Заказано убийство PDF Печать E-mail
Автор: И. Голощапов, А. Максимов   
18.04.2016 00:48

Фото из архива автора

Тенденция роста количества заказных убийств в Советском Союзе проявилась еще в 60-е годы. С 1989 года начался резкий рост числа этих преступлений, продолжающийся и по настоящее время. Особое внимание заказные убийства стали привлекать к себе потому, что объектами и организаторами (заказчиками) стали респектабельные и уважаемые люди, представители нарождающейся российской бизнес-элиты.

Заказное убийство превратилось сегодня в важный механизм регулирования экономических отношений. С его помощью стали решаться многие проблемы, возникающие между субъектами хозяйственной деятельности. Особое значение имеет то, что заказное убийство стало психологически приемлемым и технически доступным для многих участвующих в бизнесе людей.

Главные причины или мотивы заказных убийств лежат в области экономических отношений, где подобные преступления выступают как эффективный способ решения назревших проблем. Физическое устранение человека, занимающего ключевую роль в той иди иной коммерческой структуре, ведет, как правило, либо к распаду этой структуры, либо так ее ослабляет, что полностью выводит из игры.

Особые условия

Такое результативное «срабатывание» заказных убийств возможно не в любой стране, а лишь в определенных условиях, характерных для сегодняшней России.

Во-первых, это глубоко персонифицированный характер большинства российских коммерческих структур. Почти все АО, ООО. ТОО и т. д. создавались узкими группами лиц, где один или два человека изначально замыкали на себе решение всех принципиальных вопросов. Компаний западного типа с развитой многоуровневой иерархией, дающей большой запас прочности, в нашей стране до сих пор почти нет.

Во-вторых, смычка с государственными или властными структурами. За редким исключением, сверхдоходы в России имеют компании, сумевшие тем или иным образом пробиться «к государственной кормушке» (кредиты, льготы, экспортные и импортные лицензии, доступ к сырьевым ресурсам и т. п.). Как правило, подобные условия обеспечиваются за счет личных связей одного из руководителей компании в высших эшелонах органов власти. Устранение такого человека может сразу же лишить данную структуру всех или большинства преимуществ. Покровителей при этом обычно не трогают.

В-третьих, криминальный или полукриминальный характер схем коммерческой деятельности, распределения прибыли и т. п. многих российских компаний и фирм. Сделки осуществляются в тесном взаимодействии с представителями преступных сообществ и коррумпированным чиновничеством с другой. Естественно, что такого рода «экономические» отношения могут осуществляться лишь на негласной, во многом конспиративной основе, в них бывает посвящен лишь крайне узкий круг лиц. Ликвидация ключевой фигуры, посредника, связника способна в этих условиях безвозвратно нарушить функционирование всей цепочки. Этот фактор активно используется не только для устранения конкурентов, но, что не менее важно, для заметания следов, когда после завершения очередной операции, связанной с получением сверхдоходов теми или иными мошенническими методами, ее прямые и косвенные участники путем устранения ключевой фигуры, располагавшей всей информацией, делают невозможным проведение какого-либо расследования.

В-четвертых, ослабление регулирующей роли государства. В частности, речь идет о несовершенстве законодательства, отсутствии четкого, отлаженного механизма решения конфликтных ситуаций и фактическом переносе всей ответственности за поиски выхода из таких ситуаций на самих их участников. Характерным примером здесь может быть проблема невозврата долгов, когда в распоряжении пострадавшего лица просто нет нормальных, законных средств, позволяющих вернуть свои деньги и наказать мошенника.

Наряду с экономическими факторами сохраняются и «традиционные» мотивы совершения заказных убийств. Однако заказные убийства в ходе «разборок» между организованными преступными группировками в известном смысле также лежат в сфере экономических интересов, поскольку речь, как правило, идет не столько о мести, сколько о конкурентной борьбе, разделе сфер влияния или уже упомянутом устранении ключевых фигур с целью ослабления противника.

Отдельные заказные убийства имеют политическую подоплеку. Расчет здесь делается на широкий политический резонанс, который вызывает гибель человека, дискредитацию известного политического лица, государственной или коммерческой структуры, рекламируемой или реализуемой программы.

Заказные убийства как способ сведения личных счетов или на бытовой почве (завладение имуществом и т. п.) тоже достаточно распространены, однако не являются сегодня характерными или определяющими для данного вида преступлений в России.

Убийство не для всякого

Анализ объектов заказных убийств (не считая членов преступных группировок) свидетельствует о том, что среди них до недавнего времени практически не было крупных чиновников или лиц, облеченных властью. Проблемы устранения «ключевых фигур» эффективнее решались здесь с помощью государственно-бюрократических механизмов. Кроме того, убийство видного представителя органов власти, как правило, сопряжено с гораздо большим риском ответных репрессивных мер со стороны государства.

В числе жертв заказных убийств почти нет и по-настоящему крупных бизнесменов (руководителей крупнейших российских банков, концернов, корпораций), в большинстве своем являющихся выходцами из верхнего эшелона советской номенклатуры. Конфликты в самых верхних эшелонах предпринимателей носят масштабный характер и получают широкую огласку в СМИ, на каждой стороне выступает команда из нескольких равновеликих фигур, в силу чего споры по сути своей не могут решаться путем устранения конкретного физического лица.

Вот почему объектами заказных убийств становятся преимущественно коммерсанты из «среднего эшелона», не имеющие глубоких «номенклатурных» корней, так называемые «новые русские», криминальные авторитеты, ставшие респектабельными коммерсантами.

Жизнь — копейка

Важным моментом, определяющим целесообразность и приемлемость заказного убийства, является морально-психологическое состояние общества в целом и отдельного индивидуума в частности. Применительно к сегодняшней российской действительности это состояние является, если можно так выразиться, «максимально благоприятным».

Советская власть воспитала в обществе терпимое отношение к гибели отдельной личности. Для новой России характерной стала дальнейшая резкая девальвация ценности человеческой жизни. Рост количества преступлений, связанных с жизнью и здоровьем людей, все более частые случаи массового терроризма, многочисленные вооруженные конфликты на территории СНГ и в самой России (Чечня), широкое, подробное освещение этих вопросов в газетах, по радио и телевидению привели к серьезному понижению «порога чувствительности» в обществе. Трагическая гибель отдельного человека как случайная, так и в результате преступного замысла в большинстве случаев перестала восприниматься как явление исключительное.

Как следствие — для нормального бизнесмена, не говоря уже о лице с криминальным прошлым, использование заказного убийства для решения назревшей проблемы стало во многих случаях вполне приемлемым. Этому способствует и терпимое отношение окружающих к лицам с явно подмоченной репутацией. Если на Запале коммерсанты, заподозренные в подобных вещах, в большинстве случаев делаются изгоями, не допускаются в приличное общество, то в России новая элита спокойно принимает человека, несмотря на упорные слухи (включая публикации) о его причастности к тому или иному убийству.

Дело техники

Благоприятные «технические» условия для совершения подобных преступлений создаются и общей слабостью государства и правоохранительных органов. Собственно, во всем мире хорошо спланированные и организованные заказные убийства расследуются с большими трудностями. Для российских же органов безопасности и внутренних дел раскрытие таких преступлений является тем более невыполнимой задачей. По оценке ряда специалистов, в среднем раскрывается два из каждых десяти заказных убийств. По другим данным, в Москве раскрываемость умышленных убийств за последние пять лет снизилась вдвое. По данным Совета Безопасности при Президенте России, только в Москве в 1995 году было совершено 216 заказных убийств (в 1994 году — 181). Раскрыто только 10%. С августа 1995 года по февраль 1996 года только в московском регионе зарегистрировано 57 случаев заказных убийств бизнесменов и коммерсантов. 66 убийств преступных авторитетов, 31 заказное убийство по неустановленным мотивам (всего 134). Точной статистикой заказных убийств не располагает никто; данные, предоставляемые различными государственными органами, противоречивы и в целом не внушают доверия. В частности, по оценке некоторых экспертов, из более чем 18 тысяч убийств, совершенных в стране за второе полугодие 1995 года, три четверти могут быть отнесены к категории «заказных».

Само осуществление заказного убийства стало достаточно простым и легким делом. Появление в стране больших групп людей — безработных, деклассированных, озлобленных, в том числе бывших военных, сотрудников спецслужб, создает широкую кадровую базу для поиска профессионального подготовленного и психологически готового на подобный шаг человека. Не составляет проблемы и поиск необходимых технических средств — любого вида стрелкового оружия, взрывчатых веществ.

В последнее время в России появилась весьма квалифицированная прослойка киллеров. В мафиозных группировках были созданы команды боевиков. Существуют целые хорошо законспирированные организации, специализирующиеся на заказных убийствах. Удивляться особенно не приходится — спрос рождает предложение.

По популярности среди способов осуществления заказных убийств на первое место можно поставить взрывы. Еще недавно самым распространенным средством взрыва автомобилей являлись гранаты, располагавшиеся под днищем с таким расчетом, чтобы они взорвались вскоре после начала движения. Сейчас специалисты отмечают распространение взрывных устройств, выполненных на все более профессиональном уровне. Используются замаскированные мины-ловушки, реагирующие на прикосновение, перемещение, располагающиеся как в непосредственной близости от автомобиля, так и внутри него.

В домах взрывные устройства чаще всего устанавливаются на входной двери (мины-ловушки, осколочные гранаты). Отмечены случаи использования для передачи жертве замаскированных взрывных устройств несовершеннолетних посыльных. В офис взрывное устройство может быть доставлено посыльным или «оставлено» посетителем. Отмечены попытки забросить гранату в открытое окно офиса.

При осуществлении заказных убийств с применением огнестрельного оружия в ход идут снайперские винтовки с оптическим прицелом, автоматы, пистолеты различных систем, в том числе оснащенные глушителями.

Чаще всего убийства совершаются в местах, регулярно посещаемых жертвой — в районе дома, офиса, клуба, бани, гаража и т. п. Раньше для нападений наиболее предпочтительным считалось темное время суток: преступники используют факторы усталости в конце дня и притупления бдительности охраны. Однако в последнее время киллеры, не стесняясь, открывают стрельбу белым днем.

Стрельба ведется по сидящим в подъехавшем к дому автомобиле, по входящим в подъезд, у лифта и при выходе из него, на лестничной площадке, на лестнице. Часто предприниматели подвергаются нападениям на рутинных маршрутах движения.

Было совершено несколько убийств при помощи холодного оружия, чтобы, как полагают правоохранительные органы, замаскировать явно заказное убийство под бытовое хулиганство и тем самым запутать следствие.

Эксперты обращают внимание и на появление таких нестандартных способов нейтрализации как установка в помещении источника радиоктивного излучения, отравления с использованием веществ, трудно поддающихся обнаружению и т. д. и т. п.

Наконец, используется и имитация ДТП. Преступники, используя отсутствие постоянного контроля за автомобилем жертвы, приводят его узлы и механизмы в аварийное состояние (в основном, рулевое управление и тормозную систему), что приводит к их отказу в экстремальных ситуациях.

Пока безнадежно

По оценке большинства экспертов, сегодня нет никаких оснований ожидать спада волны заказных убийств. Некоторые специалисты обращают внимание на то. что всплески заказных убийств связаны с этапными моментами в развитии российской экономики, в частности, с фазами перераспределения собственности, когда ставки субъектов рынка особенно высоки.

В целом можно уверенно говорить о том, что только тогда, когда в стране сложится нормальное правовое государство, появятся четкие законы, регулирующие отношения собственности и механизмы их реализации, произойдет качественное укрепление правоохранительных органов, основу экономики составят здоровые, некоррумпированные коммерческие структуры, а в сфере влияния организованной преступности останутся лишь специфические направления бизнеса (как обычно, «индустрия порока» — наркотики, проституция, игорный бизнес, контрабанда), заказное убийство как способ решения экономических проблем станет исключением и займет свое традиционное место в числе других преступлений.

 
 

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru