там пришлось очищать от обломков фок-мачты. На «Конкорде», прежде чем он оказался в «мертвом пространстве», испанский снаряд разворотил нос, так что было уничтожено два малокалиберных орудия. В целом, заключил Дьюи, эскадра отделалась достаточно легко, хотя и испанцы показали, что готовы к бою…

Где-то впереди в непроглядной ночи над темной водой вдруг вырос огненный куст, через мгновение докатился гул сильного взрыва. В проливе всё же были выставлены мины! Корабли включили прожектора, скрытность уже не имела смысла. Шедший первым «Петрел» получил пробоину и повернул к берегу, где стал быстро погружаться на мелководье. Подошедший к подорванной канонерке «Конкорд» забрал команду, были сняты замки с орудий. Канонерка «Петрел» являлась самым малым и тихоходным судном в эскадре, но сердце адмирала пронзила острая боль. Он потерял корабль! Проклятые испанцы! «Помни о „Мэйне“!» — эта фраза газетчиков, оказывается, имела прямой смысл. Война началась с того, что в Гаване был взорван американский броненосец. Теперь у Манилы мина пустила на дно американскую канонерку.


Канонерка «Петрел»

Дальше шли с большой осторожностью, пустив вперед транспорт-заградитель «Мак Куллох». Прожектора светили в воду. Матросы с палубы и мачт высматривали мины в блуждающих вокруг световых кругах. Видимо, часть мин были сорвана взрывом и теперь плавали рядом с кораблями. Несколько штук расстреляли из пулеметов. Неожиданно совсем близко заметили след от движущейся торпеды. Прожектора зашарили в поисках нового врага. Под самым берегом обнаружили испанский баркас и немедленно открыли по нему огонь из всех орудий. Судёнышко разлетелось на мелкие обломки. Впрочем, баркас не был похож на минный катер… Неужели испанцы перебросили в Манилу миноносцы? Но почему тогда об этом ничего не доложили многочисленные информаторы? Дьюи начинало терзать чувство, что чего-то он всё-таки не предусмотрел…

Рассвет застал эскадру еще в проливе, хотя по плану они должны были уже подходить к Маниле. Прилив поднял воду выше выставленных на глубине мин, теперь можно было рискнуть идти прямо над ними. Когда скалы Эль-Фрайе остались позади, адмирал Дьюи приказал следовать полным ходом к гавани. Противник обнаружился южнее Манилы, у Кавиты, где располагался арсенал и маленькая крепость. Наблюдатели на марсах заметили, что от вражеской флотилии отделилось два корабля, уходящие в сторону моря. Смысл этого маневра был понятен. Не имея надежды уцелеть в открытом сражении, испанцы хотели увести хотя бы часть сил из Манильской бухты. Потом, действуя с одного из принадлежащих Испании островков, эти корабли могли бы угрожать транспортам, которые должны перебросить на Филиппины американский десант. Упустить врага нельзя было ни в коем случае! Дьюи просигналил, что он вместе с «Балтимором» отправляется в погоню за беглецами. Остальным — крейсерам «Балтимору», «Рэйли» и канонерке «Конкорд» было приказано блокировать суда, оставшиеся вблизи Манилы.


Крейсер «Рейина Кристина»

В уходящих испанских кораблях быстро распознали крейсера «Рейину Кристину» и «Кастилию» — самые крупные во вражеской эскадре. Испанцы спохватились слишком поздно. Их крейсерам, дававшим не более 15 узлов, было не уйти от шедших на 20 узлах «Олимпии» и «Балтимора». Не имели испанцы никаких шансов и в сражении. Каждый из королевских крейсеров имел лишь по шесть орудий средних калибров: 6,5-дюймовки на «Рейине Кристине», 6-дюймовки и 4,7-дюймовки на «Кастилии». У обоих полностью отсутствовала броневая защита, даже щиты у орудий; «Кастилия», к тому же, имела деревянный корпус. «Олимпия», превосходившая по тоннажу каждого из противников почти в два раза, была вооружена четырьмя 8-дюймовыми орудиями в двух бронированных башнях, а также десятью 5-дюймовыми пушками. «Балтимор» также имел четыре 8-дюймовых орудия, по одному на каждый борт на баке и юте, и, кроме того, шесть 6-дюймовок на бортовых балконах.

Быстроходные американские крейсера постепенно догоняли испанцев. «Рейина Кристина» и «Кастилия» были уже у северного выхода из Манильской бухты, когда оказались в пределах досягаемости тяжелых американских орудий. Дьюи приказал держаться на этой дистанции и обратился к капитану своего корабля: «Гридли! Открывайте огонь, когда будете готовы!» «Олимпия» отошла чуть в сторону, чтобы дать возможность стрелять и «Балтимору», идущему позади. Носовые орудия посылали в противника один 8-дюймовый снаряд за другим. Испанцы молчали, лишь маневрировали, пытаясь уклониться от обстрела.

Наблюдатель закричал, что видит впереди большой корабль. Дьюи сам полез посмотреть на марс. По проливу встречным курсом шел старый броненосец, с двумя боковыми двухорудийными башнями крупного калибра, практически без средней артиллерии — что-то вроде большого монитора. На мачте — желтый флаг с какой-то черной закорючкой. Что здесь делают китайцы? Для американского адмирала китайцы и военный флот казались понятиями абсолютно противоположными. Было забавно слышать, что у этих цветных в кофтах и с длинными косами, работающими в Сан-Франциско грузчиками или содержащими прачечные, есть, оказывается, даже собственные корабли, включая броненосцы. Три года назад флот китайцев победил очень похожих на них японцев, а потом умудрился свести в ничью случайную стычку с русской эскадрой. Хотя эти дикие русские, кажется, сами умудрились перетопить, сталкиваясь, собственные крейсера… Но когда этот китаец всё-таки собирается убираться с дороги?

«Регина Кристина» и «Кастилия» поравнялись с китайским кораблем. Несколько направленных в испанцев снарядов легли рядом с броненосцем. Дьюи собрался уже дать приказ на время прекратить огонь, чтобы ненароком не задеть некстати подвернувшегося нейтрала. И вдруг у того на носовой башенке вспухло облачко выстрела. Фонтан от падения 6-дюймового снаряда лег между «Олимпией» и «Балтимором». Первый выстрел был не предупредительный, а пристрелочный. Следом заговорил главный калибр броненосца — четыре 12-дюймовых орудия.


Броненосец «Чин-юань»

Адмирал Тинг Жу Чан устало посасывал давно потухшую трубку. Сегодня должно было случиться то, во что он сам еще недавно не мог поверить. Сколько усилий потребовалось на то, чтобы убедить канцлера Ли Хун Чжана в целесообразности дальнего морского похода. И это в то самое время, когда Поднебесная империя стояла перед реальной угрозой новой войны. В конце прошлого года (1897 по христианскому летоисчислению) немецкая эскадра появилась в бухте Киа-Цжоу в Шаньдуне, использовав как предлог убийство там двух своих миссионеров. В начале нынешнего года русские и англичане вырывали из рук друг у друга Люйшунь на Ляодуне.

Да, после того, как Тинг подрался в Цусимском проливе с адмиралом Макаровым, Ли Хун Чжан обещал царю Николаю для русской эскадры зимнюю стоянку в Люйшуне. Но теперь русские хотели получить порт в свое полное распоряжение. И в этот момент, вместо того чтобы заниматься реорганизацией военно-морских сил, главнокомандующий китайским флотом адмирал Тинг, оказывается, хочет вести эскадру на Филиппины!

Еще трудней оказалось объяснить свой замысел испанцам, подозрительно относившимся к появлению любого иностранного корабля в своих владениях. Однако когда разразилась война, Испания готова была принять помощь от кого угодно. Даже вовсе нежданную — от Китая. Как ни странно, не потребовало лишних объяснений то, откуда Тинг так хорошо и точно знает, что и когда предпримет американский адмирал. Европейцы не были готовы видеть в китайце флотоводца, зато охотно представляли его причастным к тайнам загадочной восточной магии. К тому же терять испанцам на Филиппинах всё равно было нечего.

Риск, однако, был большим. Не ясно, насколько уже произошедшие изменения в этом альтернативном мире затронули напрямую не связанные с ними события? Будет ли адмирал Дьюи прорываться в Манильскую бухту именно в ночь на 1 мая и именно проливом между Кабальо и Эль-Фрайо, ближе к последнему? Но соблазн использовать эту возможность был слишком велик.

У Тинга оказалось слишком мало времени. Он прибыл в Манилу лишь за несколько дней до появления там американцев, Дьюи не должен был успеть получить предупреждение от своих агентов. У китайцев оказалось недостаточно собственных мин, чтобы плотно перекрыть весь пролив. Испанские были вовсе негодные. Слишком мало удалось собрать пушек для береговой батареи; хорошо еще, что нашлось несколько опытных наводчиков, да еще осветительные ракеты вместо отсутствовавшего прожектора. Нельзя было слишком много ожидать и от единственного приведенного с собой миноносца.

Тинг понимал, что, скорее всего, Дьюи удастся прорваться в Манильскую бухту. А значит, предстоял эскадренный бой, исход которого представлялся неопределенным. У испанцев, по существу, здесь не было ни одного боеспособного корабля. Значит, рассчитывать приходилось только на самого себя. Тинг не мог забрать с собой современные корабли, составлявшие главную, Бэйянскую, эскадру китайского флота. Вместе со старым броненосцем «Чин-Юань» на Филиппины пришла лишь пара больших канонерок, которые в Китае хвастливо называли «крейсерами». А ведь им предстояло встретиться с настоящими мощными крейсерами американцев.

При этом Тинг вовсе не хотел втягивать Китай в большую войну с Северо-Американскими Штатами. Речь шла только о единичном сражении. Теперь такие вовсе не обязательно перерастали в полномасштабные военные действия. Прецедентом стала морская битва в Цусимском проливе три года назад, когда китайские и русские адмиралы решили помериться силой, не дожидаясь указаний из своих столиц. Теперь в случае международных затруднений полководцы предпочитали действовать, не оглядываясь на дипломатов. Обнаружив в Фашоде на верхнем Ниле французский отряд, английский корпус Китченера разгромил соперника, не вступая в переговоры. Стоило немецким кораблям появиться по соседству с Трансваалем, английский флот устроил им побоище в бухте Делагоа. При этом отношения Англии с Францией и Германией едва ли стали хуже обычного.

Перед приходом американцев Тинг вывел «Чин-Юань» в залив Субик, а утром 1 мая повел броненосец мимо Коррехидора обратно в Манильскую бухту. Испанские крейсера должны были выманить американцев прямо не него, чтобы первые выстрелы сделали комендоры Дьюи. Ну, а потом, когда будут выяснять обстоятельства дела, он, Тинг, скажет, что вынужден был обороняться, оказавшись по недоразумению в чужой разборке.

Всё произошло, как и было задумано. Два испанских крейсера прошли совсем близко от китайского броненосца, так что под американским обстрелом оказались все три корабля. Тинг поприветствовал улыбкой вставший по левому борту пенный столб и дал приказ открыть ответный огонь. Первой ударила 6-дюймовое орудие малой носовой башни «Чин-Юаня». Затем в сторону американцев поочередно разрядили четыре короткоствольных 12-дюймовки башни главного калибра. Одновременный залп из этих установленных почти по центру корабля тяжелых орудий мог бы повредить надстройкам, не говоря уже о людях. Находиться во время боя на расположенном над башнями мостике было просто невозможно. Тинг с офицерами поспешил спуститься в бронированную рубку.

«Олимпия» и «Балтимор» ответили на обстрел интенсивным огнем из носовых 8-дюймовок, но первые минуты боя их снаряды ложились с перелетами. Похоже, что по испанцам американские комендоры стреляли с установленной дистанцией, и не могли сразу перестроиться для обстрела идущего на сближение броненосца. Впрочем, американцы быстро исправили свое упущение. Как и у японцев, американские снаряды при взрыве разлетались на множество осколков, хотя нередко попадание не приводило к взрыву. Пока крейсера вели огонь только из носовых орудий, и не могли воспользоваться своим преимуществом в средней артиллерии. Тем не менее, вражеские снаряды падали на броненосец каждые несколько секунд. Осколки пробили броневой колпак носовой башенки. После взрыва боекомплекта там возник пожар. Наверх были высланы пожарные команды, мужественно вступившие в борьбу с огнем. Китайцы не могли похвастаться скорострельностью своих устаревших орудий, но их редкие выстрелы почти всегда ложились в цель.

Американцы начали разворот. Теперь их можно было рассмотреть во всей красе — элегантную, с высокими отогнутыми трубами «Олимпию» и угрюмый, почти лишенный надстроек «Балтимор». Вдоль темных силуэтов вражеских крейсеров пробежали огоньки бортового залпа. На «Чин-Юань» обрушился настоящий шквал огня. Броненосец заволокло дымом разрывов, осколки с визгом сметали оказавшихся на пути людей, дырявили палубу и мостик. Вниз рухнули вниз горящие обломки фок-мачты, упала тяга в изрешеченных осколками дымовых трубах. Доложили о поступающей в трюм воде, похоже, что в небронированной носовой части появились пробоины, через которые захлестывали волны. Кроме редких выстрелов из долго перезаряжаемых 12-дюймовок «Чин-Юань» мог отвечать только из двух бортовых 6-дюймовых орудий, снятых с потопленной японской «Нанивы». Зато когда башни главного калибра изготовлялись к выстрелу, то снаряд несся к американскому крейсеру точно чудовищный молот. Вот один прошел через «Балтимор» насквозь, другой, отрекошетив от воды и вращаясь волчком, разом снес на «Олимпии» задний мостик, погнул мачту…


Крейсер «Кастилия»

В горячке боя Тинг как-то забыл об испанцах. Накануне, обсуждая план операции, он предложил адмиралу Патрицио Монтехо держаться в сражении позади, укрываясь за корпусом китайского броненосца, как делали это в войне с Японией китайские крейсера. Однако горячих испанцев оказалось не удержать. Совершив разворот за кормой «Чин-Юаня», флагманский корабль адмирала Монтехо «Рейина Кристина» и сопровождающая ее «Кастилия» вновь ринулись в гущу схватки, с трудом обойдя не самый быстроходный броненосец. Тинг подсказал испанским командирам, как целесообразно защищать их безбронные корабли — установить брустверы из мешков с песком или углем, постоянно поливать водой палубу и деревянные надстройки. Но это была бы слабая защита, ну а то, как спасти от огненного дождя осколков деревянную «Кастилию», вообще не приходило в голову.

Сначала испанцам повезло, всё внимание команд американских крейсеров было сосредоточено на огневой дуэли с китайским броненосцем. Проскользнув в клубах дыма, стелящегося за «Чин-Юанем», испанские корабли подошли к кораблям Дьюи с фланга, поставив совершавший циркуляцию «Балтимор» под продольный огонь. Грациозные королевские крейсера, украшенные высокими мачтами, ударили бортовым залпом из десяти средних орудий. Их приземистый противник получил сразу несколько попаданий в корму. Крейсер окутался темным облаком разрывов, вверх взметнулся пламенный столб от сдетонировавших снарядов. Но самое главное — испанцам повезло повредить «Балтимору» рулевое управление. Американцы попытались управлять машинами, но при заклиненном руле это привело к тому, что крейсер встал на мели, буравя винтами взбаламученный ил.


Крейсер «Балтимор»

«Рейина Кристина» и «Кастилия» продолжали обстрел «Балтимора», который отвечал на их дружный огонь только из одного кормового орудия. Но скоро после первоначального успеха адмиралу Монтехо суждено было испытать всю тяжесть ответного удара. Флагман Дьюи «Олимпия» развернулся и перенес огонь с защищенного толстой броней «Чин-Юаня» на легкие испанские крейсера. Похожая на старинный галеон «Кастилия» сразу же загорелась под градом разрывных снарядов. Испанские матросы, спасавшиеся от охватившего палубу огня на мачтах, стали прыгать с дымящихся рей в воду. Через короткое время пылавший корабль потряс внутренний взрыв, на поверхности остался только развороченный, дымящийся корпус.

«Олимпия» теперь гвоздила «Рейину Кристину». На баке испанца разорвался 8-дюймовый снаряд. Только брустверы из мешков с песком спасли расчеты четырех орудий. Осколки долетели до самого мостика, где были ранены почти все офицеры. Следующий снаряд, пройдя в корпус, разворотил кают-компанию; пожар рядом со снарядным погребом потребовал его немедленного затопления. Однако огонь наверху продолжал распространяться. Осколок сбил гафель бизань-мачты, испанский флаг полетел вниз. Раненный в ногу адмирал Монтехо приказал немедленно поднять флаг обратно. Осенённая красно-желтым полотнищем, охваченная пожаром «Рейина Кристина» шла с сильным креном к берегу.


Гибель «Рейины Кристины»

Вмешательство Тинга не дало американцам добить уползающий к берегу испанский флагман. «Чин-Юань» вклинился между «Олимпией» и неподвижным «Балтимором». Дьюи никак не хотел оставлять своего поврежденного товарища, маневрируя и ведя огонь прямой наводкой. Сильно осевший кормой в воду «Балтимор» пытался отстреливаться из уцелевших орудий. На броненосце поспешно перезаряжали левую башню. Тяжелые орудия ударили практически в упор, снеся мостик, рубки и переднюю трубу. На их месте теперь дымилось развороченное месиво конструкций.

Проходя мимо разбитого крейсера, «Чин-Юань» выпустил в него торпеду из бортового аппарата. Скользнув под водой, самоходный снаряд исчез под бортом обреченного корабля. Оглушительный взрыв вознес в небо тучу обломков, осыпавших палубу броненосца. «Балтимор» переломился пополам. Его кормовая часть быстро затонула; носовая, на которой сгрудились остатки экипажа, осталось стоять на мели. Видя гибель «Балтимора», флагман Дьюи набрал ход и стал уходить к Маниле. Как только «Олимпия» скрылась за дымной пеленой, китайский броненосец, замедлив ход, встал у берега. Бой с современными крейсерами стоила старому кораблю слишком дорого. Команда бросилась бороться с возможным затоплением.


Крейсер «Рэйли»

Оставленные Дьюи в Манильской бухте корабли не стали дожидаться возвращения своего адмирала. Предложив вспомогательным судам держаться подальше от сражения, крейсера «Рейли» и «Бостон» вместе с канонеркой «Конкорд» двинулись в сторону разводившей пары испанской флотилии. Противник не казался им слишком серьезным. После ухода «Рейины Кристины» и «Кастилии» у испанцев осталось лишь четыре небольших крейсера, значительно уступавших по тоннажу даже американской канонерке. Вооружение каждого испанского кораблика состояло из четырех 4,7-дюймовых орудий. Два крейсерка-систершипа — «Исла де Куба» и «Исла де Лусон» — имели хотя бы неплохой ход и даже кое-какую броневую защиту, у двух других, более старых «Дона Антонио де Улоа» и «Дона Хуана де Аустриа», не было и того. Пятым испанским судном была крошечная канонерка «Маркиз де Дуэро». Против 19 испанских пушек среднего калибра у американцев было 11 орудий на «Рэйли», 8 на «Бостоне» и 6 на «Конкорде».


Крейсер «Исла Де Куба»

Внезапно со стороны Манилы, из-за стоявших на рейде гражданских пароходов и парусников, показалось два небольших, низкосидящих военных корабля. Сигнальщик на марсе «Рэйли» разобрал передаваемое с них сообщение. От имени какого-то китайского адмирала американцам предлагалось воздержаться от боевых действий ввиду присутствия в международном порту Манилы коммерческих судов разных наций. Капитан Миллер громогласно зачитал это сообщение с мостика «Рэйли». Команда ответила общим хохотом. Слова о китайском адмирале звучали как настоящий анекдот. Тем не менее, Миллер попросил принести на мостик морской справочник. Идущие встречным курсом корабли были распознаны как малые броненосные крейсера китайского императорского флота — «Пин-Юань» и «Цзи-Юань». Подумав, американский капитан велел передать сообщение, что просит извинение за беспокойство и предлагает нейтралам для их безопасности покинуть гавань.

Ответом был снаряд, взбивший фонтан впереди «Рэйли». Китайцы почти достали его из дальнобойного тяжелого орудия. Капитан Миллер дал полный ход, чтобы быстрее сократить дистанцию. Из крупного калибра на «Рэйли» было лишь одно 8-дюймовое носовое орудие против трех тяжелых у китайцев: 10-дюймовое у «Пина» и два 8-дюймовых у «Цзи». Зато в средней артиллерии полное превосходство будет у «Рэйли» — десять 5-дюймовых пушек против трех китайских 6-дюймовок. Он, Миллер, справится с наглыми косоглазыми один, даже без отставших из-за тихого хода «Бостона» и «Конкорда».


Крейсер «Цзи-юань»

«Бостон» тем временем уже стрелял по шедшим параллельным курсом испанцам. На такой дистанции огонь могли вести лишь тяжелые 8-дюймовые орудия. На устаревшем американском крейсере их было два — в диагонально расположенных носовом и кормовом барбетах, придававших кораблю довольно кособокий вид. Но огонь всего из двух орудий показался американцам недостаточным. Предоставив удалившемуся вперед «Рэйли» драться с новым противником, «Бостон» и «Конкорд» пошли на сближение с испанской флотилией, чтобы задействовать свои 6-дюймовки.

Скоро между кораблями разгорелась перестрелка. Испанские канониры, хотя и сталкивались с разбойничьими лодками мавров и малайцев, не имели должной подготовки и стреляли с частыми промахами. Огонь американцев, впрочем, тоже был не очень умелым; расчеты просто стремились выпустить как можно больше снарядов по заранее определенной дистанции. Испанцам часто удавалось сбивать прицел, маневрируя под обстрелом. Огневой бой показался американцам не таким легким, как ожидалось. С уходом «Рэйли», «Бостон» и «Конкорд» лишились своего огневого преимущества. Против девяти орудий их общего бортового залпа у испанцев было четырнадцать. К тому же американцы вели огонь по всем пяти испанским кораблям (даже по сильно отставшему «Маркизу де Дуэро»), тогда как испанцы сосредоточенно били по «Бостону», чьи высокие архаичные надстройки будто притягивали вражеские снаряды.

Ранее уже сильно поврежденный в ночном сражении с береговой батареей «Бостон» вздрагивал от всё новых попаданий. Испанский снаряд ударил в малокалиберное орудие на верхней палубе и вызвал там пожар. Горящие обломки летели на задний барбет. Орудие главного калибра было выведено из строя, возникла угроза взрыва боекомплекта. На помощь избиваемому крейсеру поспешила канонерка «Конкорд», которой ранее тоже сильно досталось от береговых орудий.


Канонерка «Конкорд»

«Конкорд» ринулся наперерез испанскому строю. Удачное попадание разбило на «Антонио де Улоа» машину. Сквозь облака пара было видно, как команда пытается ставить паруса. «Конкорд» развернулся, чтобы добить поврежденного испанца, но тут подоспела старая канонерка «Маркиз де Дуэро». Выстрел его древнего дульнозарядного орудия заволок море облаком пороховой гари. У «Конкорда» снесло мостик, корабль потерял управление. Это позволило тихоходному «Маркизу» настичь втрое превосходящую его американскую канонерку. Времени перезаряжать орудие у испанцев уже не было, и их капитан повел свое суденышко на таран. Со страшным треском длинный форштевень «Маркиза» вонзился в высокий борт американского корабля. От столкновения на обеих канонерках рухнули мачты, а на испанце — еще и длинная тонкая труба. Сцепившие корабли окутали клубы дыма. Оба быстро погружались в воду; у «Конкорда» был пробит борт, у «Маркиза де Дуэро» снесена вся носовая оконечность. Команды покидали погибающие корабли, усаживаясь в шлюпки. Испанцы погребли к берегу, американцы — в сторону своих пароходов.


Канонерка «Маркиз Де Дуэро»

Чуть в стороне заканчивалось сражение «Рэйли» с двумя китайскими броненосными канонерками. Редкие выстрелы их крупнокалиберных орудий не наносили американскому крейсеру видимого вреда. Стройный «Рэйли» кружил вокруг низких тихоходных китайцев, стараясь держаться за пределами углов обстрела носовых башен. На броне «Пин-» и «Цзи»-Юань» густо рвались 5-дюймовые снаряды. Осколки секли установленные на палубах брустверы из мешков с песком, в исковерканных надстройках были замечены отблески пожаров. Посчитав, что с косоглазых уже хватит, капитан Миллер поспешил на выручку «Бостону», который в одиночку дрался против трех малых испанских крейсеров. Впрочем, сильно поврежденный «Хуан де Аустриа» уже вышел из боя, двинулся к берегу, но, не дойдя, затонул. Над водой остались торчать две стройные мачты, за верхушки которых цеплялись матросы. Однако сильно поврежденные бронепалубные «Куба» и «Лусон» всё еще вели огонь, им удалось поразить «Бостон» в носовой барбет, выведя из строя последнее 8-дюймовое орудие. С испанской флотилией пора было кончать! Крейсер «Рэйли», набирая ход, устремился к месту схватки.


«Олимпия» в бою

Джордж Дьюи потерял фуражку, залитый во время боя водяными брызгами белый адмиральский мундир высыхал на плечах от сильной дневной жары… Гордая «Олимпия» вышла из схватки, оставив китайский броненосец позади. С китайцами будем разбираться потом, они еще дорого заплатят за гибель «Балтимора»! Сейчас важно довести до конца уничтожение испанской эскадры. Над гладью Манильской бухты гремела канонада. Сражение шло без всякого порядка вблизи самой Манилы. «Рэлей» и «Бостон» наседали на отступающие к гавани два маленьких испанских крейсера, а позади к ним приближалась пара других — под ставшими ненавистными китайскими флагами. На них-то и обрушились удары «Олимпии».

Ведя беглый огонь из башенных 8-дюймовых орудий и 6-дюймовок передних казематов, огромный американский крейсер быстро настигал тихоходных китайцев, которые могли отстреливаться только из двух кормовых 6-дюймовок. «Пин-» и «Цзи-Юани» отвернули в сторону берега, заволакиваясь дымом пожаров. «Олимпия» прошла мимо, угостив желтокожих по пути полным бортовым залпом, а затем, на прощание, — из задней башни главного калибра. Китайцы больше не отвечали. «Рэйли» и «Бостон» приветствовали сигналами своего флагмана. Дьюи сообщил о печальной судьбе «Балтимора», узнал в ответ о героической гибели «Конкорда». Итак, он потерял уже три корабля! Но перед ним лежит Манила. Воссоединившаяся, хоть и в неполном уже составе, эскадра грозно нависла над колониальной столицей. Дьюи приказал передать испанскому губернатору требование о сдаче укреплений и оставшихся кораблей. Настала пора платить по счетам!

Но этот день еще не исчерпал своих сюрпризов… На горизонте показалось дымное облако идущих кильватерным строем кораблей. Кого еще несет в Манильскую бухту? Немцы! В бинокли уже можно было распознать два больших и малый крейсер германской Восточно-Азиатской эскадры. Ну что же, если дойчи хотят стать свидетелями победы американского оружия… Дьюи отдал команду начать обстрел Манилы. Надо было спешить, пока не подошел китайский броненосец со своими непредсказуемыми намерениями.

Сотрясая воздух залпами орудий, «Олимпия», «Рэйли» и «Бостон» прошли вдоль города, сделали разворот и вновь прошли мимо, уже на более близкой дистанции, посылая безответные пока снаряды в сторону низких земляных бастионов Манилы. Батареи и стоявшие у самого берега два оставшихся испанских корабля не отвечали на огонь. Американская эскадра снова совершила разворот и пошла в очередной галс. Внезапно откуда-то со дна раздался страшный грохот, море между «Рэйли» и замыкающим «Бостоном» вдруг вспучилось и оттуда вырос лес сверкающих грязно-зеленой пеной фонтанов.


Крейсер «Бостон»

Минная банка! Испанцы подорвали по проводам минную банку! Будто они знали, где Дьюи станет маневрировать! К счастью, мины сработали с опозданием… Нет, злополучный «Бостон», всех ближе находившийся к подводному взрыву, опять получил повреждения. От сотрясения на нем остановилась машина. Для испанцев подрыв стал сигналом открыть огонь. С береговых батарей заговорили мощные 10-дюймовки, заранее пристрелянные к месту, где была выставлена банки. «Бостон» оказался под плотным обстрелом. Несколько попаданий под борт заставили его сильно накрениться… Казалось, сейчас корабль начнет опрокидываться, но затем крейсер выпрямился, лишь еще сильнее осев в воду. Прикрывая поврежденного товарища, «Олимпия» и «Рэйли» вели бешеный огонь по береговым укреплениям, по городским постройкам, по сгрудившимся у набережных судам. Вид прекрасной Манилы окутали черные дымы разрывов и разгоравшихся пожаров.

Неожиданно Дьюи заметил, что приблизившийся впереди больших кораблей немецкой эскадры маленький «Корморан» передает сигналами послание от адмирала Отто фон Диттерикса. Американцам предлагалось немедленно остановить варварское разрушение мирного города и покинуть Манильскую бухту. Так, и этим неймется! Ну что же, пусть пока «Бостон» чинит машину и ставит пластыри. «Олимпии» и «Рэйли» хватит, чтобы показать немецким сосисочникам, что не надо встревать в чужие разборки.

Не считая ничтожного «Корморана», у фон Диттерикса имелось два новых бронепалубных крейсера. «Кайзеина Августа» была примерно равна по тоннажу «Олимпии» и не уступала ей в скорости хода. Правда, основное вооружение немецкого флагмана состояло лишь из двенадцати 6-дюймовок; тяжелые орудия отсутствовали, зато были скорострельные 3,5-дюймовки. Второй крейсер, «Ирена», был примерно равен погибшему «Балтимору», однако и этот имел лишь орудия среднего калибра, целых четырнадцать 6-дюймовок. Значит, бой следует вести огонь на дальней дистанции. Возможно, несколько 8-дюймовых снарядов образумят фон Диттерикса.

Американские крейсера пошли, набирая ход, прочь от Манилы. Сзади плелся кое-как наладивший машину «Бостон». Развернув в сторону немецкой эскадры обе башни, «Олимпия» открыла огонь. Команда валилась с ног от усталости, но была полны решимости сразиться с третьим уже за этот день врагом. Американцам ответили китайские недобитки, вставшие рядом с немецкими крейсерами. Три их тяжелых орудия вступили в перестрелку с пятью 8-дюймовками «Олимпии» и «Рэйли». Так дело не пойдет! Дьюи передал на «Рэйли» приказ идти на сближение, пора переходить к огневой дуэли на среднем калибре.

«Рэйли» просигналил в ответ что-то непонятное. Вернее, Дьюи просто отказывался это понимать! Как это, заканчиваются снаряды? Адмирал склонил голову, чтобы никто не видел выступивших на глазах слёз. День его главной победы, который он ждал шестьдесят лет, обернулся поражением… Он не смог добиться успеха, врагов оказалось слишком много. По низким вытянутым силуэтам германских крейсеров пробежали огоньки выстрелов. Залп лег с немецкой аккуратностью, четкой линией, хотя и с недолетом.

— Команде отбой, пить чай! — крикнул Дьюи.

Внизу заволновались, заворчали недовольно.

— К дьяволу чай, сэр! Надерем им задницу!

— На сегодня уже достаточно трупов! — проворчал адмирал, направляясь в свою каюту. Пусть Гридли уводит эскадру из проклятой Манильской бухты.

«Олимпия» и «Рэйли» прошли мимо немецкой эскадры, прикрывая ковылявший малым ходом «Бостон». Под конец израненный крейсер был просто-напросто взят на буксир угольщиком «Наншан». Их не пытались остановить, только какое-то уцелевшее орудие на Эль-Фрайо осмелилось дать последний выстрел, а, может, прощальный салют.


Крейсер «Кайзерин Августа»

Разумеется, Джордж Дьюи не был бы самим собой, если бы отказался от реванша. Потеряв в сражении половину эскадры, он привел свои поврежденные корабли в Гонконг, откуда отправил в Вашингтон телеграмму с требованием вернуть обратно в Тихий океан посланный в Вест-Индию вокруг Южной Америки новейший броненосец «Орегон». Увы, через несколько дней пришло сообщение, что у Барбадоса «Орегон» внезапно атаковали броненосные крейсера испанской эскадры адмирала Серверы; получив повреждения броненосец вынужден был интернироваться в Бриджтауне. Тем не менее из Сан-Франциско в сторону Филиппин уже шли два океанских монитора — «Монтерей» и «Монаднок».

Англичане, вопреки первоначально объявленному строгому нейтралитету, поставили поврежденные американские корабли в Гонконге на срочный ремонт. Ввести в строй искалеченный «Бостон» оказалось невозможно, но «Олимпия» и «Рэйли» скоро были полностью готовы к бою. Обстреляв нескольких китайских портов, Дьюи отправился на Гуам, где соединился с небольшим бронепалубным крейсером «Чарльстон» (два 8-дюймовых и шесть 6-дюймовых орудий), конвоировавшим транспорты с морской пехотой.

В Маниле хозяином положения считал себя Отто фон Диттерикс, заявивший, что Германия намерена взять Филиппины под свое покровительство. Испанцы едва ли были на это согласны, но предпочитали пока что помалкивать, чтобы не потерять сильного союзника. Главные надежды они возлагали на адмирала Мануэля де Камара, идущего из Испании на Дальний Восток с мощной эскадрой. Пока же испанцы пытались восстановить свои уцелевшие после битвы в Манильской бухте суда. Флагманская «Рейина Кристина» была уже на плаву, хотя и не на ходу.

По доходившим на Филиппины сведениям, испано-американская война затягивалась. Мадрид всё же прислушался к доводам Тинга, уже дважды доказавшим свою правоту, предсказав появление Дьюи на Филиппинах и броненосца «Орегон» у Барбадоса. Эскадра броненосных крейсеров адмирала Серверы не была послана в безнадежный поход к Сантьяго, а трепала американцам нервы рейдами в Северной Атлантике. Все попытки американцев высадить десанты на Кубе успешно отражались. САСШ отозвали посла из Берлина, однако идея объявить Германии войну не нашла понимания в конгрессе. В Калифорнии произошли китайские погромы, толпа линчевала китайского консула в Сан-Франциско.

Адмирал Тинг ремонтировал свои корабли в Субиквэе, выделенном ему под пункт базирования флотилии. Испанцы и немцы искренне недоумевали — что китайцы здесь еще делают? Конечно, адмирал Монтехо был признателен Тингу за спасение Филиппин и репутации своей эскадры (все четыре или даже пять потопленных американских кораблей испанцы приписали себе). Адмирал фон Диттерикс лично поблагодарил китайского коллегу за совет прибыть в Манильскую бухту именно 1 мая. Рейх не забывает таких услуг!

Однако же Тинг сделал свое дело, почему он всё еще здесь? Тинг Жу Чан и сам рвался в Китай, там намечались судьбоносные события. В Пекине скончался могущественный регент Гунь Цин Ван. У попытавшегося проводить самостоятельную политику императора Гуан Сюя возникли серьезные проблемы с вдовствующей императрицей Цы Си, которая активно плела придворные заговоры. Влиятельных заговорщиков поддерживали не только дворцовые маньчжурские войска, но и некоторые части новой Бэйянской армии. Сам канцлер Ли Хун Чжан готов был встать на сторону противников молодого императора. Всё громче заявляло о себе тайное общество «Ихэтуань» — «Кулак во имя справедливости», грозящее всеобщим народным восстанием. Но Тинг оставался на Филиппинах, ожидая, когда ситуация здесь разрешится до конца.

Скоро немцы стали себя чувствовать в Маниле уже не так уверенно. Туда прибыла английская эскадра адмирала Фицджеральда, держащего флаг на броненосце «Барфлер». Хотя в английском флоте «Барфлер» считался броненосцем облегченного типа, по тоннажу он сильно превосходил «Чин-Юань», а по скорости и вооружению напоминал тяжелый крейсер — четыре 10-дюймовки в двух башнях и десять 5-дюймовых орудий. Броненосец сопровождали бронепалубные крейсера «Графтон» и «Эдгар». Каждый из них был несколько крупнее немецкой «Кайзерины Августы» и гораздо сильнее вооружен — двумя 10-дюймовыми и десятью 6-дюймовыми орудиями.

Немцы поспешили подтянуть подкрепление — казематные броненосцы «Кайзер» и «Дойчланд». Они были еще более старыми, чем даже «Чин-Юань», но совсем на него не походили — высокобортные бывшие парусники с бортовой артиллерией из восьми устаревших 11-дюймовых орудий и столько же современных 6-дюймовок. Старые броненосцы, которых сами немцы предпочитали называть броненосными крейсерами, сопровождали небольшие легкие крейсера «Аркона» и «Гефион». «Гефион» мог похвастаться разве что отличной скоростью хода, зато «Аркона» при небольших размерах несла сильное вооружение из десяти 6-дюймовых орудий.

Всё новые державы стремились заявить о своих интересах на Филиппинах. Следом за немцами и англичанами в Манильской бухте появились корабли русской Тихоокеанской эскадры. Адмирал Дубасов пришел с двумя новыми броненосцами — «Сисоем Великим» и «Наварином». При равных с английским «Барфлером» размерах, они были гораздо более тяжеловооруженными — по четыре 12-дюймовки в двух башнях, а также по восемь 6-дюймовых орудий в бортовых батареях… Броненосцы сопровождали новые броненосные крейсера «Рюрик» и «Россия», практически равного с броненосцами размера, с четырьмя 8-дюймовыми и шестнадцатью 6-дюймовыми орудиями каждый, а также уже знакомый Тингу по Цусимскому сражению пожилой «Владимир Мономах», по тоннажу вдвое меньше своих молодых товарищей, всего с пятью 6-дюймовыми и шестью 5-дюймовыми орудиями. Пожалуй, эскадра Дубасова оказалась здесь самой сильной. Французы прислали башенный броненосный крейсер «Брюи» с двумя 7,5-дюймовыми и шестью 5,5-дюймовыми орудиями. На Филиппинах появились даже японцы с двумя легкими крейсерами — старенькой «Идзуми» и однотипной «Сумой», каждая с двумя 6-дюймовками и шестью 5-дюймовками.

Наконец здесь вновь появился адмирал Дьюи, среди бела дня вернувшийся в переполненную боевыми кораблями Манильскую бухту. По американцам не прозвучало ни единого выстрела. Береговые батареи были давно сняты с боевого дежурства, чтобы не раздражать могучих гостей. Американские крейсера «Олимпия», «Рэйли» и «Чарльстон» навели орудия на горстку испанских кораблей. В ответ эскадра фон Диттерикса взяла под прицел корабли Дьюи. Англичане поспешили повернуть орудия на немцев. «Сысой Великий» и «Наварин» развернули башни в сторону «Барфлера». Японцы и китайцы тоже были готовы свести друг с другом старые счеты…

Посовещавшись, адмиралы приняли решение о недопущении вблизи Манилы любых военных действий как угрожающих международному судоходству. Дьюи, тем не менее, привели с собой транспорты с десантом. Высадившись чуть в отдалении, американцы соединились с местными повстанцами, которые поспешили провозгласить независимую Филиппинскую республику. Однако перспектива атаки малочисленных американских десантников и их филиппинских союзников беспокоили испанский гарнизон в Маниле гораздо меньше, чем мысль — что станет с их городом, если большие корабли рядом всё же начнут стрельбу?


Броненосец «Пелайо»

В августе в Манилу, наконец, прибыл адмирал Камара с броненосцем «Пелайо», броненосным крейсером «Карл V», тремя контрминоносцами и двумя вспомогательными крейсерами. Испанская эскадра с трудом нашла себе место, встав рядом со своими врагами — американцами. Совет адмиралов строго предупредил Камару и Дьюи о недопустимости боевых действий в акватории совместного пребывания эскадр. Устаревший «Пелайо» со слабой броней проигрывал в сравнении со стоявшими поблизости русскими и английским броненосцами. Сопоставимый по размерам с крупным современным крейсером флагман адмирала Камары был вооружен двумя 13- и двумя 11-дюймовыми орудиями.

Только что сошедший со стапелей «Карл V» выглядел достаточно внушительно, как и подобает новейшему быстроходному и сильно вооруженному броненосному крейсеру. Его главный калибр составляли два 11-дюймовых орудия. Казалось, что случись-таки, здесь между воюющими сторонами морское сражение, три американских бронепалубных крейсера будут обречены. Однако, Дьюи знал, что недоделки из-за спешной сдачи делают мощный по виду «Карла V» совершенно небоеспособным. Не боялся Дьюи и «Пелайо» с его устаревшим вооружением. Самыми опасными он считал испанские вспомогательные крейсера «Рапидо» и «Патриота» — купленные в Германии новые скоростные пассажирские лайнеры, каждый вооружен четырьмя орудиями среднего калибра. Страшно было представить, что они будут способны натворить на тихоокеанских трассах, действуя против американской торговли. Нельзя было исключать и то, что испанцы попытаются атаковать на переходе медленно ползущие к Филиппинам мониторы «Монтерей» и «Монаднок», чрезвычайно уязвимые при волнении в открытом море из-за слабого хода и предельно низкой осадки.

Чтобы обезопасить мониторы, Дьюи даже на время покинул со своими крейсерами Манильскую бухту. Через несколько дней американский адмирал вернулся обратно. Вслед за «Олимпией», «Рэйли» и «Чарльстоном» на буксирах грузовых пароходов шли оба монитора. «Монаднок» сам представлял из себя деревянный колесный пароход, предельно осевший под тяжестью бронированных башен — по два 8-дюймовых орудий каждая. «Монтерей» казался судном посерьезней, хотя и на нем две огромные башни смотрелись чрезмерными для его довольно скромных размеров — передняя с двумя 12-дюймовыми, задняя с двумя 10-дюймовыми пушками. Палуба «Монтерея» была почти вровень с водой. Мониторы встали на фланге американской эскадры, наведя тяжелые орудия на ответивший тем же флагман Камары.


Монитор «Монтеррей»


Война подходила к концу. На Кубе противостоящие друг другу испанские и американские войска несли потери в основном из-за антисанитарии и заразных болезней. Мощный флот Соединенных Штатов безуспешно обстреливал береговые укрепления Гаваны или гонялся за неуловимыми испанскими крейсерами в Атлантике. Международные посредники уговаривали Мадрид и Вашингтон уладить, наконец, дело миром.

Темную сентябрьскую ночь над Манилой озарила яркая вспышка. Потом до города докатился рокочущий гром страшного взрыва. В домах вылетали окна, казалось, что рядом проснулся вулкан или случилось землетрясение. Испуганные горожане выбегали на улицу, смотрели в сторону разгоравшегося над бухтой зарева. Неужели случилось то, чего они боялись больше всего, — флоты начали взаимное истребление, и скоро на город посыплются крупнокалиберные снаряды?

Эта война закончилась так же, как и начиналась — загадочным взрывом броненосца. Гибель «Мэйна» на рейде Гаваны стало поводом для объявления войны, уничтожение «Пелайо» в Маниле показалось американцем достаточным доводом считать себя отомщенными. Взрыв «Пелайо» оказался более разрушительным, чем произошедший за полгода до того на «Мэйне». Поднятая взлетевшим на воздух испанским флагманом волна обрушилась, как цунами, на скученные в Манильской бухте флотилии. Стоявшие напротив «Пелайо» мониторы «Монтерей» и «Монаднок» были совершенно неприспособлены к малейшему волнению Захлестнутые водой они немедленно пошли на дно. Таким образом, как испанская, так и американская эскадры разом лишились своих самых тяжелых кораблей.

Среди остальных наиболее пострадал германский «Кайзер», которого посадило на камни, так что вода пошла через пробоину в трюм. Другие корабли отделались менее серьезным ущербом, часть из них повредили себе обшивку, когда столкнулись, наваливаясь бортами друг на друга, некоторые оказались выброшенными на берег. Было потеряно много якорей. Забыв о прежней вражде, эскадры помогали друг другу приводить себя в порядок. Полностью исправить повреждения в слабооборудованной Маниле было, конечно, невозможно, поэтому адмиралы один за другим уводили потрепанные эскадры в родные порты. Исправленный телеграф принес весть о подписанном в Париже перемирии между Испанией и САСШ. Кубе и Пуэрто-Рико Испания давала независимость, которую должны были гарантировать великие европейские державы; Филиппины получали широкое самоуправление — также под международным контролем. Из всего завоеванного американцы удержали один Гуам, но громко прославляли себя как победителей.

Тинг наконец покидал Манилу. Он мог быть доволен. Пока великие державы мерились силами на Филиппинах, Китай мог спокойно решать свои проблемы. Остальным было не до него. Британия уже и не заикалась о Вейхавэее и Коулуне; в Циндао немцам предоставили полное право расширять порт, но он должен был остаться китайским. Что касается русских в Люйшуне, то там пришли к соглашению, что военно-морская база останется в совместном пользовании.

Но, помимо этих очевидных и сиюминутных выгод было и еще, нечто гораздо более важное. В измененном ходе истории Тинг не просто лишил адмирала Дьюи победы, он украл душу нарождавшейся американской империи. Дьюи не стал национальным героем, а его крейсер «Олимпия» никогда не превратится в мемориальный корабль, победный символ американской военной мощи. Бойкие газетчики в САСШ уже расклевали лидеров экспансионистов, требовавших перед войной захвата заморских территорий. Заместителя морского министра Тедди Рузвельта, пославшего адмиралу Дьюи приказ атаковать Манилу, теперь ни за что не выберут американским президентом. История XX века будет совсем другой…

 

Обновлено 16.02.2011 19:35
 

Комментарии  

 
0 #1 18.08.2011 03:53
Добавил эту статью на Форум МО РФ http://www.forum-mil.ru/
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru